Одна рождественская ночь ( 2 часть)

23 мая 2014 - Asus

(часть вторая)

Время было такое, что никто из нас не думал, что мы совершаем что-то непристойное, в этот момент нами владела похоть, а быстрее неуемная страсть после долгой разлуки. Нас в летние каникулы это так сдружило, и мы по-братски проявляли свои чувства, понимая, что это искренне, и это было нашей тайной. Только одни воспоминания о нашей пацанячей ебле приводили меня в такой сексуальный восторг, что мне приходилось без них заниматься суходрочкой и вовлекать себя в сексуальные фантазии. Понял, что такое название она получила оттого, что дрочил или рукоблудил тайком один с собой. Мне нравилось каждый раз, чтобы я не совершал в сексуальном плане. Вот в эту ночку со мной был такой подъем сексуальности, что готов трахаться с настроением до упада.

Витька мычит от удовольствия и в то же время обрабатывает мой стояк, страстные звуки вырываются из меня, ели сдерживаю себя и не могу терпеть, я на пределе и, ничего не могу с собой поделать. Оргазм сделал свое дело, сперма стала заполнять Витькину глотку, но это было бы полдела, если бы он не стал «поить» меня своей горячей спермой. Она была особого вкуса, но за прошедшее время стала более вязкой, возможно, связано с долгим воздержанием, но это на него было мало похоже. Витька не мог такого вытерпеть: ни дня без дрочки - таков был его принцип.

Столько можно рассказать о наших похождениях и все они будут такими сексуально-интригующими, что возбуждаюсь только при таких воспоминаниях. Не всем, наверное, дано, чтобы быть всегда в сексуальной форме. Вот, и сейчас не хотел, чтобы быстро закончилась наша сексуальная ночь. Языком размазал его сперму на губах, ещё раз убедившись вкусом - проглотил. Я не брезговал проглота, во рту старался долго сохранялся привкус, который помогал поддерживать мою эрекцию, и я долго мог участвовать в либидо.

Кирилл «воевал» с Витиной дырочкой, я понимал, что с лета в ней не был, и то, что я так прытко проявил свою несдержанность, еще раз говорило о том, что я очень развратен, и мне нравится это делать. Витя не уступал мне в таких делах, возможно, на него влияли наши сладостные времена происходившие летом в деревне. Это никакое-то придуманное мной ощущение: я чувствовал всеми своими фибрами души его сексуальный настой и страстный порыв.

Макар смотрел за нашей оргией, и я заметил, что он пришел снова в возбужденное состояние. Он брался за наши причиндалы, и где-то даже мешал. Ему было все любопытно, и мы не препятствовали ему, а подставлялись, чтобы он насладился от действий. Сами знали, как хотелось окунуться в эйфорию страстности, когда только начинали увлекаться этим. Явно, он себя разогревал, чтобы поучаствовать в нашей оргии. Мне нравилось наблюдать, как Макар обхватил кулаком Кирин член и чувствовал эрекцию налившегося кровью его дружка. Передать сексуальные и развратные моменты немаловажно, чем просто рассказать о нашей оргии в ту рождественскую ночь.

В его годы, сравнивал и вспоминал, что я уже имел дело с девочками и понимал, что ему тоже хочется попробовать. В этот момент он увидел, что можно и с мальчиками так же естественно совокупляться. Меня мало стал привлекать секс с девчонками, а чаще и больше ебался с братьями и друзьями. Это было, вообще, другое состояние. Чем дальше в лес, то больше дров: так и мы не переставали идти дальше в своей развратности. На людях и в естественной обстановке мы были такие же скромные и стеснительные мальчики, как и все другие. Но когда мы оказывались свободными от сторонних глаз, то здесь с нас слетала вся скромность и стеснительность, нашему разврату не было предела. Сразу нами овладевала страстность и неподдельная развратность.

Макарка мне рассказал, что он подсматривал за своими двоюродными сестрами, когда те приходили к ним домой помыться в душевой, ему нравилось наблюдать за ними. Девчонки и сами старались похвастаться своими кунками (письками), считая его еще маленьким и ничего не понимающим в этом и не стеснялись маленького кузена, но он наматывал на ус, и, даже, стал показывать им своё достояние..

