Попал в кадр

23 мая 2014 - Asus

Гена переживал тяжёлые времена: работы не было, денег ни на что не хватало и будущее было туманно. А тут как раз позвонила ему одна бывшая знакомая (Наташа), с которой у него много лет назад был небольшой роман. Позвонила с предложением заработать. Какие-то её влиятельные подруги снимают эротический фильм и им нужен был претендент на роль главного героя. Наташа помнила что Гена неплохо сложен, имеет красивый член, да и вообще вменяемый парень. Почему-то она решила что он как раз и подойдёт на эту роль. И была очень кстати.

Уже на следующий день Гена сидел в офисе обсуждая нюансы. Его, конечно, волновало, как так ни актёрских навыков, ни опыта, а сразу в кино сниматься. Но, ему очень нужны были деньги и он просто жаждал заполучить эту работу.

В кабинете перед ним сидела женщина лет 45 делового вида. Ухоженная, в строгом деловом костюме и на высоком каблуке. Она почитала анкету, которую Гена предварительно заполнил и обратилась к нему на ты, что несколько смутило Геннадия, потому как он ожидал какого-то официоза

- Ну, по твоим анкетным данным понятно… Хочу предупредить о некоторых нюансах съёмки…

(Надо отметить, что на лице у этой женщины не было эмоций приветливости. Гене даже показалось что говорит она как-то надменно и свысока, но он не стал на этом зацикливаться)

- Снимаем мы откровенную порнографию, - продолжала женщина, - и поступил специфический заказ от очень влиятельного клиента. Фильм будет состоять из нескольких независимых эпизодов. Роль твоя будет нелёгкой, потому как фильм в стиле женского доминирования. Надеюсь ты хоть знаешь что это такое? -с сарказмом спросила она у Гены.

- Да, сам не сталкивался, но литературу читал, - робко ответил Гена. Эта женщина как-то изначально себя так поставила, что он чувствовал себя не в своей тарелке, хотя пользовался популярностью у женского пола и обычно не робел при общении с женщинами.

- Вот и славно. Роль тебе учить не нужно будет. Просто будешь делать то, что тебе говорят. Повторюсь: будет тяжеловато, но от этого ещё никто не умирал. Вот сумма твоего гонорара, -она написала на листке бумаги цифру и показала его Гене. – Но сначала мне нужно посмотреть твоё тело.

И видя недоумение в глазах парня она добавила:

- Ты же понимаешь что тебе в любом случае придётся раздеваться перед съёмочной группой, так что оставь свои стеснения и раздевайся.. Иначе у нас ничего не получится.

Сумма вознаграждения была очень внушительной, Гена даже не мог ожидать такого и, преодолев сильнейшее смущение, он начал медленно раздеваться, от волнения небрежно складывая свою одежду на стул. Делал он это всё под пристальным взглядом Вероники, от чего ему ещё сильней стало не по себе, а она как нарочно сверлила его взглядом, добавляя красок к стыду Геннадия.

Перед тем, как снять плавки, он слегка замешкался, но, увидев как эта строгая женщина удивлёно повела бровью, одним махом снял и их…

И вот стоит он полностью голый в центре офисной комнаты перед незнакомой женщиной, а она смотрит на него изучающее, как вроде бы выбирает себе новое платье в магазине.

- Что же, неплохо. А ну повернись, - бесцеремонно сказала она вместо того, чтобы обойти Геннадия сзади.

Удовлетворённая тылами молодого мужчины она выдала такую фразу, от которой у Гены подкосились ноги:

- Теперь мне надо увидеть его стоячим.

- Но каким образом? – ошарашено спросил Гена.

- Мне тебя что, надо учить как дрочат? Уверена ты прекрасно знаешь как это делается, - с раздражением в голосе сказала Вероника Васильевна. – Давай приступай, я и так на тебя много времени потратила, - строго добавила она.

Безвольно опустив голову, Гена взял свой член в руку и начал его ласкать под издевательским взглядом этой Стервы.

«Хорошо ещё что советов не даёт», - с некоторой злостью подумал Гена. Однако, от волнения и щепетильности ситуации член отказывался реагировать на какие-либо ласки. Заметив это, Вероника Васильевна спросила: -

- Раньше с эрекцией проблемы были?

- Разовые случаи, обычно без осечек, - пытался он оправдываться.

- Так, спишем на волнение. Я займусь своими делами, а ты продолжай над начатым. Немного освоишься и посмотрим твоё хозяйство.

С этими словами женщина села на своё место за рабочим столом и, не обращая никакого внимания на голого мужчину, занялась своими делами, листая какие-то бумаги, а Гена остался стоять голый в центре просторного и светлого кабинета, безнадёжно дёргая свой член…

В этот момент множество мыслей проносилось в его голове. Такого унижения и позора он ещё никогда не испытывал и даже уже начал сомневаться правильно ли он поступает. Но, с другой стороны сумма гонорара была настолько аппетитной, а главное настолько сейчас необходимой, что остальные все мысли уходили на второй план.

С этими размышлениями он простоял минут 10, всё это время пытаясь поднять свой член, после чего немного успокоился, освоился и заметил, что член начал понемногу наливаться. Гена присмотрелся к своему свежеиспечённому боссу. Он только сейчас обратил внимание какой манящий вырез на её блузке, в который можно было рассмотреть часть пышной груди, очень выгодно подчёркнутую открытым бюстгальтером.

Залюбовавшись женскими прелестями Гена сразу и не обратил внимание что член его уже был в полной боевой готовности. Когда он очнулся от эйфории, то сразу не мог придумать как же, преодолев смущение, оторвать свою начальницу от её дел чтоб она посмотрела на его член…

- Прошу прощения…, - полушепотом нерешительно сказал он.

- А, ты наконец-то справился? Ну-ка, давай на тебя посмотрим, - оторвавшись от дел сказала Вероника Васильевна. – Откати и руки за спину, - грубо добавила она.

Выполнив требование, парень остался стоять с торчащим пульсирующим членом, а женщина встала из-за стола, подошла поближе, взглянула небрежно на труды Геннадия и удовлетворённо сказала:

- Что же, теперь я вижу что ты нам подходишь. Осталось подписать контракт.

Подождав когда Гена оденется, Вероника Васильевна дала ему в руки контракт, который был примерно на 10-ти листах. Парень формально полистал его, довольный тем что вся история с раздеваниями позади, а впереди неплохая сумма, обещанная за съёмки.

Он не задумываясь спросил где надо подписывать и оставил несколько своих автографов в контракте на сотрудничество.

После подписания Вероника Васильевна сказала:

- Вот и славно, значит к съёмкам приступаем через две недели, а сейчас пройди в соседнюю комнату для процедур.

- Для каких ещё процедур? – удивился Гена.

- Ну как же… Вот на 5-ой странице контракта по соглашению сторон ты даёшь согласие что будешь до съёмок воздерживаться от половых контактов и мастурбации, потому как нам нужна в кадре от тебя неплохая эрекция. Рисковать мы не можем и поэтому ты подписал что не возражаешь носить до съёмок пояс верности… Ты разве не читал контракт?

