Мой любимый гей (продолжение4)

23 мая 2014 - Asus

Происшествие пятое (очень важное для нашей семьи)

И вот, сижу я, перебираю шмотки моего брата, в комнату вваливаются эти два охламона и начинают разорять чемодан, напяливать на себя парик и туфли, сначала я еле- еле отобрала у них плеть и наручники, стащила с них шмотки, но они стали ими кидаться, пока я бегала и орала на них.

«Вот придет брат, все ему расскажу!» - пригрозила я. «И что он нам сделает, педик!» - заорал один из близнецов. «Он приведет своих дружков, и они вас поколотят!» - решила я застращать глумливых подростков.

«Таких же педиков, как и он сам!» - заорал другой. Тут в комнате обнаружилась мама. Она стояла, сложив руки на груди, и оглядывала место сражения. «Сколько раз», - ледяным тоном начала она. – «Я просила вас, не лезть в жизнь ваших брата и сестры».

«Скорее сестер», - хихикнул один из братьев. И тут маму прорвало, она хватала все, что подворачивалось под руку, и кидала в близнецов, которые едва успевали уворачиваться от летящих предметов. «Всю… жизнь… мне… исковеркали,… гады!» - задыхаясь, повторяла она с каждым предметом, отпускаемым в полет. «Да, мам, ты, что… с ума сошла?» - испугались близнецы. Действительно, после стольких лет уговоров, покрывательств и вздохов, мама решилась, наконец, на полноценный скандал. «Ваш брат - в тюрьме! Сестра - без работы! Чем мы будем платить за электричество, еду и оплачивать ваши бесконечные шалости?! И они смеют обвинять брата в гомосексуализме, тогда, как если бы не он, как бы я вас содержала?! Вон в свою комнату! И, если я увижу хоть одного из вас или услышу хоть звук из вашей комнаты – я вызову полицию, и сдамся им, так как минутой раньше я совершу двойное убийство собственных детей!!» Видимо, грозный вид был достаточным доказательством слов мамы, так как братья без слова поплелись в свою комнату и бесшумно закрыли за собой дверь. Чтобы тут же ее открыть.

«Куда?!» - послышался грозный окрик.

«Я водички хочу», - заныл один из близнецов.

«А я – в туалет», - пропищал басом другой.

«Все есть на этаже: графин - на окне, туалет – по коридору», – не изменив тона, сказала мама. С обидой оглядываясь через плечо, братец поплелся в ванную комнату, совмещенную с санузлом. Другой - тихо прикрыл дверь.

«Прибери здесь. И, чтобы я не видела, что ты роешься в вещах брата. Еще тебя не хватало воспитывать»,- и она ушла, оставив за собой запах лекарств и духов. Жаль, но запах лекарств был сильнее.

Так, домашний арест – это что-то новенькое. Обычно мама не запрещала играть в компьютер и смотреть телевизор, только на улицу не разрешала выходить. А так как компьютер был внизу, телевизор был в гостиной – у близнецов оставалось немного развлечений: подушки, одеяла, и они сами. Естественно, через полчаса сверху донесся крик – это один близнец что-то отбирал у другого. Мама, молча, поднялась наверх, и… закрыла дверь комнаты близнецов на ключ. Мне стало интересно, что будет дальше. Но… в комнате близнецов было тихо, подозрительно тихо, и, когда мама вечером понесла им ужин, оказалось, что в комнате… никого нет. Распахнутое окно, спущенная веревка из простыней и одеял и – никого.

Кульминация первая (Что делать, когда делать нечего?)

Мама в отупении сидела за кухонным столом и помешивала уже остывший чай.

«Может, позвоним в полицию?» - сотый раз спрашивала я.

«Нет необходимости, есть захотят – вернутся», - безжизненным голосом отвечала она, смотря в одну точку.

«Пойду я спать», - вдруг заявила она. – «Утро вечера мудренее».

И, первый раз, наверное, за все последнее время, она пошла спать, не выпив снотворного и успокоительного. Я же не могла спать, время было самое рабочее – полночь. Обычно, в это время в клубе только – только начинали выступать самые горячие парни, и собираться самые денежные клиентки. Я взяла мобильный и стала названивать близнецам. Естественно, трубку никто не брал. Ни один, ни другой. Звонить брату – пока бесполезно, Шефу – вообще не нужно, кому-нибудь из подруг: но у меня не осталось подруг после разрыва с Белл. Звонить было решительно некому. Тут я почувствовала себя такой одинокой, что плакать захотелось.

Ладно, поищем себе в интернете работу. Пришлось составлять резюме, выбирать фотографию и прикреплять к нему. Написала, что хотела бы работать редактором, менеджером или бухгалтером. А чем бы я на самом деле хотела заниматься? Конечно, мне нравилось считать, читать и организовывать продажи, но больше этого я бы хотела стать альпинисткой или путешественницей. Покорять горные вершины, пересекать бурные горные речки в каноэ или прорубать себе мачете путь в сельве. Мечтать хорошо. Я ведь даже на самолете никогда не летала. А вдруг меня будет укачивать? А вдруг, я высоты боюсь? Я не умела пользоваться альпинистским оборудованием, не умела ездить на лошади, водить автомобиль, я даже с парашютом никогда не прыгала! А вдруг, я не смогу преодолеть свой страх, и шагнуть в бездну? От страха меня передернуло.

