Матери и сыновья

8 апреля 2014 - Asus

Глава 1.
      Наташа стояла у двери спальни своего сына, и ее прелестное лицо расплылось в улыбке, когда она услышала негромкие постанывания и ритмичное поскрипывание, доносящиеся из комнаты. Ее сын Димка опять занимался онанизмом. Вообще-то его назвали Дмитрием - в честь его деда.... Однако звать Дмитрием шестнадцатилетнего пацана, все свободное время дрочащего втихомолку было как-то смешно. Через год после смерти мужа она впервые заметила Димку за этим занятием. С тех пор он мастурбировал с все большей частотой. Наконец, Наташа решила помочь своему бедному сыну стать мужчиной. В конце концов, пусть он лучше трахнет свою мать, чем будет изнурять себя бесплодными мечтами.
     Она возбужденно оглядела себя, свои большие груди и темный треугольник между ног, просвечивающий сквозь прозрачную "комбинацию". Для женщины ее лет, фигура сохранилась замечательно, и при ее небольшом росте Натали выглядела весьма сексуально, особенно ее задница, на которую облизывался не один мужчина. И конечно, наиболее бросающаяся в глаза часть тела - грудь пятого размера. Она частенько ловила взгляды Димки и его приятелей на своей груди. И ее возбуждало то, что она еще способна "завести" молодого парня ... в особенности собственного сына. Наташа часто ходила по дому без лифчика, зная, что сын не будет смотреть на нее не переставая. Особенно, когда, как сейчас, она ходила в прозрачной "комбинации", которая практически полностью открывала ее груди. Димка, конечно же, не мог оторвать глаз от напряженных коричневых сосков.
     Женщина надеялась, что это заведет ее сына до такой степени, что он забудет обо всем и предпочтет "вставить" маме на все катушку, чем продолжать страдать в одиночестве. Что плохого в том, что она перепихнется с собственным сыном и доставит себе и ему удовольствие? Она возбуждалась от одной только мысли о Димкиных губах, ласкающих ее напряженные соски, его руках, сжимающих Наташины ягодицы и его пульсирующем члене, таранящем ее пизду. Ну почему она не может помочь ему, когда он так очевидно напряжен? Ведь иногда поскрипывание кровати сына раздавалось по пять раз за ночь!!!
     "Димочка, могу я войти к тебе на минутку?", мягко произнесла Наташа, тихонько постучавшись.
     "А..., да конечно", Димкин голос заметно дрожал, и в Наташиной голове всплыла картинка, как он поспешно натягивает трусы. "Мам, входи".
     Наташа вошла в комнату и чуть не рассмеялась, увидев Димку - высокого, худощавого подростка с пылающим лицом. Взглянув на простыню, плотно облегающую Димкины бедра, Наташа почувствовала, как при виде бугра под простыней, ее пизда начинает намокать.
     "Чт-что ты хотела сказать мне, мам?", нервно пробормотал Димка. Наташа пересекла комнату, соблазнительно тряся грудями и села рядом с сыном. Тот немедленно уставился на мамину прозрачную "комбинацию".
     "Чем ты сейчас занимался, милый?", улыбнулась Наташа, поглаживая волосики, начинающие расти на Димкиной груди. "Ты ведь занимался онанизмом, когда я постучала?".
     Димка еще больше покраснел... "Как ты узнала?".
     "Кровать скрипела, милый", рассмеялась мама, передвигая свою руку на его живот, "ты видимо был настолько увлечен, что ничего не замечал. Однако ты не должен смущаться того, что естественно. Ведь тебе же нравится это?".
     Димка не мог ничего ответить. Он облизывал губы, слегка дрожа, и с вожделением смотрел на роскошное тело своей мамы. Наташа еще более возбудилась, глядя, как Димин член напрягается под простыней.
     "Димочка, почему ты так смотришь на мою грудь?".
     "Мама, я не могу терпеть!".
     "Да, твой член уже заметен из-под трусов. Это мое тело так тебя заводит?".
     Димка только сглотнул и закивал головой. Наташа умилилась смущению сына - это было так трогательно. Она медленно развязала простынь, и ее дыхание прервалось от вида напряженного молодого члена. Она так долго не видела этого зрелища! Она почувствовала, как соски начали зудеть, и не могла оторвать взгляда от члена сына, головка которого уставилась прямо на нее.
     "Дима, да ты сейчас взорвешься!", мурлыкнула Наташа, бесстыдно охватывая его член пальцами.
     "Тебе это нравится?", продолжила она, не прекращая подрачивать его член.
     "О господи, мама!!!", выдохнул Димка.
     "Димочка, не стесняйся. Мамочка хочет помочь тебе...", убыстрила движения Наташа, "Ведь ты же хочешь меня трахнуть?".
     "Д-д-да..."
     "Хорошо, малыш. Хочешь, я покажу тебе, как это приятно, когда тебе сосут член? Будь хорошим мальчиком, сядь на кровать".