Для Гены это было лёгким шоком. Ещё и пояс верности на себе носить две недели…

Видя смятение претендента на главную роль Вероника Васильевна решила додавить его и сказала:

- Да, кстати, в случае отказа или в самом начале съёмок или в середине, ты не только не получишь деньги, но и вынужден будешь заплатить штраф… Это тоже есть в контракте

Этот аргумент окончательно убедил Гену и он несколько ошарашено и удручённо спросил куда пройти.

Постучав в указанную комнату, после слов, «входи» (опять на ты), Гена осмотрелся. Это было небольшое помещение вроде медпункта. В одном углу стояла ширма для переодевания, в другом гинекологическое кресло. Так же была кушетка, шкаф видимо с разными медицинскими приспособлениями и письменный стол. За этим столом сидела молодая девушка приятной внешности. На вид ей было лет 20. Обладала она пышными формами при невысоком росте и длинными светлыми волосами. «Практикантка», подумал Гена. Сразу бросился в глаза её откровенный сексуальный белый халат. Гена даже отметил что он граничит с вульгарным, потому как дополняли её образ туфли на высокой платформе и ещё бОльшим каблуком. «Одета как порно-актриса», пронеслась ещё одна мысль в голове Гены.

- Проходи за ширму и раздевайся ниже пояса, - сказала девушка даже не представившись.

К раздеванию Гена уже был сегодня готов, поэтому без особого смущения снял с себя джинсы и плавки и вышел из-за ширмы.

- Садись в кресло, ноги в подставки, - со знанием дела командовала девушка, не смотря на её молодой возраст.

В подобном кресле Гене ещё не доводилось сидеть и смущение к нему снова вернулось, когда его член оказался прям перед лицом совсем молоденькой девушки, а ноги неприлично раздвинуты в стороны.

Но её, похоже, эта ситуация только радовала. Девушка для начала взяла какую-то металлическую медицинскую лопатку и, подойдя к Гене, сказала:

- Сейчас возьму у тебя анализы. Ты там всё равно ни с кем трахаться не будешь, но порядок есть для всех один. – «Судя по всему девушка в курсе событий», отметил Гена.

- Возьми член и откати, - сказала медсестра, после чего небрежно вставила металлический прибор в уретру и несколько раз больно провела им внутри члена.

От неожиданности и боли у Гены посыпались искры из глаз… Но, процедура быстро закончилась. Девушка отложила лопатку к микроскопу, а сама взяла пластмассовый чехол с замочком и умелыми движениями надела это приспособление на член, закрепив его кольцом на мошонке таким образом, что снять его было невозможно.

- Попрощайся с ним, теперь ты нескоро его потрогаешь, - довольная своей работой, она издевательски посмеялась над Геной, к которому снова вернулись страх, смущение и унижение.

В этом офисе настолько бесцеремонно с ним обращались, что он начал уже немного за себя бояться. А что же будет во время съёмок? Но, отступать уже было просто некуда, к тому же и откупиться штрафом тоже не было никакой возможности…

Одевшись, Гена вернулся в кабинет к Веронике Васильевне, в котором она оставила ему свою визитку на всякий случай и сказала:

- Теперь жди звонка. Я думаю в течении двух недель всё будет готово к съёмке и мы тебя наберём. Желаю удачи. И да… смотри не сломай дорогостоящий инвентарь, - издевательски с усмешкой добавила она в спину уходящему.

Гену переполняли эмоции. Он медленно шёл по улице и переваривал всё, что с ним сегодня произошло, тем более что о событиях сегодняшнего дня ему напоминала небольшая тяжесть между ног – тот самый злополучный пояс верности. «Вот ещё счастье на мою голову», - досадно подумал Гена. Ещё и эта штука выпирала слега из штанов, создавая впечатление, что член серьёзно набухший, привлекая взгляды прохожих. Гена думал сгорит со стыда, пока дойдёт домой.

Придя домой он разделся с целью внимательней осмотреть тот девайся, который на него надели.

«Снять его точно не получится, - после нескольких попыток подумал Гена, - что же, надо хотя бы брюки одевать не обтягивающие, а то засмеют меня совсем».

Тут парню захотелось справить малую нужду. Он долго пытался развернуть пластиковый чехол в надежде попасть дырочкой в унитаз, но, когда понял что это не удастся, принял решение писать сидя. Как только он начал это делать – резкая боль вызвала у него громкий стон, а лицо искривилось гримасой. Это были последствия сбора данных для анализа.

Прошло несколько дней. . Гена начал забывать о постыдной ситуации, а к поясу верности немного привык. Но, ночью начались серьёзные проблемы: с постоянным ростом воздержания ночные эрекции появлялись всё чаще и протекали всё сильней. В такие минуты член пытался вырваться наружу, сильно до боли оттягивая пластиковым фиксатором яички, создавая тем самым большой дискомфорт. Бедняга не мог спать в такие минуты, а только держался за пластиковый чехол в надежде как-то его придавить, чтобы смягчить болевые ощущения.

К недосыпанию из-за постоянных болезненных эрекций прибавилось ещё и чувство серьёзного сексуального голода. Гена никогда до этого не воздерживался и недели, а сейчас прошло уже десять дней и это было невыносимо для непривыкшего организма. Все свободные мысли были заполнены только сексом. В голове крутились только женские тела, а если на улице Гене попадалась красивая девушка, то он жадно пожирал её глазами, добавляя себе болевых ощущений в паху. К концу второй недели он начал жадно пожирать глазами уже и некрасивых девушек, когда наконец-то раздался звонок на мобильный от Вероники Васильевны:

- Привет, есть новости. – сразу без прелюдий начала она, не дав Гене даже поздороваться, - Съёмки переносятся ещё на две недели, так что можешь считать, что получил ещё двухнедельный отпуск.

- А можно мне снять хотя бы пояс верности? – с надеждой на облегчение спросил Гена.

- Об этом не может быть и речи!

- Но у меня там всё болит и терпеть становится всё тяжелей!

- Так, не ври мне, ничего там болеть не может. - резко сказала Вероника Васильевна, - Да и это в твоих интересах – чем сильнее будешь возбуждён, тем легче тебе будет на съёмках. Так что не скули и жди звонка. Чао.

Гена был ошарашен… Ему от досады и от грубого наплевательского отношения к нему хотелось плакать. Вероника Васильевна же изначально знала что съёмки начнутся только через месяц, но решила, что дополнительный облом этому щенку не помешает. Она очень любила дразнить мужчин и не смогла отказать себе в удовольствии позвонить страдальцу и послушать его нюни.

К концу четвёртой недели Гена даже всплакнул пару раз ночью от дикого возбуждения, которое никак с себя не мог сбросить, и от жуткой боли в паху…

Но, наконец-то настал тот день, когда ему велели явиться на съёмки. Что говорить, Гена летел в офис, который по совместительству и студия, на всех парах и окрылённый.

Первым же делом его направили в уже знакомую ему процедурную. Помимо молодой девушки в этот раз там была женщина постарше. Как решил для себя Гена – это врач, а молодая девушка всё же наверно ассистент. Женщина была немного крупной, но толстой её не назовёшь. У неё была очень большая грудь, из-за которой явно было видно, что халат, который на ней, маловат. Впрочем, и на этой женщине халат был через чур коротким, а поэтому абсолютно не скрывал стройных её ног.

- Раздевайся полностью и садись в кресло, - сразу же с порога скомандовала женщина.