И тут вдруг пришел мессидж в аське: «Спишь?» Кому это пообщаться захотелось?

«Нет», - отвечаю. – «Не сплю».

«Хочешь – спою колыбельную?» - ответил незнакомец.

«Стоп, откуда у тебя номер моей аськи?» - спрашиваю я.

«Подруга твоя дала», - отвечает.

«Нет у меня подруги», - вздохнула я. И кого это Белл мне подкинула?

«А ты – кто?» - спрашиваю я.

«Парень», - отвечает он.

-А зовут?

-Тео.

- Ну, давай пой!

- Чего?

-Колыбельную!

- Сейчас!

И на экране появилась картинка из знаков препинания, скобок и цифр, передающая очертания спящего на подушке медвежонка.

- А слова?

- Спи, любимая!

- Я – не твоя любимая.

- Жаль. А что, у тебя уже кто-то есть?

- Конечно! Братья, мама и соседская собака – вполне достаточно для счастья.

- А любимый человек?

Врать или не врать? Вот в чем вопрос. Решив, что грехов на сегодня совершено уже достаточно, я решилась не врать.

- Нет.

- У меня тоже.

Последовала секунда молчания, после которой незнакомец спросил:

- А ты не согласилась бы стать моей девушкой?

- Никогда.

И я вышла из аськи и выключила компьютер. Вот еще убожество! Толком, не пообщавшись, не поухаживав, сразу зовут в постель. Тоже мне мачо. Настроение испортилось. И я поняла, что скучаю по своему брату. Очень скучаю. Взяв его портрет с камина, где он улыбается, сидя на веранде нашего дома, я прижала его к груди и, поднявшись к себе, легла в кровать. Так я и уснула, прижимая портрет к себе.

Утром меня разбудил стук в дверь. Это мама пришла спросить, не вернулись ли близнецы? Но они не вернулись. Мама подошла к телефону, даже подняла трубку, но с сердцем стукнула трубкой по аппарату, и никуда не стала звонить.

А вечером вернулся мой брат. С двухдневной щетиной, с ввалившимися глазами, злой на весь свет. Его подвезла к дому его машина, но за рулем был не он. Машина развернулась, и … уехала.

С порога он попросил есть, и ничего не рассказывая, ушел мыться.

«Близнецы сбежали»,- как только он вышел из душа, сказала мама.

«Как сбежали?» - опешил он.

«Я их слишком сильно поругала, и они решили меня, таким образом, наказать», - виновато опустила голову мама.

-В полицию звонили?

- Еще трех суток не прошло.

- Им звонили?

- Раз сто. Они не поднимают трубку.

- Дружкам их звонили?

- Я звонила.

Мама уже чуть не плакала.

- Мама не переживай – найдутся.

Он погладил ее по плечу.

- Я позвоню сейчас куда надо. Их найдут.

-Не надо полиции! Позор будет, если мы их с собаками будем искать, а они где-нибудь в сарае будут сидеть и посмеиваться! Может мы, сначала, сами попробуем их поискать?

- Хорошо, мама, не волнуйся. Сейчас я поем, и решим, куда двинемся на поиски.

Для начала мы собрали вещи, которые нам могли пригодиться, я позвонила на работу, что нас не будет пару дней, брат снял деньги с карточки, чтобы, как обычно, заплатить за братьев, ну и заправить машину, конечно.

Поиски мы решили начать с друзей наших братьев. Если вы думаете, что это заняло немного времени, вы ошибаетесь, потому что, как выяснилось, весь район знал эту непутевую парочку, и очень многие называли себя их друзьями. Последних мы опросили часов в двенадцать ночи, и усталые вернулись домой. А там нас ждал сюрприз: позвонил отец кого-то из друзей наших братьев и сказал, что они вроде бы (как ему показалось!) ночевали у него в сарае для сена, а утром, когда он пришел выгнать их оттуда или хотя бы спросить, что они тут делают – они уже ушли в неизвестном направлении. Сообщивший жил на отшибе нашего района, плавно переходившего в поля, сменяющиеся на горизонте лесом, куда иногда ходили за грибами, и даже охотились на мелкую живность.