Я помнил случай в парке, когда мы с ним рассмотрели сморщенную пиздищу нашей бабушки. Её купальник не спасал её пизду от наших глаз. С ним смотрел на волосатую лоханку бабушки, что после такого «стриптиза» мы с ним славно отдрочились в глубине парка. Он мне показал с каким вдохновением мастурбирует. Он еще не ходил в школу, но уже вникал в сексуальные пристрастия.

Макарка оказался развитым пацаном и не такой паинька, каким мы его считали. Он немногим отличался от нас, если только отсутствием растительности на лобке и под мышками, хотя, длина его дружка была внушительной не по его годам. Я видел его еще до поступления в школу, и что он дрочит, и он уже был больше десяти сантиметров. Я видел, когда он вышел из ванной, а у них в квартире был душ, и показал отцу, что у него на члене появился пупырышек, и тогда я понял, что его пенис на самом деле немаленький. Он почему-то возбудился, когда отец его взял в ладонь. Мне тогда было стыдно за него, потому что я так запросто никому не показывал, тем более взрослым. Ровной и красивой сосиской он выложил на ладонь отца. А тот с таким упоением стал ее рассматривать, при этом и тетя Валерия - его мать тоже присутствовала.

Я сам тогда трепетно дрожал, ощущая сильную эрекцию в трусах. Мне так хотелось, чтобы и на мой хуёк так же обратили внимание, и потрогали, и поласкали, как делали с Макаркиным. Смотреть на то, как открывается его эрегированная залупка, я уже не мог, и быстро ушел в другую комнату. Редко я встречал, чтобы в такие годы у ребят открывалась залупка, а у него, как у взрослого парнишки - свободно и красиво. Еще меня мне понравилась его надувшаяся вена, которая пронизывала его писун на всю длину.

После этого я его-то и спровоцировал в тенистом парке, куда мы ходили с его бабушкой отдыхать и загорать в жаркие летние дни, и тогда-то я заприметил, как он реагирует на бабушкину пизду. Не скрою, что я тоже не святой, на меня это производило не меньшее удовольствие, и мой член так же стоял колом. Мы смотрели на ее во все глаза и так близко, что я тогда даже чувствовал ее запах; пока, она уморившись дремала, мы рассуждали с ним о женских писульках. Тогда-то я увидел, как он потом дрочил своего петушка и так сознательно это делал. У него малафьи еще не было, но чувствовалось, что он получал наисильнейший оргазм. Тогда и у меня она появилась осенью прошедшего года, вовремя каникул. Мне стало намного приятнее дрочить, когда появилась сперма. Она у меня появилась очень рано, не как у моих сверстников, с которыми мне приходилось откровенничать по этому поводу.

Теперь прошло несколько лет и все поменялось, мне в голову закралась мысль, « А когда он приезжал в деревню, что он делал в постели? Он же так же спал с кем-то ночью в постели?» Я не интересовался этим, но знал, что у тетки всегда народу летом было много, и чтобы всех разместить на ночлег, приходилось размещать мальчишек и девчонок попарно по однополому признаку.

Почему я так представил такую картинку, что я попал в такую ситуацию, и мы с кузеном Витькой в первую же ночь еблись самым настоящим образом. Такое могло происходить и с Макаром, так как он часто спал с Витькой, а тот не мог упустить такого момента, чтобы не попробовать ввергнуть своего сопостельника в сексуальную игру. Я-то знал, что Макар похотлив сам, и такое ему самому нравится, он мне показывал сам как он учился дрочить. Такого размера член, что был у него, можно было достигнуть, только упражняя его. Это как любую мышцу на теле, если желаешь сделать ее большой, рельефной и красивой - надо тренировать ежедневно. Таких размеров просто так его детородный орган достичь не мог.

Я заинтересованно наблюдал и за Макаром, и он уже спустился уже к нам на пол. Я выбрашись из-под Витьки, пристроился сзади Кирюшки, и лобызал его тело, язычком водил по эрогенным точкам, ему нравились мочки ушей и знал, что ему это очень возбуждает. Потом мы слились в засосе. Такого обалденного поцелуя я долго не получал, по-моему телу гуляли мурашки. Что стоит говорить о моем дружке, который рвался в бой, и уже мокро-скользящей залупкой скользил между Кириных ягодиц. Они у него волосатыми стали очень рано, меня такой его опушенный покров заинтересовал еще с нашего первого сексуального знакомства.

