Ключ. Часть 1

5 января 2016 - Лия

Эта история произошла в начале девяностых. Окончив институт, я по распределению оказался в одной загнивающей конторе. Точнее, загнивать она стала сразу после перестройки и на моих глазах догнивала. Помещения сдавались в аренду каким-то бандитским фирмам, оборудование распродавалось и разворовывалось, люди разбегались. Дело завершил пожар, возникший во время пьянки сотрудников одной из фирм-арендаторов. Руководство заплатило пожарникам, и виновниками были признаны настоящие сотрудники института. Это было для меня последней каплей, и я активно бросился искать работу.
     Но все было тщетно. Везде либо требовался "опыт работы", либо предлагали смешную зарплату, либо унизительную работу на побегушках. А я был молодым амбициозным парнем, два года женатым, и семье требовались деньги.
     И вот чудо свершилось — меня взяла на работу фирма, возглавляемая некоей Ириной Сергеевной Коростелевой.
     Ей было под пятьдесят. Выглядела характерно: прилизанные светлые волосы, собранные на затылке в пучок, очки, безупречный костюм. Красивой я бы ее не назвал, но, пожалуй, выше среднего уровня: простое гармоничное лицо без особых выдающихся черт, притягивающих или отталкивающих. Обычное миловидное лицо женщины среднего возраста, каких тысячи.
     Она никогда не улыбалась и уж тем более не смеялась. Разговаривала со всеми строгим учительским голосом. Несмотря на возраст, сохраняла великолепную фигуру, занимаясь спортом, а точнее — входящим в моду фитнесом.
     Коростелева возглавляла небольшую посредническую фирму и получала очень хорошие деньги. И, на мое счастье, именно в этот момент она "была с сожалением вынуждена", по ее словам, уволить единственного мужчину в фирме. Итак, моя кандидатура пришлась весьма кстати, хотя, как она жестко отметила, будь у нее побольше времени на поиск работника, она никогда бы не взяла на эту должность человека без малейшего опыта.
     Соответственно, мне пришлось отработать трехмесячный испытательный срок. Приходил я в девять утра, а уходил (точнее, уползал) в десять вечера. Работа была нервная, но оплачиваемая, даже для испытательного срока. Лишь по его истечении я начал примерно понимать, в чем именно состоят мои обязанности.
     Оформившись в фирме уже на полноценных основаниях, я подумал, что все сложилось вполне неплохо. Кроме меня и начальницы, в компании работали еще восемь женщин всех возрастов — от двадцати до пятидесяти. И, как единственный мужчина, я был окружен вниманием буквально с ног до головы. У меня был самый большой стол, самый быстрый компьютер, самое мягкое кресло. Но работать и мне, и им приходилось как неграм на плантации. Такова была политика Коростелевой: "Лучше один сотрудник, который работает и получает за троих, чем пятеро, работающие и получающие за себя".
     Итак, я был почти постоянно окружен женским обществом. Мужики, если вы попадали в такую ситуацию, вы меня поймете, а если нет… Скажу так — в этом есть и положительные и отрицательные стороны. Ведь все женщины стараются произвести впечатление на мужчину, очаровать его, заставить его обратить на нее внимание, да и просто — соблазнить. Вот и получалось, что, куда ни посмотри — мини-юбка, декольте, обтягивающая кофточка, накрашенные губы, завлекающий взгляд. Вы говорите, о лучшем нельзя и мечтать?! А теперь учтите, что удовлетворить это постоянное либидо нет никакой возможности! Почему? Хотя бы потому, что негде! Помещение фирмы — одна большая комната, где за соседними столами сидят те самые "восемь девок, один я". Вторая комната — кабинет начальницы, по совместительству — склад. Третья — что-то типа кухоньки с плиткой, электрочайником и микроволновкой. Здесь милые дамы кормили меня вкуснейшими блюдами и устраивали длинный обеденный перерыв. Кстати, специфика конторы состояла в том, что наибольшее количество заказов и, следовательно, работы, приходилось на утренние часы (с девяти до двенадцати) и на конец рабочего дня (с четырех до… упора). Так что в середине дня наступала, как ее у нас называли, сиеста. Не каждый день, разумеется, но где-то два раза в неделю удавалось не спеша покушать, попить кофейку и… послушать шуточки "на грани фола". Должен авторитетно заявить — женщины куда похабнее мужчин, просто они это тщательно скрывают.
     Короче говоря, чуть ли не весь день я пребывал в полувозбужденном состоянии. Повторяюсь — смелость нарядов сотрудниц, особенно летом, превосходила все нормы делового этикета, а поведение — все нормы приличия. Сама строгая и скромная в одежде Ирина Сергеевна, обычно требовательная и придирчивая, к вызывающим костюмам сотрудниц относилась безразлично. От ее внимания не могли также ускользнуть и попытки домогателств с их стороны в отношении меня, но ни разу ни словом, ни жестом, она на них не среагировала (позже я понял, почему).
