Папенькин сыночек

14 мая 2014 - Asus

Однажды, погожим декабрьским утром я проснулся раньше обычного. За окном беззвучно падал пушистый снег, и редкие машины где-то там, за домами, на проспекте совсем не мешали мне спать. До будильника был ещё почти целый час, но мне, тем не менее, не захотелось зарываться носом в подушку и досыпать под тёплым одеялом. В последнее время мне стало казаться, что я научился в какой-то мере предугадывать некоторые приближающиеся события. Вот и сейчас я интуитивно чувствовал, что сегодня со мной снова произойдёт нечто не совсем обычное.

И действительно, вскоре дверь в мою комнату открылась, и на пороге появился отец.

-Сыночек, - негромко проговорил он, - ты не спишь?

-Нет, - так же тихо ответил я.

Папа не торопясь, молча подошёл ко мне, и присел рядом на край кровати.

Мы жили с ним в двухкомнатной квартире вдвоём. Мама, как говорилось в одном старом фильме, "бросила нас в младенческом возрасте", а если серьёзно - то когда мне было восемь лет. С тех пор отец периодически встречался с какими-то женщинами, двоих даже приводил в дом и пытался со мной знакомить. Но я, сам не понимая почему, всегда реагировал на это очень болезненно - так что примерно через год после развода папа вообще перестал посвящать меня в подробности своей личной жизни.

-Ну что, я смотрю, опять не спится тебе? - отец положил руку мне на живот, медленно провёл ею по одеялу и нащупал под ним мой торчащий, как штык, член. Я слегка вздрогнул и напрягся.

-Давай посмотрим, - папа стянул с меня одеяло, и вытащил из трусов мой готовый взорваться от натуги орган. Потом включил настенный светильник и немного пощупал пенис. Дело в том, что с некоторых пор мой родитель сам определял, когда мне можно, а когда нельзя дрочить - он говорил, что разряжаться мальчикам, конечно, надо, но делать это слишком часто не следует.

-Так. - отец внимательно посмотрел на член, а потом мне в глаза, от чего я ещё сильнее смутился. - Ну ладно, я вижу тебе не терпится уже? Когда мы в последний раз спускали? Дней пять назад? Или ты без меня после этого шалил ещё? А? Признавайся.(папа улыбнулся)

-Не, не шалил! - честно ответил я.

-Так, я как учил отвечать тебя? Нужно говорить: "Нет, папа"! - лицо отца стало чуть более серьёзным и он, наклонившись, влепил мне несильную пощёчину.

-Извини, пап, я забыл.

-"Забыл" он! Сколько ты уже запомнить не можешь? Ну ладно, - отец снова подобрел, нагнулся и поцеловал меня в грудь. Потом медленно обласкал орально соски, опустился ниже, поласкал губами живот, залез языком в пупок. Я напрягся всем телом и почувствовал, что краснею. Несмотря на то, что папа проделывал со мной такое далеко не в первый раз, я всегда при этом испытывал не только возбуждение, но и смущение.

-Расслабься, Валечка, не напрягайся. Ну сколько тебя учить? Ты глупенькая моя маленькая девочка... Та-ак. Животик мягкий у нас? - родитель пощупал мой живот пальцами и слегка надавил на него. - Не понятно что-то. Вроде мягкий. Но клизмочку, наверно, всё равно нужно будет сделать сегодня - давно не делали.

С этими словами папа наклонился и немного поласкал ртом мой пенис. Он никогда по-настоящему не сосал у меня, но и не боялся оральных ласк - однако предпочитал доводить меня до оргазма руками. И надо признаться, что долго ему работать руками обычно не приходилось.

Вот и сейчас он, сжав моего "дружка" в кулаке, быстро заставил меня задёргаться в сладких судорогах.

-Ты моя сладенькая. - папа улыбнулся и, вытерев об одеяло испачканную спермой руку, глубоко поцеловал меня в губы. - Опять сразу спустила! Ну ничего, я тебе говорил - с возрастом это пройдёт постепенно. Да и потом, ты ж терпела долго.

-Да, я когда второй раз подряд - не сразу спускаю! - напомнил я, так как подтрунивания отца над моими половыми способностями немного меня напрягали.

-Конечно, маленькая моя, - папа снова нагнулся и поцеловал меня в рот, - я помню, ты и пять, и десять минут можешь. Так, ну сейчас мне некогда уже. Так что - ты генеральную уборку мне на каникулах обещал, не забыл ещё? Вот, так что давай, хорош сочковать уже. Чтобы к обеду квартира блестела у нас! И не шали тут без меня.