К этой процедуре Гена был абсолютно готов, поэтому разделся не моргнув глазом и неуклюже забрался на кресло, положив ноги на подставки. Молодая сразу же сняла с него пояс верности и некоторое время обе женщины абсолютно на него не обращали внимание, занимаясь своими делами. Гена же имел возможность понаблюдать за ними. На молодой был всё тот же вульгарный халат с очень глубоким вырезом как вверху, так и внизу. Та, что постарше тоже выглядела очень маняще... Длительное воздержание дало о себе знать и в присутствии двух красивых женщин член начал предательски наливаться кровью. К такому повороту событий Гена не был готов. Сначала пытался прикрыть его руками, потом понял, что бесполезно, хотел отвлечься и думать о чём-то нейтральном, но и это не привело к успеху. Член после длительного заточения полностью налился кровью и торчал колом, а лицо обладателя члена было пунцовым от стыда.

Тут женщина постарше отвлеклась от своих дел, посмотрела на Гену, увидела буйную эрекцию и возмущённо сказала:

- Ты что себе удумал?! Ты сюда развлекаться с нами пришёл? Кто тебе разрешал?

- Но я… - пытался робко оправдаться уже совсем подавленный Гена, однако его резко перебили.

- Что «я»? Может, ты ещё нас тут изнасиловать хочешь? А ну, Марина, - обратилась она к ассистенту, - надень на него смирительную рубашку, а то иди знай что от этого маньяка ждать.

Марина полезла в шкаф, а Гена готов был провалиться сквозь пол от стыда. Он никак не ожидал подобной реакции от доктора.

Марина же тем временем достала кожаный ошейник, к которому на коротких цепочках были прикреплены две манжеты тоже из кожи. Она быстро надела на парня ошейник, нарочито туго его затянув и сразу же закрепила манжеты на запястьях рук. Получается Гена не мог теперь опустить руки ниже своей груди.

- Вот так-то лучше, - всё ещё с раздражением сказала врач.

- Месяц потерпел и уже себя не контролирует, - издевательски добавила Марина.

Обе женщины посмеялись и старшая сказала:

- Так, давай ему очищающую клизму сначала, а потом на полную эпиляцию.

Пока Марина готовилась к процедуре, женщина-врач заколотила какой-то напиток и протянула Гене. Первый раз за всё время она ему сказала ласковым тоном:

- На, выпей до дна. Это поможет тебе снять волнение во время съёмки.

Действительно Гена немного волновался, он ведь никогда не был в подобных ситуациях, да и понятия не имел что с ним будет происходить во время съёмок, поэтому выпил напиток с удовольствием, неуклюже держа его прикованными к ошейнику двумя руками. Но, он и подумать не мог что доктор подмешала туда ещё и две таблетки виагры, потому как осечек во время съёмок быть не должно.

В это время у Марины уже было всё готово и она ввела смазанный палец, предварительно облачённый в медицинскую перчатку, Гене в анал, абсолютно не обращая внимание на стоячий член. Недолго там поиграв, сразу же вставила наконечник клизмы. Сама ёмкость стояла рядом с креслом на стойке и немного пугала Геннадия. Увидев это, Марина иронично сказала:

- Чего ты нервничаешь, всего-то три литра физраствора.

Как раз это Гену и пугало, особенно когда его внутренности начали заполняться, а в ёмкости раствора осталось примерно ещё литр. Гена начал испытывать тяжесть в животе и небольшую боль в паху. Он даже несмело сказал:

- А может быть уже достаточно?

- Ещё одно слово и придётся тебе кляп ставить, - спокойно ответила докторша.

«Ох и стерва», - подумал Гена.

Когда раствор полностью вошёл в Гену, ему сказали идти опорожниться, но при этом ошейник не сняли. Он неуклюже встал с кресла и прошёл в соседнюю комнату, которая была санузлом. Виагра уже начала своё действие и картина была достаточно курьёзная: сидит мужчина на унитазе, руки прикованы к шее, а между ног топорщится красный от возбуждения член… «Хорошо что эти бабы за мной не увязались», - отметил Гена.

Опорожнив кишечник он увидел рядом стоячий биде и включил струю как мог, чтобы себя ополоснуть, после чего вернулся в процедурную где ему сказали снова забираться на кресло.

Ситуация с клизмой полностью повторилась, после чего было решено что этого хватит.

Следующим этапом с тела Гены удалили полностью все волосы и женщина-врач одобрительно отметила что к съёмкам он полностью готов.

- Марина, можешь этого актёра-любовника отводить. - иронично сказала доктор, кивая головой в сторону торчащего члена, - Только руки ему оформи правильно.

Гена отметил что член его действительно ни разу даже не думал уменьшиться. Стоял очень крепко, аж до небольшой боли. Это постоянное напряжение его уже начало немного утомлять, потому как он был безумно голоден, но голод этот не имел никакого выхода. Гена даже дотронуться не мог до своего пульсирующего члена. От возбуждения началась небольшая дрожь во всём организме.

Тем временем Марина отстегнула защёлки манжет, которые были на руках пациента и сразу же, заведя руки за спину, сцепила их карабинами, после чего хихикая скомандовала:

- Ну, звезда, идём к славе. – и вышла из кабинета.

Гена шёл за Мариной по длинному коридору, с обеих сторон которого были двери. Он догадался, что за каждой дверью отдельная съёмочная студия. Пара дверей была открыта и он успел заметить что по комнате в разных местах стоят камеры. То есть он понял, что операторов не будет, а съёмки будут проходить с разных ракурсов, потом же всё это будет монтироваться в один эпизод.

Возбуждение Гены не падало, тем более он шёл за красивой молодой девушкой, которая была в вызывающе коротком халате, да ещё и на высоченных каблуках, которые делали её ножки и попу ещё привлекательней. Как же он хотел бы сейчас наброситься на эту молоденькую девочку, которая ещё и как нарочно чтобы его раздразнить сильней, вульгарно виляла своей упругой попкой. «Наверно специально мне руки сцепила сзади, сучка, потому что сейчас бы я её точно завалил бы на пол», - подумал про себя перевозбуждённый парень…

Тем временем пара пришла в конец коридора, после чего Марина заглянула за одну из дверей, откуда ей ответили что ещё 5 минут и всё будет готово.

- Подождём, - сказала сама себе Марина, и прошла в рядом стоящую небольшую комнату, которая не была закрыта даже дверью. Там был столик и два мягких удобных стула. Девушка уселась на стул, широко расставила ноги и ошарашила Гену следующей фразой:

- Полижи мне, пожалуйста, что-то мне надо снять напряжение, - сказала она, снимая с себя трусики.

Гена не знал что и думать… Он был в замешательстве. Видя это, Марина добавила уже более резко:

- Ну чего стал как вкопанный? Повторять надо?

Учитывая своё беспомощное, да и полностью бесправное, положение, Гена решил не перечить этой наглой молодой особе, стал на колени и начал старательно облизывать её красивую щелку.

- Смотри мне в глаза, когда лижешь, - надменно в приказном тоне сказала Марина, после чего с довольной ухмылкой и высокомерием тоже начала смотреть в глаза Гене. Однако, долго взгляд она удержать не могла, потому как волны наслаждения начали её захлёстывать. Девушка закрыла глаза, начала постанывать и двумя руками схватила Гену за волосы, то придавливая его голову к своей киске, то немного отпуская.