Тогда я натер свою залупку чуть ли не до мозоли, и именно они мешали скольжению. Я так его желал тогда, и когда мой дружек оказался между его ягодиц, то с такой страстью им водил, что спустил, но залупка болела какое-то время. Потом я привык, и мы трахались свободно, гандонов мы не применяли, хотя, такой случай применения был и с ними, но не при ебле. Мы еблись ежедневно, получалось даже по нескольку раз в один вечер, а по обстоятельствам и днем, когда похоть сдерживать было невозможно.

Я обнаружил пачку презервативов в серванте у своего дяди. Тогда мои мысли сразу возбудили меня. Тогда заперся в ванной и испробовал гандон на себе. Мне сразу тогда не понравилось, я его едва напялил (не по размеру попался), но это было полдела, а когда стал спускать, то сперма с трудом могла попасть в него, пришлось быстро сдернуть его. Я решил взять с собой их на прогулку с девчонками в его дворе.Тогда их и использовали в роли надувных шариков. Девчонки разбегались, не понимая для чего я их принес. В жизни больше никогда не надевал себе «презик» и ебался не предохраняясь. Я не люблю тех ебаришек, которые пользуются этим; сама церковь против этого, в порно фильмах это, даже, выглядит некрасиво и убивает чувственность процесса, здесь стоит преграда для соития.

Не надо было ничего придумывать, когда это с тобой реально происходит, и только нужно подобрать нужные слова, чтобы читатель мог понять и прочувствовать, как это происходило. Секс сам по себе интересен, но когда он происходит с ровесниками, меня это стало интересовать больше, чем с девчонками. В этом сексе я больше раскрываюсь и чувствую от своего партнера энергетику, порыв и самоотдачу. В этом даже есть какая-то особая состязательность, и не хочется ударить в грязь лицом. Там много всего такого, что удовлетворяет меня и, кажется, что он лучше, а в чем-то хуже.

Мне нравятся писуны ребят каких бы размеров и видов они не были. Такими их сделали их родители, и генная начинка присутствует в них.

Если невозможно сразу определить какая у девушки вульва, глубоко ли ее можно «пропахать», зато у пацана сразу видно, что за «малыш» в его трусиках. Я понимал, что всего-то 7-10 см средняя глубина влагалища и моего достоинства хватает, аж, в полтора раза, но тем ни менее видел такие фаллосы, что не мог представить, как он с ним справляется. Завидно, конечно, но не могу такого монстра представить, как он может его ввести туда, чтобы не порвать ее. Был у меня друг, который показал мне своего дружка, от увиденного фаллоса, я чуть было сам не лишился рассудка. Хотя, я видел до него у одного своего одноклассника, только из другого класса, и звали его Витька, который похож был на бурята, его хуище, который был в эрегированном состоянии за 20 сантиметров.

Казалось, что он единственный в мире у кого такой вырос, но я оказался не прав, пока не увидел у своего старшего приятеля его «малыша». Он его вывалил на парту, я оцепенел сам от реальной её величины, словно, выложил напоказ питона, а не хуй. Тибул был по национальности казахом, и чем-то их объединяло с Витькой бурятом, такого же невысокого росточка 160см и такие же ноги с выпуклыми венами на ногах. Да, не вру, но в этом что-то такое есть, и к этому я пришел позже… Я не очень такому удивлялся, мне больше всего нравилось, пусть и небольшой, но чтобы он стоял на все сто.

У моих партнеров, моих братишек, были нормальные пенисы, и ничем не отличались от стандарта, у Витьки пенис был обрезан, так как залупка у него больше ствола в два раза. Я как-то потом спрашивал у него по такому поводу, так как знал, что только некоторые мальчишки обрезались по национальным обычаям, а он-то с какой стати без крайней плоти остался. Он мне поделился, что у его отца огромная залупа, и ему делали обрезание, чтобы им не делали - во взрослой жизни. Я сам пробовал ее брать в рот, и она едва влезала, хотя ствол был тоньше моего. Я очень сексуален, и пробовал разные способы, и старался, чтобы его залупа влезла в мою неуступчивую дырку. Я так был в этом заинтересован, что каждый раз старался реализовать своё желание. У него никак сначала не получалось, не хватало сильной эрекции, чтобы загнать такую огромную штуку.