С этими словами отец, чмокнув меня в щёчку, вышел из комнаты и направился в ванную...

Когда минут через пятнадцать за папой захлопнулась входная дверь, я вылез, наконец, из постели и тоже пошёл в сан-узел, чтобы помыться и сделать другие делишки.

После того, как утренние процедуры были окончены, я остановился, обнажённый, в нерешительности перед зеркалом и внимательно осмотрел себя с головы до ног. Странно - симпатичный, даже красивый парень, всё вроде на месте. Красивые плечи, талия, грудь. Конечно, "верх" у меня немного худенький, но зато попа плотная и упругая, и ноги крепкие и стройные, в меру длинные. И член вроде нормальный - 16 сантиметров. Папа говорит, что это средний размер, у него у самого только чуть-чуть подлиннее. А спускаю я почти всегда быстро! В чём проблема? Нет, тут надо разобраться!

Сбегав в комнату, я принёс в ванную часы, положил их перед собой на полку и, встав над раковиной, решил засечь время. Две минуты, четыре, пять... Ну вот! Я радостно выдохнул. Почти шесть минут! Просто всё дело в том, что я долго терплю, а когда я буду встречаться с девушкой или парнем - то всё будет нормально.

Хотя, вообще-то, я уже встречался с двумя девушками, но время наших "встреч" с ними не превышало двух-трёх минут. И хотя они вроде бы не жаловались - я сам как-то плавно прекратил отношения с обеими, решив, что ничего страшного со мной не происходит, но мне просто надо ещё немножко повзрослеть.

А с парнями и мужчинами я пока не встречался - только с папой.

Впрочем, долго размышлять обо всём этом было некогда, и я, натянув стринги, принялся за уборку квартиры. С одной стороны, мне конечно было лень работать тряпкой, но с другой - даже как-то нравилось ощущать себя в некотором роде служанкой, женой, хозяйкой, которая обслуживает вкалывающего на работе мужчину-добытчика. Полы я обычно мыл, ползая на четвереньках и сильно оттопыривая при этом попу - так было интереснее.

И чтобы не скучать во время исполнения своих домашних обязанностей, я нередко вспоминал при этом случаи из нашей с папой совместной жизни.

В детстве отец меня никогда не порол, даже не шлёпал и не давал подзатыльников - только читал нотации, лишал карманных денег и т.п. В подростковом возрасте ситуация с этим тоже не изменилась. Однако взрослея, я всё чаще стал задумываться - а почему папа не наказывает меня физически? Конечно, я не был хулиганом, но не был и пай-мальчиком: приносил иногда из школы двойки, прогуливал занятия, даже пробовал курить, возвращался домой позже обычного. Но отец всё равно только ругал меня и не давал денег. Иногда мне казалось даже, что папа меня не любит, что если другие родители порют своих детей, а он меня нет - значит ему на меня всё равно, что он только изображает из себя заботливого, правильного отца, а на самом деле... Всё это привело к тому, что я - иногда нарочно, а иногда даже как бы и не специально, начал всё чаще и чаще косячить.

И однажды довёл-таки папика до того, что он поставил меня перед выбором: домашний арест или порка. Помню, папа тогда сказал мне: "Я вижу, по-хорошему ты не понимаешь на словах, и деньги тебе не нужны особенно? Ну ладно, тогда давай так сделаем: или ты все выходные дома сидишь без компа и телевизора, или... Не знаю, или я тебя выпорю наверно. У нас демократия будет, я насильно не хочу пороть тебя - так что выбирай сам". Я чуть ни поперхнулся тогда от неожиданности. Конечно, я сам долго на это напрашивался, но всё-таки делал это как-то не вполне осознанно. А когда пришёл час расплаты - довольно сильно перепугался. Но вместе с тем почувствовал, что по всему моему телу прокатилась волна какого-то странного, незнакомого мне до сих пор возбуждения. И я не своим от испуга голосом, запинаясь, согласился на порку.

Подумав немного, отец приказал мне раздеться до майки и трусов, лечь на кровать лицом вниз и раздвинуть пошире ноги. Во рту у меня пересохло, руки дрожали, но я молча, без возражений сделал всё, как говорил папа. Несмотря на то, что отец тогда не спускал с меня трусы и стегал мою попку ремнём несильно и недолго, я сильно возбудился. Член у меня встал, и я лежал, краснея, попой кверху, пока папа не вышел из комнаты. Подрочить в тот раз после порки я не догадался, эта привычка появилась у меня уже потом, когда я регулярно стал выбирать для себя такие наказания в ходе "демократических выборов".