Чем ближе Марина подходила к оргазму, тем чаще она вздыхала, громче стонала и крепче вдавливала голову лизуна в свою промежность.

Кончила она очень бурно, со всей силы вдавив голову парня в себя. Даже когда дыхание начало восстанавливаться, а сознание к ней возвращаться, Марина ещё некоторое время не отпускала голову Гены, измазав ему всё лицо своими выделениями…

Придя в себя окончательно, она отпустила голову и сказала:

- Ты неплохой подлиза, сделал мне очень приятно. Давай теперь и я тебе помогу, а то, вижу, извёлся весь бедненький.

С этими словами она сказала встать Гене с колен и нежно взяла его член в руку, даже не вытерев с его лица свои выделения.

Гена был на седьмом небе от счастья. Месяц к его члену никто не прикасался и сейчас, когда он был дико возбуждён, это было особенно приятно. Марина начала водить рукой по члену, а Гена предвкушал такой долгожданный оргазм.

Но, вдруг, она остановилась со словами:

- Ну, вот видишь, я благодарная девочка, ты мне сделал приятно, я тебе. Всё по-честному.

- Как же по-честному… - не успел закончить свою мысль Гена, как Марина его оборвала.

- Ах, тебе ещё и не понравилось? От сучёнок, я для него старалась. Неблагодарные пошли нынче мужики.

Гена стоял как облитый помоями. Мало того, что эта маленькая дрянь его использовала, так ещё и обращается как с сынком своим, хотя на самом деле он лет на 15 её старше.

Его размышления прервал зов из съёмочной комнаты. У него немного сжалось в груди от волнения, но надо отдать должное предложенному ему коктейлю – волнения без него могло бы быть гораздо больше.

Марина подвела его к двери, открыла её, впихнула Гену вовнутрь и дверь закрыла.

У Гены было несколько секунд осмотреться. Оказался он в просторной комнате, в которой было много разных приспособлений, как он догадался, для занятий сексом.

В центре комнаты стояли две высокие девушки лет 25-ти модельной внешности, от красоты которых тяжело было отвести глаза. К тому же девушки были очень сексуально одеты примерно одинаково: чёрные чулочки, чёрные трусики и чёрные туфли на высоких каблуках. Их красивые упругие груди не прикрывало ничего. На груди блондинки (вторая была брюнеткой) Гена и задержал свой взгляд, не в силах оторваться.

- Ты посмотри, он уже со стояком пришёл, - сказала брюнетка, после чего обе насмешливо посмеялись, - На колени, тварь! И глаза в пол. – сразу же резко добавила она.

Гена незамедлительно опустился на колени, понуро впялившись в свой багровый и пульсирующий возбуждённый член.

- Ползи сюда, - приказала блондинка, которая стояла у колодок (приспособление, в которое продеваются руки и голова, и жертва остаётся в полусогнутом состоянии).

Гена переваливаясь с колена на колено, старательно подполз к ней, мотыляя стоячим членом в разные стороны, чем вызвал у обоих девушек бурный смех.

- Голову сюда! – указала блондинка. После этого она закрепила в колодках руки и голову. Гена стоял в крайне неудобной позе, а в месте с ним стоял и его многострадальный член.

Не теряя времени вторая Госпожа взяла шнурок и начала туго перетягивать мошонку своему временному рабу. Яички сразу же начали ныть от давящей боли, а член начал выделять капли смазки от случайных прикосновений женских рук.

Блондинка же тем временем смазала анальный расширитель и, особо не церемонясь, вставила его в заднее отверстие раба, после чего начала надувать расширитель помпой. Когда по ощущениям Гены он понял, что накачивать уже дальше некуда, он застонал и завертел головой, но на него никто не обращал внимание. Блондинка сделала ещё несколько качков воздуха и закончила. Внутренности Гены распирало, было очень неприятно и даже больно.

Брюнетка, закончив перетягивать мошонку, выпрямилась и, посмотрев Гене в лицо, сказала:

- Бедный мальчик, столько терпит. Ты заслужил небольшой награды за свои страдания. Хочешь?

Гена активно замахал головой, после чего Брюнетка со всей силы дала ему пощёчину:

- Получай!

Обе девушки громко рассмеялись, а у Гены от боли и обиды выступили слёзы на глазах.

- Посмотри, эта сучка сейчас разрыдается, - довольная своими трудами сказала черноволосая стерва, после чего обе девушки пошли к столику выпить по бокалу мартини, оставив Гену привыкать с новым ощущениям. Спина начала немного затекать, боль в яичках всё нарастала, как будто их кто-то схватил и сдавливает всё сильней, а сзади были ощущения тяжести как вроде бы в него запихнули три килограмма чего-то очень весомого. И это всё на фоне уверенно стоячего члена.

«Вот это воздержание со мной злую шутку играет», - подумал о назойливой обременительной эрекции Гена, не догадываясь что его накачали специальными препаратами.

Тем временем, слегка разгорячённые спиртным, девушки, вернулись к своей жертве, причём на обеих уже были надеты чёрные страпоны среднего размера. Гена понял что с ним сейчас будет, очень занервничал, но что-то говорить не решился, зная как бесцеремонно с ним тут обращаются.

Блондинка подошла сзади, выпустила воздух из расширителя, вынула его и, осмотрев свою работу, довольно улыбнулась:

- У него сейчас такая дыра, как у опытной шлюхи.

Эти слова очень смутили парня, который и так был в через чур пикантном положении.

Тем временем брюнетка подставила небольшой кожаный пуфик у головы Гены так, что, став на него, её искусственный член оказался как раз напротив его лица.

- Открой рот, животное, - грубо сказала она.

- Давай на раз-два-три, - весело предложила блондинка.

На счёт три они вогнали свои члены во внутренности несчастного. Если во рту ещё и хватало места, то когда член вошёл резко сзади, Гену посетила невыносимая боль. Он бы закричал, но рот его был занят, а поэтому смог издать только громкое мычание.

- А ну молчать, сука, - крикнула блондинка и схватила его крепко за перетянутые яйца. Слёзы боли снова покатились по лицу Гены, но он терпел как мог, не издавая звуков, боясь разозлить своих насильниц.

Этот «секс» продолжался минут 20. Девушки меняли темп, направление своих членом, менялись местами, абсолютно не заботясь о том, что член, только что побывавший в анале, будучи весь в смазке, попадал Гене в рот.

В один момент блондинка, которая была на тот момент у рта Гены, вынула член. Видно ей такая игра надоела. Она сказала Гене открыть рот и начала в него плевать, сопровождая каждый плевок пощёчиной. Брюнетка же наращивала тем. От давления страпона на клитор она подходила к оргазму, дышала глубже, стонала и во время кульминации громко закричала, после чего опустилась на спину рабу, чтоб прийти в себя от нахлынувшего удовольствия… Потом она отстегнула ремни своего орудия пытки, оставив его при этом в заднице Гены, и шатающейся походкой пошла к столико выпить залпом бокал холодного мартини.

На этом девушки решили, что хватит, открыли колодки, после чего Гена сразу же обессиленный рухнул на мягкий мат, который был под ним.

- Я что-то не пойму понравилось ему или нет. – сказала брюнетка, снова сковывая руки за спиной валяющегося раба.