Прошли сутки, любой нормальный человек шестнадцатилетнего возраста обязан был уже проголодаться. Но, близнецы не вернулись. Меня потихоньку начала грызть паника. Я понимаю, что за киднеппинг у нас строго наказывают, поэтому это явление не столь распространенное, как например кражи и угоны машин. Но, что, если это – именно тот случай. Стоп. Так можно и до истерики дойти. Решили поговорить с информатором с глазу на глаз. Нашли его дом (идти оказалось недалеко). Дом - недостроенный сарай в три этажа, наполовину покрытый крышой, с кучей песка у ворот. На звонок вышел толстый низенький дядька – по-видимому, тот, что звонил. Он показал нам сарай, до которого немного, метров пять, не была достроена изгородь, и который стоял раскрытый настежь. Видимо из-за невысокой стоимости хранившегося в сарае сена. «Здесь я видел ваших ребят, которые, как мне показалось, были с рюкзаками и удочками. Мои оболтусы понесли им чего-то перекусить, так как жена уехала, а у меня - срочный заказ. И попросили, чтобы им всем вместе переночевать на сеновале. А мне что, раз мои дети их знают, значит хулиганить или красть они ничего не будут. Я же не знал, что они из дому ушли, а то бы задержал их до вашего прихода», - пытался оправдаться дядька. «Мы ни в чем вас не виним», - покачал головой брат.

«Ну», - обратился он ко мне. – «Как ты думаешь, где их теперь искать?»

«Боюсь, что в лесу», - ответила я.

«Одни мы туда не пойдем», - со вздохом ответил брат, достал телефон и начал набирать номер. – «Алло, это – полиция?...» и дальше по тексту, что обычно говорят в такой ситуации.

«Черт, черт, черт», - выругался брат, когда закрыл телефон.

-Что случилось?

- Обещали начать поиски завтра поутру. А сейчас что делать?!

Я видела, что он на шутку рассержен, и, подойдя вплотную, обняла его за плечи, чтобы чуть-чуть успокоить.

- Господи, как мне иногда стыдно, что я – их родственник.

- Ничего, у всех великих преступников тоже были братья и сестры.

- А что, если они…

И тут я увидела настоящие слезы на глазах у брата. Я не помню, чтобы он плакал хоть раз при мне, если не считать того грустного случая, когда он рыдал, запершись в нашей комнате, а я пыталась поговорить с ним через дверь.

- Не плачь, ты же сильный… мужчина.

- Какой я мужчина – не могу даже братьев отлупить один раз хорошенько, чтобы боялись обижать маму.

В кромешной тьме, по спящим улицам, обняв друг друга за плечи, как подвыпившие гуляки или просто парень с девушкой, мы вернулись домой. У ворот стояла мама, явно ожидая увидеть нас четверых.

- Ну?

По мотанию головы она поняла, что все безуспешно.

- Мам, мы завтра идем в лес с полицией, зашей, пожалуйста, мою серую куртку.

- Сынок, у тебя же десяток курток. Почему серую?

- Мам, я же не пойду в лес в хорошей одежде, там некому ее будет оценить.

Тем не менее, до четырех утра он перемерил почти весь свой гардероб на предмет поиска наиболее подходящего ансамбля. Я пыталась вытерпеть этот марафон, полулежа на диване в нашей комнате, но скоро уютно задремала на куче его вещей. Правда, он меня то и дело будил, выдергивая из-под меня время от времени какую-нибудь свою вещь. Угадайте, что он, наконец, выбрал? - Кожаную косуху и очень стильные джинсы с множеством заклепок, и остроносые казачки. Нет, человек явно нигде кроме центральных улиц города не бывал! Пришлось встать и найти ему самые непрезентабельные брюки, серую куртку и серую майку, которую он одел с таким выражением лица, как будто змею к себе прижал. Зато без косметики, которую я еле уговорила его не накладывать, без его любимой длинной сережки в левом ухе, он выглядел вполне приятным молодым человеком вполне традиционной ориентации. «Я как голый без косметики», - ворчал он. – «А если я встречу какого-нибудь симпатичного парня?»

«Если он – твоя судьба, тогда ему будет плевать, как ты выглядишь…», - с еле заметным вздохом я попыталась проявить толерантность.

На следующее утро, когда мы сидели на кухне и пили кофе, к дому подъехала чужая машина, с виду самый обычный автомобиль. Через минуту в кухне появился молодой улыбчивый парень в полевой форме без знаков отличия. Войдя, он застыл с улыбкой на пороге, разглядывая меня практически в упор. С ним в дом вошел запах чего-то очень приятного и свежего.

- Здравствуйте, люди. Я пришел с миром. Я буду помогать вам в поиске ваших мальчиков.

«Вы – полицейский?» - с подозрением спросила мама.

-О, не совсем. Я – егерь, как и мой дед, прадед и отец. А вчера нам позвонили из полиции с просьбой помочь организовать поиски в лесу. У них не хватает человек, так как они задействованы в каких-то масштабных мероприятиях, поэтому они позвали специалиста, чтобы экономно все организовать.

продолжение следует...

Похожие статьи:

Эротические рассказыИсповедь дрянного мальчишки. Часть 3

Эротические рассказыЭротомания - мое состояние

Эротические рассказыСкрипи кровать - нам начихать (1часть)

Эротические рассказыНе жалею, что так получилось

Эротические рассказыИсповедь дрянного мальчишки. Часть 2

Рейтинг: 0 Голосов: 0 38 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!