Со временем папа стал подходить к процессу порки уже более серьёзно и основательно. Он начал полностью оголять мою трепещущую от страха и возбуждения задницу, нередко вообще заставлял меня раздеваться догола и принимать разные унизительные позы. Больше всего меня смущало, когда отец приказывал мне вставать на кровати или на журнальном столе на четвереньки и оттопыривать попу. Я понимал, что когда я так стою - папику очень хорошо видны не только мои болтающиеся между раздвинутых ног яйца, но и моя маленькая дырочка. Однако это обстоятельство не только напрягало меня, но и сильно возбуждало, и поэтому я всё равно, несмотря ни на что, снова и снова косячил и выбирал порку. Эрекцию во время экзекуции скрывать было уже совершенно невозможно, но папа просто делал вид, что не обращает на это внимания, и ничего не говорил мне по этому поводу.

Однако вскоре я стал замечать, что меня уже не удовлетворяет простая порка, что мне хочется чего-то большего. Я вспомнил, как у меня однажды случился запор, и отец поставил мне клизму. Фантазии о том, как папа будет снова засовывать мне наконечник в попу, начали возникать у меня практически ежедневно, но я стеснялся просто взять и снова попросить его об этом. К тому же, мне хотелось, чтобы это произошло как-то нестандартно, необычно, а не как в прошлый раз (засунул - вынул, и всё).

И вот однажды всё получилось как-то само-собой - я вернулся из школы, схлопотав двойку по физике, и остановился в нерешительности в коридоре. Папа как раз был дома - он пришёл с работы на обеденный перерыв.

-Что ты там мнёшься в прихожей? - отец словно почувствовал неладное. - Иди сюда давай, колись, чё случилось.

Я робко вошёл в комнату:

-Па, ну тут короче это... опять... двойка.

-Опять двойка? (мне показалось, что отец рассердился больше обычного). И почему опять? Можешь ты мне объяснить? (сидя на диване, он старался говорить спокойно, сдержанно, но я видел, что папа сильно возбуждён). Ты ж не тупой у меня вроде, не дебил? И пятёрки получаешь всё время, и четвёрки, и в четверти... Нет, ну я не пойму - ладно, если б ты дебил был, тогда какие вопросы!..

Повозмущавшись по поводу моей успеваемости ещё несколько минут, отец неожиданно подытожил:

-Похоже, ты специально двойки хватаешь, чтоб меня позлить, да?

Я напрягся. Нет, конкретно эту двойку я получил как раз не специально, просто мне лень было зубрить. Но к тому моменту я уже начинал понимать, что мои отношения с отцом всё больше напоминают садомазохистские, и что мне походу это нравится. И теперь получалось, что папа об этом догадался, или по крайней мере начинает догадываться!

-Здоровый лось уже, метр восемьдесят, восемнадцать лет! - не унимался отец. - У тебя одиннадцатый класс, тебе в институт надо, а ты что? В армию захотел?! Там с тобой не будут цацкаться, как я тут! Так, давай, раздевайся быстро! Догола! И жди!

Отец вышел зачем-то из комнаты, и я, опасаясь рассердить его ещё больше, поспешно стянул с себя всю одежду. Конечно, порка меня возбуждала, но иногда папа перегибал палку - и мне совсем не нравилось потом ощущать, мягко говоря, неудобство при каждом соприкосновении моей задницы со стулом.

Вскоре папик вернулся, держа в руках какую-то подозрительно толстую длинную верёвку.

-Ты конечно порку опять выберешь, да? - повышенным тоном, но всё же сдерживаясь, спросил отец. - Я уже не спрашиваю тебя, нравится тебе по заднице получать, да? Правильно я понял?

Я кивнул, но тут же испугался - ведь выходило, что я сам только что признался в собственных мазохистских наклонностях!

-Ну вот и отлично! Щас ты у меня так получишь, что надолго запомнишь это всё! Вставай на кровать раком! - отец достал из кармана нож и принялся резать им верёвку на части.

Я сильно струхнул - конечно, я понимал, что папа не собирается меня резать, но при виде ножа очко у меня почему-то заиграло. Не знаю, что именно у меня перемкнуло в этот момент в голове, но через секунду я выпалил:

-Слушай, па, а может не надо? У меня... это... живот болит!