- Думаю нужно его пожалеть, - поддержала её блондинка и не очень сильно, но увесисто залепило ногой по всё ещё перетянутым яйцам Геннадия. Он взвыл от жуткой боли, а эти две стервы, громко рассмеявшись, вышли из комнаты.

В этот же момент в студию зашла Марина, которая не проронив ни слова, начала развязывать верёвки с мошонки несчастного и вынула член из задницы. После чего принесла ему стакан воды и сказала подниматься. Гена сделал это с трудом, потому как ноги подкашивались, а руки были скованы за спиной. Марина отвела его в ту комнатушку, где нагло воспользовалась его языком и оставила отдыхать, сказав, что минут через 10 следующая съёмка.

10 минут у Гены была возможность побыть одному. За это время он немного пришёл в себя. Заметно чувствовался дискомфорт в попке и ещё ныли яички, но в целом он отдышался, набрался сил и готов был к следующей съёмке, хоть и уже начал не на шутку её бояться, учитывая всё, что с ним произошло до этого.

Как назло, член, даже не смотря на все экзекуции, ни разу не опустился. Гена кажется начал догадываться почему его руки постоянно держат связанными. Наверняка все понимали что он может сорваться, психануть и попытаться вырваться, не выдержав лишений и издевательств. Ну, или просто себе начать быстро удовлетворять…Судя по тому, что эти две стервы ни разу не обратили внимание на его член, такая роскошь как разрядка, ему вряд ли тут светит. Сейчас, когда он немного пришёл в себя, ему особенно сильно хотелось потрогать свой измученный член, но скованными руками Гена дотянуться к нему не имел возможности. Он начал ёрзать, пытаясь хоть как-то зацепить его своими ногами и в этот момент зашла к нему Марина.

- Мальчик хочет подрочить? Ай-ай-ай, фу, какая мерзость. – издевательски посмеялась она над Геной, видя его неуклюжие попытки облегчить свои страдания, чем ввела его в сильное смущение. «Да что она себе позволяет, эта малолетка. Какой я ей мальчик», -подумал Гена, но озвучить это боялся, а просто сел смирно, краснея от стыда.

- Идём, голодающий, тебя ждёт вторая серия, - добавила Марина, после чего взяла Гену за торчащий член и как за поводок повела в следующий кабинет.

На этот раз в этот съёмочный кабинет Марина зашла вместе с Геной, и внутри кроме них никого не оказалось. Это помещение больше напоминало комнату дорогой квартиры. Здесь не было приспособлений для извращенцев, а был обычный домашний интерьер.

Марина подвела Гену к столу и сказала наклониться так, чтоб он опёрся животом на него. После чего она из шкафчика достала какое-то приспособление, похожее на анальную пробку, но изогнутой формы и с металлическим наконечником.

- Этот прибор доведёт тебя до пика блаженства. – деловито сказала молодая нахалка и, слегка смазав пробку, бесцеремонно запихнула её в истерзанный, но ещё не до конца закрывшийся зад Гены. Парень почувствовал, что изогнутый наконечник упёрся в простату, слегка на неё надавив, из-за чего с члена начали сочиться капельки. Заметив это, Марина не упустила возможность сказать колкость:

- О, а я и не думала что тебе так нравится когда тебя в зад имеют. Вон, течёшь как сучка.

После чего добавила:

- Иди за мной.

Она подвела Гену к небольшому и невысокому столу круглой формы, из центра которого торчал металлический шест. Подставила ему табуретку и скомандовала залезть на стол, стать на колени и прислониться спиной к шесту. Пока Гена взбирался и умащивался, она вернулась к шкафу и взяла оттуда несколько предметов. Вернувшись, вставила в рот Гене кляп в виде шарика, который туго закрепила на затылке ремешками. После чего взяла какую-то целлофановую плёнку и, вдавливая ещё глубже кляп в рот, примотала этой плёнкой голову Гены к металлическому стержню. Только после этого она расцепила скованные руки, но только для того, чтоб сразу же их сковать за спиной, но уже за шестом.

- А ну осаночку. - сказала проворная молодая ассистентка, заставив Гену, стоящего на коленях, полностью прижаться спиной к шесту. После чего очень крепко полностью примотала его к этому шесту целлофановой плёнкой, оставив снаружи торчащий член. На всё про всё заняло у неё это минут 10 не больше, видимо делала она это уже далеко не первый раз.

- Ой, на тебе до сих пор мои выделения засохшие. – наигранно смущаясь, сказала она, осматривая свою работу. Он действительно чувствовал небольшую стянутость кожи и подумал, что сейчас Марина протрёт ему лицо, но она даже не подумала это сделать. Вместо этого она взяла в руку его яйца и поиграла ими немного, приговаривая:

- Может тебе их отрезать? Всё равно они тебя только мучают, скапливая сперму.

Увидев, как Гена начал судорожно бегать глазами, что-то мычать в кляп и пытаться вырваться, она рассмеялась и добавила:

- Да шучу я, перепуганный. Просто решила проверить хорошо ли я тебя прикрутила. - и удалилась из комнаты.

Гена же остался стоять на коленях примотанный к столбу, с кляпом во рту и пробкой в попе, к которой, кстати, он начал привыкать. Член же его гордо торчал вперёд.

Сразу же после этого вошли в комнату две женщины, которых Гена ещё не видел. Одной было лет под 50. Судя по всему роль у неё была богатой ухоженной Госпожи, потому как одета она была шикарно, на ней были дорогие украшения и вещи, явно шитые под заказ. Да и сама она явно не вылезала из косметических салонов и пластических кабинетов. Это Гена определил по тому, под полупрозрачной блузкой белого цвета просматривалась высокая грудь третьего размера, абсолютно не прикрытая бюстгальтером.

Вторая же женщина была не старше 25-ти и выглядела как уличная проститутка: одета вульгарно и манеры соответствующие. Женщины стояли у входа и что-то обсуждали, как вдруг неожиданно из динамиков раздался женский голос:

- Девочки, сместитесь на метр вправо, а то не во всех камерах вы выгодно смотритесь.

Гена догадался, что камеры, распиханные по комнатам, не только снимают видео, но ещё и передают это всё на мониторы в рубку, в которой сидит человек и следит за процессом съёмки. Мало того, он теперь был уверен что скрытые камеры находятся и в офисном кабинете, в котором он месяц назад перед начальницей пытался похвастаться членом, и в процедурной, где на него надели пояс верности.

Прислушавшись к разговорам между женщинами, Гена понял, что по сценарию немолодая Госпожа держит у себя молодого раба, которого вообще не считает за живое существо. Сама она злая стерва и кроме издевательств раб никогда ничего не получал. Вторая же женщина действительно уличная проститутка, нанятая этой самой Госпожой для наказания раба за некую провинность.

Наказание состояло в том, что эта проститутка должна была дразнить раба в течении оплаченного часа (сама Госпожа даже никогда к рабу не прикасалась, кроме как выпороть или избить его), но не давать ему кончить.

Напоследок, выдав инструкции, и собираясь удалиться по своим делам, Госпожа добавила:

- И смотри, если он кончит, то я тебе твоих денег не заплачу. – а потом после некоторой паузы бросила небрежно рабу, - Ну, а тебя, животное, я кастрирую.

И вышла из комнаты.