Как только мы не старались и смазывали кремами и маслами, но он только мог им поводить у дырочки. Я сам потел как последняя шлюха, с меня - пот градом, смазка капала с конца, но Митька только выл от беспомощности. Я и себя «винил» в том, что у меня такой сильный сфинктер и что никак не могу потрахаться. Я его, честно, никогда не разрабатывал, как это делают многие ребята, и только получив сексуального неудовлетворения, решился все же заняться серьезно этим. В ход пошли хорошо отполированные ручки кухонных приборов, вплоть до скалки, сначала было больно и были позывы к освобождению прямой кишки, словно я клизму вставил, но привыкнув к таким процедурам, позывы исчезли сами собой.

Могу откровенно признаюсь, что с его братом я ебусь постоянно, когда мы с ним оказываемся в одной постели или просто одни дома. В детстве он был стеснительным и не проявлял такого желания к сексу, как сейчас. Я с юности стал заниматься этим и хотел заниматься постоянно и много раз. Мы теперь с ним, не стесняясь друг друга, и только есть возможность, трахаемся, хотя мы и женаты, но по привычке предпочитаем ебаться с парнями. У него кроме меня никого нет, и получается, что ему приходится совокупляться со мной. Мне нравиться и я не отказываюсь от этого удовольствия. Один разик, испытав наслаждение, я не сопротивляюсь и сам стараюсь намекнуть ему и вспомнить нашу молодость. Один раз он ебал меня всю ночь, и я не препятствовал ему в этом. Мне было приятно получать оргазм от происходящей ебли. Залупа его огромная, не так просто она входила в меня, но постепенно сфинктер привык к ней, я был в постоянной эрекции.

Она у него с кулак, и представляете, каково такое сокровище вытерпеть, но аппетит приходит во время еды: так и здесь получилось. Все же мы смогли приспособиться и доставить яркий секс: обильно смазав залупень и мою дырочку, вогнали ее по самые помидоры. Я тогда спросил его, что он обрезан, как мусульманин или еврей, и он раскрыл тайну их семьи. Оказалось, что у его отца залупа тоже огромная и поэтому крайнюю плоть пришлось еще в детстве обрезать. Вот почему и младшего его брательника тоже залупка была наружу. С ним мы ебались очень часто и я только при его взрослении заметил, что она действительно становиться огромной, и её хватало, чтобы закрыть полностью перекрыть отверстие граненого стапарика. Меня как раз такая огромность и манила, завораживала. В рот едва вмещалась, а при этом, что горло сразу перекрывало, и дышать становилось трудно, но я и этому привык.

Другое дело у Кирилла, он у него небольшой, но зато такой твердый и входил без помех. Это я пишу о своих чувствах, которые сам испытал и нисколько не пожалел. Только испытав самому такое, можно о чем-то судить, а голословные суждения и фантазии здесь неуместны. Мне казалось, что у меня оргазм и не прекращался ни на минуту. Я сам не понимал и не мог себе представить, как другие ребята не могут быстро возбудиться, чтобы продолжать ещё и ещё. Не успел слить Витьке, я уже засадил Кире и держась за его бедра и натягивая на себя. Не сразу получилось, так как давно не «прочищал» его, но немного усилий, и я в нем. Сфинктер обхватил туго моего дружка, что мне и нравилось в мальчишеско-анальной случке.

( продолжение следует)

Похожие статьи:

Эротические рассказыИсповедь дрянного мальчишки. Часть 2

Эротические рассказыСкрипи кровать - нам начихать (1часть)

Эротические рассказыНе жалею, что так получилось

Эротические рассказыЭротомания - мое состояние

Эротические рассказыИсповедь дрянного мальчишки. Часть 3

Рейтинг: 0 Голосов: 0 68 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!