-Живот? Где? Где, покажи?!

-Вот здесь, - я неопределённо махнул рукой в районе пупка.

-А, ну это ничего, это ты чебуреков объелся опять! Это я тебе сейчас быстро и живот прочищу, и мозги заодно!

Отец снова вышел из комнаты и вернулся через пару минут с тазиком, большой резиновой грушей и наполненной водой клизмой-грелкой.

-Ложись ко мне на колени! - скомандовал он, усаживаясь поудобней на диване.

Дрожа от волнения, я подчинился и лёг кверху попой к отцу на одно колено, широко раздвинув и свесив до пола ноги.

-Попу оттопырь! Во-от!

Я почувствовал, как папа смазал мне чем-то анус. Затем в мою маленькую, не разработанную пока ещё дырочку бесцеремонно вонзилась груша. Через мгновение отец с силой сжал её, и внутрь моего тела брызнула вода. Спустя несколько мгновений ситуация повторилась, и папик стал вкачивать в меня клизму порциями, прямо с воздухом, не переставая, пока вода в тазике не закончилась.

-Ну что, получил? - всё ещё возбуждённым, но всё-таки более дружелюбным тоном спросил он, когда во мне сидело, наверно, уже литра полтора, а то и больше. - Ладно, беги просирайся. А то ты прям вон извиваешься весь уже!

Я пулей выскочил из комнаты и, скрывшись в туалете, просидел там, наверно, почти пол-часа - отчасти из-за того, что стремился выпустить из себя всю воду, а отчасти - надеясь, что отец скоро уже заспешит на работу и мне не придётся долго мучиться.

Папа несколько раз подходил к двери, торопил меня и говорил, что меня ждёт вторая клизма. В конце-концов мне пришлось выйти.

-Так, теперь на четвереньки становись на столик! - скомандовал мой мучитель.

Краснея, я покорно подчинился. Приказав мне прогнуть спину и с силой оттопырить попу, отец ввёл мне в зад довольно толстый длинный наконечник и, подняв повыше грелку, пристально на меня уставился. Через пару минут я уже засопел и заёрзал под клизмой, но возражать не решался - ведь мне ещё предстояла порка, причём порка, судя по всему, серьёзная!

Член у меня начал напрягаться ещё во время клизмирования грушей, а сейчас и вовсе встал, предательски демонстрируя ещё и мою некстати обнаружившуюся склонность к пассивным анальным удовольствиям.

Через некоторое время я набрался смелости и предложил отцу:

-Па, ну ладно, ты это... на работу иди, а я сам просрусь тут, и... Вечером мы с двойкой тогда разберёмся.

-Вечером? - отец приподнял брови. - Ты мне ещё указывать будешь тут, когда на работу ходить, а когда разбираться? А ну давай, пошёл на толчок быстро!

Выдернув из меня наконечник, папа смачно шлёпнул меня под зад - да так, что я сразу слетел со стола и за пару секунд долетел до ванной...

А минут через 20 я уже расположился в весьма интересной позе на кровати: отец велел мне встать поперёк матраса на колени, расставить пошире ноги и уткнуться головой в покрывало. Заблаговременно слегка отодвинув кровать от стены, он развёл мои руки в стороны, и крепко привязал их к находившимся ближе к плинтусу ножкам. А мои лодыжки он оплёл одним длинным куском верёвки и привязал их к противоположным ножкам - так что я оказался надёжно зафиксирован и полностью подготовлен для порки.

Возбуждение нарастало - казалось, что даже воздух как будто наэлектризован. Наверно, именно тогда меня впервые посетило то самое странное интуитивное ощущение - я, как говорится, задницей почувствовал, что сейчас со мной должно случиться что-то необычное.

И правда - отец вдруг неожиданно вцепился обеими руками мне в ягодицы:

-Ну что, сучёнок, готов?

Я ничего не ответил и только судорожно сглотнул слюну.

-Готов? Я не слышу!

-Да.

-Ну держись тогда.

Первый удар оказался неожиданно сильным (обычно папа всегда поначалу шлёпал меня не очень больно) и я, изогнувшись всем телом, заскулил и мелко затряс попой.

-Нравится? А так нравится? - отец стегнул меня сложенной вчетверо верёвкой ещё сильнее, так что я вскрикнул и вцепился зубами в покрывало. Удары посыпались на мою молодую задницу один за одним.