- Ну что, страдалец, - улыбаясь, обратился к Гене проститутка, довольная что ей не придётся трахаться, - слышал что сказала эта солидная дама? Ты уж извини, но ничего личного, всего лишь бизнес. Я не удивлюсь если у неё тут стоят камеры наблюдения, а поэтому давай сразу приступим к делу. Ты же не возражаешь? – поиздевалась она, зная что через кляп ей связанный мужчина ответить не сможет.

Гена на самом деле даже обрадовался такому сценарию. Он давно уже был близок к оргазму и последние минуты только о разрядке и мечтал. Он был уверен, что эта актриса, играющая проститутку, не рассчитает и выдоит из него сперму, копившуюся в нём целый месяц.

Но, несчастный не знал, что в его заду стоял специальный датчик, разработанный зарубежными медиками для использования в медицинских целях, но пользующийся популярностью в таких садистских мероприятиях. Датчик считывал показатели малейших изменений в простате, касаясь её, и сигнализировал о надвигающемся оргазме на специальное табло. Табло это было совсем небольшое, и стояло рядом с актрисой. Ей были видны показатели прибора, но в камеры этот прибор не попадал, поэтому будущий зритель был уверен что проститутка мастерски выполняет свою работу. На табло было три световых зоны: жёлтая – оргазм ещё далеко, зелёная – оргазм уже на подходе и красная – сейчас будет разрядка.

Цель актрисы была держать Гену максимально долго на границе зелёной и красной зон.

Целый час, как и положено, она измывалась над привязанным молодым человеком, причём делала это с явным удовольствием, довольно наблюдая, как он стонет, мычит в кляп, пытается в сердцах вырваться, а иногда даже хнычет как девчонка от досады и злости, что стерва член отпускает у самого порога такой желанной разрядки.

Это время измученному Гене показалось вечностью. Когда вернулась немолодая Госпожа он уже помнит смутно и даже не вникал в разговор двух женщин, но по тому, что женщины обе вышли из комнаты и сразу же появилась Марина, он понял что этот съёмочный эпизод окончен.

Девушка стала одним коленом на невысокий столик, к которому был прикручен Гена, и нежно провела рукой по щеке привязанного мужчины.

- Устал, бедненький? – заботливо спросила она. Гена активно закивал головой. Тогда Марина крепко схватила его этой же рукой за яйца со ловами:

- Я же говорила давай лучше отрежем! – и громко рассмеялась.

После чего она начала разрезать целлофановую плёнку, которой Гена был примотан к шесту, но не трогала пока плёнку, которая закрывала рот и держала привязанной голову Гены. Когда тело было свободно от пут, Марина расстегнула руки мужчины, но сразу же их пристегнула к ошейнику, как и в самом начале этого сумасшедшего дня. После она вынула из задницы пыточный прибор и окончательно освободила страдальца от всего, что держало его у столба. У Гены очень затекли ноги, ведь он чуть больше часа простоял на коленях. Правда, некоторое время он в моменты отчаяния просто повисал на плёнке, которая его надёжно держала у столба, и тем самым давал своим ногам немного отдохнуть.

Без сил, он сел на этот же стол, свесив ноги и облокотившись спиной об шест, с которым он уже успел породниться. Гена испытывал некоторую расслабленность и спокойствие. Единственное что его беспокоило в данную минуту– так это до боли напряжённый член, который за всё время съёмок ни разу так и не опустился, и тяжёлая ноющая боль в мошонке, которая постепенно нарастала из-за отсутствия возможности кончить. Марина, понимая что актёру-страдальцу надо отдохнуть, не трогала его некоторое время, копошась с какими-то вещами в шкафу.

Но спокойствие Гены длилось недолго. Марина подошла к нему, держа в руках искусственный член солидного размера, который был с ремешками. «Опять будут меня насиловать», - мелькнуло в голове у Гены, но на этот раз он ошибался. Это был член-кляп, потому как с другой стороны от ремешков был член гораздо меньшей длины, который вставлялся в рот.

Марина расстегнула ремешки кляпа-шарика, который был на Гене всё это время.

- Скажи, а… - хотел было спросить Гена освободившимся ртом сколько ещё будет эпизодов, но Марина его грубо прервала

- А ну рот закрой! Кто тебе разрешал вообще говорить, и тем более тыкать мне? - со злостью сказала она и резким движением вставила Гене новый кляп, затянув его ещё туже ремешками на затылке.

- Этот член посолидней твоего отростка, - умышленно унизила молодая стерва подавленного Гену, показывая на торчащий из него чёрный резиновый фаллос, - Поэтому, как ты уже понял, никто из уважающих себя женщин не будет заниматься с тобой сексом, - добавила она и потрепала его по щеке как любимую собаку.

- Хватит сидеть, иди за мной. – скомандовала ассистентка и увлекла Гену за собой в другой съёмочный зал.

«Как же эта маленькая сучка сексуальна», - думал Гена, пока шёл за Мариной и разглядывал её стройные ножки и упругую попу. Ему казалось что его член напрягся до своего предела и даже при ходьбе торчал больше вверх, чем вперёд. «КОНЧИТЬ!» – только и твердили ноющие яйца Гены.

Третье съёмочное помещение, в которую вошли мужчина и девушка, было в интерьере обычной спальни: по центру стояла шикарная большая кровать с резными спинками, а вокруг немного мебели: шкафчики, тумбочки, полочки.

Марина сказала Гене лечь спиной на кровать и расставить широко ноги, после чего привязала каждую к разным сторонам спинки. Затем, тоже самое сделала с руками, по очереди отстёгивая их от ошейника и прикрепляя к изголовью. Гена оказался распятым на белоснежной простыни с двумя торчащими членами: один чёрный изо рта, второй его родной, постоянно пульсирующий.

На этот раз Марина без колкостей и издевательств просто покинула спальню и Гена остался на некоторое время наедине с собой. От усталости он прикрыл глаза. Поза была удобной и не напрягающей. Возможно он и вздремнул бы, если бы не внутреннее перевозбуждение и чувствительно ноющие яйца, настойчиво требующие освободить их от накопившейся спермы. Гена захотел свести вместе ноги, чтоб хоть как-то облегчить боль в мошонке, но это ему не удалось. «Сколько мне ещё терпеть издевательств?», - думал Гена, уже смирившись с ролью сексуальной игрушки для кучки сумасшедших женщин.

Его размышления прервала открывающаяся дверь. Гена лежал головой к выходу, а поэтому не мог видеть кто вошёл. При желании он мог бы повернуть голову, но не решился шевелиться, помня как тут реагируют на его малейшие инициативы.

- О, какой мальчик, - услышал он голос, который сразу узнал. Это была его начальница Вероника Васильевна. «Неужели она тоже будет сниматься», - удивлённо подумал Гена.

- Хороший подарок нам оставила подружка на девичник, - добавила она и Гена сразу понял сюжет следующего эпизода.

Тем временем Вероника Васильевна стала рядом с кроватью и Гена мог её разглядеть.

Она была вся в чёрном, но это уже не был строгий деловой костюм, а скорей даже через чур открытый, учитывая и статус, и возраст дамы. На ней были короткая развивающаяся чёрная юбка и чёрная свободная майка на бретельках, под которой маняще колыхалось две аппетитных груди, неприкрытые лифчиком.