     Спрашиваете, как к моему женскому коллективу относилась жена? Отлично! Она прекрасно знала, что на то, чтобы изменять ей, у меня нет ни времени, ни сил. Я приходил домой выжатый, как лимон, и без ужина заваливался спать. Зато по выходным мы занимались с ней диким, безудержным, неистовым сексом. Уикенд, когда мы кончали меньше чем по десять раз, мы считали бездарно пропавшим! Само собой, жена была в полном восторге! Ее эмоции были бы противоположными, если бы она знала, что, занимаясь с ней любовью и закрывая глаза, я представлял выпирающую из сорочки грудь Натальи Дмитриевны, упругую попку Татьяны Сергеевны или жадные губы Анны Григорьевны!
     Кстати, об Анне Григорьевне, об Аннушке. Я правда влюбился в нее и даже не стал отстраняться, когда, обсуждая со мной одну рабочую проблему, она положила ладонь мне на бедро. Такое бывало и с другими, и я очень мягко, с сожалеющей смущенной улыбкой, снимал руку со своей ноги и клал на ногу хозяйки. Это, кстати говоря, были самые невинные формы соблазнения со стороны моих сотрудниц. Некоторые, сидя рядом (а это приходилось делать часто) бесцеремонно засовывали мою руку прямо под свои юбки, иногда даже предусмотрительно не надевая трусиков. А Кристина Викторовна, дождавшись вечера, когда в конторе мы остались вдвоем, устроила мне самый настоящий стриптиз на столе, причем даже под музыку… Мне стоило больших усилий не поддаться!
     Так вот, на аннушкину ладонь я как бы не обратил никакого внимания. Мы продолжали разговаривать, вторая ее рука как ни в чем не бывало показывала то на монитор, то на листы на столе. Полежав там, первая рука двинулась выше. Потом стала расстегивать пуговицу за пуговицей…
     Была сиеста, сотрудницы щебетали за стенкой, две женщины были погружены в работу, время от времени кто-то проходил мимо, но видел лишь двух людей, обсуждающих служебные вопросы. Стол со стенкой надежно скрывал, что ласковая рука Аннушки вынула мой член, твердый, как скала, и начала медленно двигаться вдоль него.
     У меня кружилась голова. В комнате, где находилось еще два человека, посреди рабочего дня, меня дрочила одна из самых красивых девушек в конторе! Причем сама она не проявляла никаких чувств, разве слегка зарумянилась. Моя рука сползла со стола и легла ей на коленку, затем медленно двинулась вверх, под юбку, плотно прижимаясь к ее горячим ляжкам. Она слегка раздвинула ноги, ровно настолько, чтобы моя рука беспрепятственно могла отодвинуть ее трусики и — о чудо! — ощутить нежные волосики и жаркую жадную щелочку. Погладив набухшие губки, мои пальцы погрузились в горячую глубину и стали совершать там легкие аккуратные движения вперед-назад и в стороны.
     Тут уже она не смогла сдержаться и тихонько, сквозь зубы, застонала. Теперь я, еще не потерявший рассудок, понял, что дело зашло слишком далеко. А что дальше?
     Кончить прямо за рабочим столом, вылив сперму на пол?! Нет уж, увольте! И тут я вдруг вспомнил странный случай, произошедший около месяца назад.
     Ирина Сергеевна вызвала меня к себе и показала на дверь, ведущую в ее кабинет с лестничной площадки. Не видел, чтобы этой дверью кто-нибудь пользовался — все входили из большой комнаты.
      — Павел Валерьевич, — как всегда строго сказала она, — сделайте дубликат ключа и оставьте себе, а этот верните.
      — Зачем?
     Вместо ответа она сняла трубку телефона и стала набирать номер, показывая, что разговор окончен. Она всегда была по-деловому бесцеремонна в подобных случаях.
     Загадку запасного ключа, следовательно, должен был решать я сам. Время показало, что решил я ее блестяще. Но обо всем по порядку.
     Первым этапом решения загадки я посчитал наблюдение за кабинетом начальницы. И это наблюдение в течение недели привело к интересным результатам.
     Каждый день во время сиесты секретарша Ирины Сергеевны, Полина, услышав указания по селектору и взяв со стола какие-то бумаги, удалялась в кабинет начальницы. В этом не было бы ничего странного, если бы однажды, когда в конторе никто не разговаривал по телефону, я бы не услышал отчетливый звук… замка!
     Объясните мне, почему секретарша должна запирать дверь, собираясь получить ценные указания? Ведь в кабинет Ирины Сергеевны, которую все боялись как огня, никто бы не посмел войти без стука!
     Вторая странность — выходила она оттуда через сорок минут с погрешностью всего минут в десять. Да за это время можно рассказать план фронтовой операции! И почему это время было столь постоянно?

Похожие статьи:

Эротические рассказыОльга 15-ая часть. Вот теперь и сын в курсе.

Эротические рассказыОльга 14-ая часть. История на автобусной остановке.

Эротические рассказыСоскд Кирилл

Эротические рассказыВзгляд - из серии школьные зарисовки

Эротические рассказыОльга. 2-ая часть. День второй. Меня назначили быть ПРИЗОМ. Первый призёр – Володя.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 589 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!