-Я знаю, что тебе нравится, сучка, - приговаривал папа, - думаешь, я не замечаю что ли, что я вчера родился?

Как-то анализировать его слова и тем более что-то отвечать отцу я был уже не в состоянии - так как все мои мысли сосредоточились в районе полыхающей от боли попки. Но тут вдруг произошло нечто, что заставило меня мгновенно очухаться и выйти из ступора - папа снова вцепился пальцами в мою жопу, и неожиданно спросил:

-А может, тебя по-другому наказать, а? Может, порка тебе не помогает уже?

Я молчал, не понимая, о чём он говорит. А отец продолжал, возбуждённо сопя и практически не останавливаясь:

-Я вот думаю, может тебя в попку оттарабанить? А? Говорят, полезно иногда бывает. Хочешь? Не, если не хочешь - у нас демократия, не вопрос. Давай, я тебя верёвкой дальше, или дома сиди без компа. Ну? Чё молчишь? Чё ты молчишь-то?

В первые секунды я не понял, что папа подразумевает под словом "оттарабанить" - мне почему-то представилось, как он "тарабанит" по моей заднице двумя руками сразу, словно барабанщик. Но когда до меня, наконец, допёрло - член у меня заломило так, что я даже испугался за своё половое здоровье. Отец как будто почувствовал это и, забравшись мне рукой под жопу, стал жадно ощупывать мой возбуждённый орган.

-Ну что? Хочешь ты такой новый вид наказания попробовать? А? Не, ты не бойся, я не больно тебя отпердолю, это моральное наказание будет скорей, а не физическое. А? Не слышу - хочешь? Я вижу - хочешь, вон и член у тебя стоит. Ну? Решай давай!

Честно говоря, до этого я уже фантазировал на тему подобных отношений с отцом, но даже не решался представить, что такое может произойти в реале.

Отец тем не менее уже смазывал мне дырочку кремом, и вскоре я почувствовал, что в анус мне упёрлось что-то непонятное - твёрдое, но одновременно вроде бы и не твёрдое, а скорее мягкое.

-Ты ж хочешь ведь? А? Ну, хочешь? Смотри, мы и попку тебе как раз промыли... - не унимался отец.

-Да, хочу, - задрожав вдруг всем телом и удивляясь собственной смелости, выдавил из себя я.

-Не слышу, хочешь?

-Да! А-ай! - я сразу же ощутил, как папа начал с силой, но одновременно нежно заталкивать в меня член. Вся его агрессивность вдруг куда-то улетучилась, и папуля, постепенно проникая в моё тело всё глубже, ласково и вкрадчиво заговорил, почти зашептал:

-Сейчас, Валик, потерпи... сейчас... Сейчас всё уже, уже не больно будет. Сладкий мой глупый мальчишка любимый, сейчас папочка тебя научит, ка старших надо уважать (отец беззлобно усмехнулся)... Расслабься. Ну? Расслабь попунчик. Во-от... Умничка моя, девочка моя сладкая...

С тех пор мы стали заниматься с папой "этим" регулярно. Выяснилось, что он начал мечтать о сексе со мной гораздо раньше, чем я о нём - но так же, как и я, даже не надеялся, что у нас хоть что-то может получиться.

Быстро перепробовав все возможные "традиционные" способы, мы как-то оба, вместе пришли к выводу, что нам гораздо интереснее не просто тупо кувыркаться в постели, а играть в "развратного строгого папочку и стеснительного сынишку". Начиная с этого момента папуля стал изображать из себя "коварного совратителя", а я старался делать вид, что просто подчиняюсь ему из страха перед наказанием - и это безумно нас обоих возбуждало.

Папа отлично справлялся с ролью "тирана", запрещая мне дрочить, гулять допоздна и смотреть порнуху в интернете - за всё это он меня "строго наказывал" (ремнём, или другими, не менее интересными инструментами). Иногда, конечно, я косячил по-настоящему, и тогда мне приходилось по-настоящему получать по попе. После таких порок я, опять же, долго не мог нормально сидеть, но всё-таки по-прежнему выбирал именно этот вид наказания. И, как ни странно, такие методы мне на самом деле помогали - несмотря на то, что я стал уже самым настоящим мазохистом, я реально начинал гораздо лучше себя вести после отцовских порок!