Тем временем Вероника Васильевна, кокетливо улыбаясь, провела пальчиком по телу привязанного мужчины, как по новенькой игрушке, которую она так ждала и только получила, в предвкушении приятного развлечения. Немного кокетничая и жеманничая, она сняла свои трусики, не снимая больше ничего из одежды, подняла их, держа на уровне своего лица двумя пальчиками, и бросила на стоячий член Гены со словами:

- Нам это сейчас не пригодится.

После этого проворно надела на искусственный член презерватив, который взяла из специальной вазы с этими изделиями, стоящей у изголовья кровати на тумбочке, и залезла на кровать.

Гена был несколько удивлён нежным поведением Вероники Васильевны, потому как ничего, кроме высокомерного надменного тона он от неё не слышал ранее. «Видимо этого требует сценарий», - облегчённо отметил для себя он, понимая что хоть в одном из эпизодов над ним не будут издеваться. Во всяком случае он очень на это надеялся

Тем временем Вероника Васильевна встала над лицом Гены, и стала опускаться на искусственный член, придерживая немного короткую юбку руками. Садилась она медленно, но член входил легко, из чего Гена сделал вывод, что или женщина себя подготовила смазкой, или же её эта вся ситуация заводит.

Сев на всю глубину, Вероника Васильевна издала негромкий стон, подождав пока схлынут первые приятные ощущения, она отпустила юбку, взялась руками за спинку кровати и начала медленно двигаться. Гена же оказался придавленный Вероникой Васильевной, да ещё и глаза его ничего не видели, так как голову его закрывала её юбка.

Каждый раз, когда женщина двигала тазом, кляп углублялся в рот связанного мужчины, иногда касаясь нёба. Через небольшой промежуток времени «наездница» начала увеличивать тем, а параллельно с ним и количество стонов. Гена же лежал неподвижно и только его голова под весом Вероники Васильевны то вдавливалась в матрас, то возвращалась в привычное положение.

В нос Гене бил нерезкий, но отчетливо чувствующийся запах женских выделений, который ещё больше усугублялся замкнутым пространством из-за юбки Вероники Васильевны.

Женщина кончила как-то быстро и не очень бурно, потом ещё некоторое время посидела не двигаясь, а после слезла с члена-кляпа, сняла со стоячего колом члена Гены свои трусики, после забрала использованный презерватив и напоследок сказала:

- Жаль что твой отросточек такой маленький, так бы я на нём поскакала…

На эти слова Гена уже даже никак не отреагировал. Он считал что член его нормальных размеров, да и понял уже что хвалить его здесь никто не будет. А вот член… похоже он наоборот увеличился от постоянной эрекции. «Как же хочется его потрогать», - ёрзая, думал Гена.

Практически сразу когда вышла первая женщина за ней зашла следующая и с порога сказала:

- Привет. Мне сказали ты классно трахаешься. Я очень тебя прошу поимей меня крепко.

Потом Гена услышал какое-то копошение, похожее на раздевание.

Парень был очень удивлён, потому как это была та доктор, которая делала ему сегодня медицинские процедуры перед началом съёмок. На ей сейчас остался только чёрный корсет, стягивающий талию немолодой женщины и поддерживающий огромную грудь.

Врачиха долго не церемонилась: она сразу же залезла на кровать и начала усаживаться на искусственный член, но не лицом к Гене, а спиной.. и началась скачка.

Гена подумал, что эту женщину держали год взаперти, а сейчас выпустили порезвиться. Она двигалась то быстро, то медленно… То рычала, то стонала. В порывах страсти хватала Гену за яйца, не замечая что делает ему больно (а может быть она делала это специально). Одна особенность этой женщины добавляла итак распятому мужчине дискомфорт: у неё были очень обильные выделения, которыми она испачкала всё лицо тому, кто был снизу.

Кончила женщина два раза не вставая с члена, схватив на последок во время оргазма Гену в очередной раз крепко за мошонку. Мужчина громко замычал от боли, но стон его так и не вырвался из-за крупных ляшек очередной насильницы.

Немного отдышавшись, и быстро собравшись, женщина-врач потрепала по щеке связанного человека:

- Молодец какой, не обманули. Очень хорошо трахаешься. Надеюсь тебе тоже было так же хорошо, как и мне, - и вышла из комнаты.

Женщины менялись постоянно. Было их всего восемь или девять. Гена сбился со счёта. Он лежал безучастно, а его использовали как сексуальную игрушку, причём, без какого-то либо удовольствия для него. Рот его уже болел от кляпа, всё лицо было перепачкано выделениями, а его голову всё вдавливали и вдавливали в матрас.

Когда всё закончилось, снова вошла Марина (которая к слову тоже побывала на этом искусственном члене) и начала отстегивать руки Гены, пристёгивая их снова к ошейнику.

Она вынула этот ужасный кляп из Гены со словами:

- Только попробуй что-то вякнуть, - и продолжила заниматься своими делами.

Гена же присел уставший на край кровати и сидел некоторое время не шевелясь. Только его красный возбуждённый член постоянно пульсировал и двигался за него. Разные мысли крутились в голове у замучанного человека, одна из которых подсказала ему, что это собралась команда по интересам. Наверняка им нравится ломать и насиловать необъезженного молодого самца, плюс, снимая это всё на видео, продавая это порно за хорошие деньги… «Сколько же драм тут разыгралось до меня», - мрачно подумал Гена.

Тем временем Марина его подняла и повела в следующую комнату. На интерьер он не обратил внимание, потому что был уже сильно уставший. Его положили на узкую лавочку высотой примерно по пояс человеку. Руки Гены пристегнули к краям лавочки вдоль туловища, после чего Марина крепко привязала его к лавочке ремнями: одним за шею, вторым за грудь, охватывая руки, и третьим в районе талии… На ноги, которые до сих пор стояли на полу, потому что Гена лежал поясницей на самом краю лавки, Марина надела кожаные манжеты, а к ним присоединила по верёвке и с помощью какого-то механизма задрала ноги Гены перпендикулярно вверх, разведя их к тому же в разные стороны.

«Судя по позе снова будут иметь меня в зад», - удручённо подумал Гена. И как в подтверждение его мыслей Марина вставила в него смазанную анальную пробку немалого размера, вызвав у Гены гримасы боли. В завершении всей картины девушка вставила в рот Гене резиновое кольцо, закрепив его на затылке кожаными ремешками. Гена не мог пошевелиться, сдвинуть ноги и даже закрыть рот.

Марина довольная осмотрела свою работу, после чего сказала:

- Это чтоб ты не скучал по мне. – и плюнула в открытый рот беспомощного мужчины. Засмеявшись, она удалилась, а Гена остался дожидаться очередной экзекуции. Но, он уже не боялся боли или унижения. Он сейчас думал об одном: «скорей бы это всё закончилось чтоб доехать домой и удовлетворить себя». Терпеть постоянную эрекцию и постоянное перевозбуждение становилось всё невыносимей. Боль в яичках постоянно давала о себе знать. Да и член, постоянно налитый кровью до предела, эрекцию делал болезненной.

Через время зашла невысокая стройная женщина с красивой фигурой. Одета она была в одни чулочки и туфли. Больше на ней ничего не было. На вид ей было под 40. Обойдя Гену вокруг и потрогав ремни, которыми он был привязан, как бы проверяя их надёжность, она сказала, видимо по сценарию:

- Только не обижайся, милый. Ты же когда играл со мной на бильярде под желание наверняка хотел меня поиметь? Или ты, наивный, думал, что когда выиграла я и пригласила тебя к себе, то тоже хочу с тобой секса? Где-то ты был прав, только иметь будешь не ты, а тебя. Расслабься, обещаю тебе понравится. – с издёвкой добавила она.