Однако в день, когда папа довёл меня с утра до оргазма и поручил заняться уборкой в квартире, всё было по-другому. Я старательно вымыл пол и сантехнику, вытер пыль и пропылесосил мебель. Позвонил отцу на работу и отчитался о выполнении задания.

-А, ну молодец. - поначалу сухо похвалил меня папик, но потом, видимо, отошёл подальше от сослуживцев и горячо зашептал в трубку. - Умничка, Валечка, девочка моя сладкая, приготовься, я приду скоро. Встречай меня...

Далее папа подробно объяснил мне, каким именно образом я должен его встретить. Я всё запомнил, и даже записал кое-что на бумажку.

Ровно в 13.30, когда папочка должен был придти на перерыв с работы, я разделся догола, красиво причесался, и встал в прихожей лицом к входной двери на колени, держа в руках папины домашние тапочки.

Примерно без пятнадцати два дверь, наконец, открылась - давая мне подобные задания, папа почти всегда задерживался, чтобы у меня было время как следует возбудиться. Оценив мой внешний вид и торчащий член, отец довольно усмехнулся и похлопал меня по щеке:

-Умничка, Валечка, вижу - ждала меня.

Затем он молча протянул мне сначала одну, а потом другую обутые в ботинки ноги. Я проворно разул папу и переобул его в тапочки. Отец вытащил из ширинки слегка привставший член и сунул его мне под нос. Я тут же, как учил меня мой Господин, подобострастно поцеловал головку члена и взял его как можно глубже в рот...

Через несколько минут я уже старательно слизывал остатки спермы с папиного инструмента и с удовольствием глотал их.

-От тебя заразился! - усмехнулся отец. - Теперь я тоже, как кролик, за три секунды кончаю. Хотя на самом деле это конечно потому, что я очень сильно люблю тебя, моя девочка.

С этими словами папа поднял меня с пола, крепко обнял и глубоко засосал в губы. Потом нежно начал целовать мои щёки, нос, шею, осыпая меня ласковыми словами и комплиментами.

-...ты самая любимая моя девочка, красавица. - закончил, наконец, он, и с любовью чмокнул меня в лобик. - Но это как бы от ответственности тебя не освобождает, ты ж понимаешь наверно? (папик ехидно усмехнулся) Пойдём, проверим, как ты работу свою сделал.

Сказав это, папа взял меня за руку и потянул за собой в квартиру. Там он тщательно проинспектировал все помещения на предмет наличия грязи и, обнаружив в некоторых местах остатки пыли, спокойно, но строго отругал меня, надрав мне за это уши. Подобные "физические замечания" повторялись несколько раз - находя то тут, то там следы небрежной уборки, отец драл мои уши, шлёпал меня по попе, и под конец водил "провинившегося" сынишку по квартире уже за ухо, а также - заломив мне за спину руку.

Когда разбор полётов был, наконец, окончен, папа довольно ощутимо отшлёпал меня в наказание деревянной лопаткой, и поставил мне клизму - примерно полтора литра мыльной воды, которую я вынужден был удерживать в себе около десяти минут, стоя на кровати в коленно-локтевом положении.

А чуть позже, когда я прокакался, папик собственноручно ласково вымыл мою попку с мылом, вытер её махровым полотенцем и повёл меня в спальню.

Там он уселся на диван и, показав мне на свой стремительно твердеющий член, приказал:

-Давай, Валечка - в ротик, а потом в попунчик.

Я помог папе "закрепить" эрекцию, лаская его орально, а затем осторожно сел на него верхом. И, чувствуя, как отец управляет мной, держа меня за талию, принялся старательно, в такт едва уловимым движениям его рук, удовлетворять моего любимого Господина. Я знал, что если хотя бы в чём-то слегка ошибусь, сделаю хоть что-то неправильно - то папа, скорее всего, повторно строго накажет своего глупенького сынишку. Но это меня не напрягало - ведь маленькие бестолковые шлюшки заслуживают именно такого к себе отношения. К тому же, мне ещё предстояло признаться папочке в том, что я подрочил сегодня утром без его разрешения - а следовательно, участь развратной непослушной девочки была предопределена...

Похожие статьи:

Эротические рассказыИсповедь дрянного мальчишки. Часть 2

Эротические рассказыНе жалею, что так получилось

Эротические рассказыЭротомания - мое состояние

Эротические рассказыИсповедь дрянного мальчишки. Часть 3

Эротические рассказыСкрипи кровать - нам начихать (1часть)

Рейтинг: 0 Голосов: 0 282 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!