И тут в комнату вошёл мужчина. Это был первый представитель сильного пола за день, которого увидел Гена в этом съёмочном офисе. Мужчина был высокий, стройный, полностью обнажённый. Он зашёл в комнату, держа в руке свой крупный эрогированный член в руке, поглаживая его.

К такому повороту событий Гена уж никак не был готов. Он думал что сильней его унизить невозможно… Гена беспомощно задёргался в своих путах, что-то начал мычать, забегал глазами, умоляюще смотря на женщину, но её это всё только повеселило:

- Что мой мальчик, я вижу ты доволен тем, какого партнёра я тебе подобрала? Неправда ли он хорош? Я тебе даже завидую, не будь он геем я бы сама воспользовалась его услугами, а так… Что же, придётся скрипя сердцем отдать его тебе.

- Можешь приступать, - добавила женщина вошедшему мужчине.

Того упрашивать не пришлось. Он вынул из зада Гены расширитель, надел на себя презерватив и начал входить в несчастного мужчину, который тщётно пытался вырваться из ремней, которые намертво держали его привязанным на лавочке.

К громадному унижению Гене добавилась ещё и боль от большого члена, который орудовал в его внутренностях. Этот половой гигант не церемонился и сразу же начал с хорошей скоростью долбить зад привязанного человека. Женщина же села в кресло, расставила ноги и начала себя ласкать. По всему было видно, что вся эта ситуация её не только забавляла, но ещё и сильно возбуждала.

На глазах у Гены от обиды, боли и унижения катились слёзы, но он их даже не мог вытереть…

Тем временем мужчина внезапно вынул член из задницы несчастного, быстро снял презерватив, подошёл к голове Гены и начал быстро ласкать себя рукой, внезапно кончив беспомощному парню в лицо, громко прорычав от удовольствия. Спермы залила глаза, попала на нос и что-то даже пролилось в открытый резиновым кольцом рот.

После этого мужик вытер свой, начинающий уменьшаться, член, о лицо Гены и так же без слов удалился. Тем временем женщина, наблюдавшая за всем этим, встала с кресла, взяла искусственный фаллос и вернулась обратно. Вставила в себя игрушку, включила вибратор и начала неистово водить им в себе. Видимо возбуждена она была до предела и поэтому кончила очень быстро, тяжело дыша и громко постанывая…

После чего, удовлетворённая всем проделанным, встала с кресла, подошла к голове привязанного Гены и вставила ему в открытый рот резиновый член со своими выделениями:

- Тот мужчина так быстро ушёл. Я подумала что ты не успел сполна насладиться членом, и решила исправить эту оплошность. А судя по тому, как стоит твой отросток, которым ты желал меня трахнуть, тебе даже понравилось. Наверно ты всё же пидор… - грубо подытожила женщина и вынула член изо рта Гены.

Гена лежал безучастно. Ему было противно от того, что чужая сперма засыхает на его лице, запах которой бил ему в нос, а Гена ничего не мог с этим поделать…

Женщина же тем временем стала таким образом, что голова Гены оказалась между её ног.

- Не закрывай ротик, - улыбаясь сказала она Гене, издеваясь, потому как он и не смог бы этого сделать… И с этими словами она начала мочиться Гене в рот. Гена даже не мог голову убрать и солоноватая жидкость полилась прямо в него. С резиновым кольцом во рту глотать было крайне неудобно, но выбора не было. А эта стерва ещё как нарочно «промазала» мимо рта и выдала небольшую порцию мочи на лицо страдальца.

- Вот теперь я полностью удовлетворена. Вижу тебе тоже понравилось. Целоваться на прощание не будем. Захочешь ещё поиграть на желания – я к твоим услугам, - улыбаясь сказала эта сучка и вышла из комнаты.

Гена же остался лежать привязанный, поиметый, в сперме и моче. Он был уверен, что сейчас придёт как всегда Марина и начнёт его развязывать, но этого не произошло. Примерно с полчаса ему пришлось пролежать в этой позе. Сперма засохла и стянула лицо. Правый глаз, который был залит сильней всего, не открывался. А во рту был ощутимый вкус мочи, от которого Гена никак не мог избавиться. Гена даже подумал что его специально оставили в таком положении, довольные наблюдая в камеры за его униженным положением. Ему уже было всё равно. Он очень устал и физически, и морально…. На него напала апатия и даже член, который беспокоил его целый день, начал опадать…

Когда пришла Марина, Гена помнит как в тумане. Он как-то без эмоций выполнял все её требования. Видно было по всему что он сильно подавлен. Смутно помнит что ассистентка протёрла ему лицо, приковала руки к ошейнику и повела по коридору, сказав:

- Жаль, на сегодня всё. А я бы ещё поскакала на твоём язычке.

Эти слова немного взбодрили Гену. Неужели все мучения закончились? Он шёл по коридору медленно и широко расставляя ноги, потому как болели и яички от нестерпимого возбуждения, и задний проход от побывавшего в нём члена немалого размера.

Марина привела Гену в кабинет к Веронике Васильевне, поставила в центре зала и удалилась.

Женщина снова была в деловом костюме. Она оторвалась от своих дел, осмотрела уставшего голого мужчину, подошла к нему и сказала:

- На сегодня ты свободен, но мы не успели доснять пару эпизодов, а значит придётся тебе приехать на съёмки и гонораром через неделю. Сейчас иди в процедурную.

Гена не мог поверить своим ушам. Ещё неделю терпеть? И это после месяца воздержаний и после целого дня терзаний? Он упал на колени перед Вероникой Васильевной, начал целовать её ноги и умолять:

- Пожалуйста, только не надевайте на меня пояс верности, умоляю! Мне очень нужно кончить, прошу Вас! – со слезами на глазах и отчаянием в голосе причитал Гена.

- А ну быстро встал! – громко и безжалостно рявкнула его начальница, схватила его сильно за волосы, подняла с колен, а потом ещё выдала смачную пощёчину.

- Бегом в процедурную, нытик, а то я тебе сейчас ещё и штраф выпишу! – раздражённо крикнула она, строго смотря Гене в глаза.

Ему же ничего не оставалось делать, как опустив глаза, пойти в процедурную. Марины не было, но его уже ждала докторша.

- О, наш сладкий мальчик явился, - сказала она, намекая на те удовольствия, которые она получила, скача на лице привязанного Гены во время съёмок, - залезай в кресло.

Гена неуклюже и понуро залез в кресло и без эмоций наблюдал как на него снова надевают пояс верности. На эмоции у него уже просто не осталось сил.

После этого с него сняли ошейник, выдали одежду и выпроводили за дверь с предупреждением чтоб ждал звонка…

Похожие статьи:

Эротические рассказыСладостная пытка

Эротические рассказыСтрадания Дениса или во всем виноват пупок

Эротические рассказыНочной клуб "Андромеда"

Эротические рассказыОдин день моей жизни

Эротические рассказыНеделя сладкого ада

Рейтинг: 0 Голосов: 0 57 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!