     Наташа стремительно встала на колени перед усевшимся Димкой и охватила пальцами его елду, энергично двигая рукой вверх и вниз на всю длину Димкиного агрегата. Она изнемогала от желания, глядя на напрягшийся член сына и на молочные капельки влаги, выступившие на нем.
     "Твой член уже потек...", промурлыкала женщина, "да, ты действительно нуждался в том, чтобы твоя мама отсосала у тебя!".
     "Мама, продолжай...!"
     "Оооо, Димочка!", простонала мать и лизнула его член языком. Она почувствовала клейкий, чуть солоноватый вкус сока, выделяющегося из его члена. Наташа жаждала охватить его роскошный член губами, глотать содержимое его яиц и чувствовать горячую сперму, бьющую фонтаном прямо в ее горло. Ее пизда ритмично сжималась в предвкушении секса с собственным сыном.
     Мамины губы скользнули по Димкиному члену и замерли, когда примерно треть хуя оказалась в ее рту. Непроизвольно закрыв глаза, перевозбужденная Натали начала неистово сосать член своего сына, заглатывая его практически полностью.
     "Оооо, мамочка", простонал Дима, возбужденно смотря на то, как голова его матери ритмично опускается и поднимается между его ног, "давай, соси, мама. Глубже, глубже!!!".
     Наташа сосала во всю, буквально изнемогая от желания почувствовать вкус спермы Димки. Ее щеки раскраснелись от такого активного минета, и она еще плотнее закрыла глаза, стараясь прогнать все мысли, несвязанные со вкусом и ощущением члена своего сына. Она хотела, чтобы ее сын на всю жизнь запомнил свой первый отсос. Понимая, что в жизни Димки будет много молоденьких девчонок, ей хотелось, чтобы он запомнил ее как наилучшую соску. Ей, в самом деле, нравилось сосать член. За все время своего замужества, она могла пересчитать по пальцам ночи, когда она позволяла мужу уснуть, не отсосав ему. Так почему бы не продолжить эту традицию и с сыном.
     Она стала еще яростней сосать член сына. Возбужденная мать посасывала головку, потом на секунду освобождала член изо рта, подрачивала его, потом он опять исчезал у нее во рту. Губы ее плотно охватывали ствол Димкиного хуя, следовали несколько движений вверх-вниз, и опять член извлекался на свет. Многоопытный мамин язык отправлялся в путешествие по члену, стремясь поласкать надувшиеся жилы. Потом Наталья спускалась к яйцам, обильно облизала их и засосала в рот сначала одно потом другое.
     В это время Димкин член напрягся еще больше, пульсируя во рту. Через несколько секунд, он выплеснул струю, прямо маме в рот. Наташа сжал основание члена, опять начав дрочить его член, скользкий от спермы и ее слюны.
     "Мама, я кончаю!!!", забыв о стеснении, закричал Димка, глядя, как пальцы матери ласкают его член и губы сосут головку. "Давай, мама, давай!!!", продолжал он, схватив маму за голову, запуская руки в ее волосы, и начав трахать в рот. Его член залезал ей прямо в глотку, однако Наташа, давясь и булькая, продолжала сосать, глотая сперму своего сына. Левой рукой она начала массировать его яйца, чувствуя, как они пульсируют, извергая свое содержимое ей в рот.
     Мамочка-блядь, продолжала глотать и глотать, жадно поглощая великолепный Димкин крем. Ее чмоканье стало еще громче и сперма начала вытекать изо рта. Однако Наташа присосалась к Димкиному дергающемуся, изливающемуся хую, отказываясь выпустить его изо рта, не проглотив последнюю каплю восхитительной жидкости ее сына.
     "Бля, это было замечательно", прошептал Димка, "мама, ты великолепна!".
     Наташа встала на ноги, бесстыже слизывая сперму с уголков рта. Скинув свою "комбинацию", она показала сыну свое невероятно сексуальное тело. Ее большие груди приглашающе задрожали, когда она заползла в середину кровати, и, раздвинув ноги, улеглась, наблюдая, как член ее сына опять напрягается при взгляде на пизду мамы.
     "Ты не хочешь попробовать свою мамочку", возбужденно прошептала Наташа, "перед тем как ее трахнуть?".
     Димка немедленно бросился к ней, растянувшись на кровати. Наташа содрогнулась от удовольствия, когда руки сына скользнули по ее по девичьи стройному телу и сжали ее груди. По тому, как он медленно ласкал их, меся и сжимая эти дыни в ладонях, было видно, что мамина грудь ему нравится.
     "Давай, малыш, пососи маме грудь!!!"
     Димка опустил голову к маминой груди и засосал ее напряженный коричневый сосок. Его пальцы поползли вниз, и, раздвинув ее густые коричневые завитки, залезли в мокрое, пышущее жаром Наташино влагалище.
     Почувствовав два Димкиных пальца в своей пизде, Наташа не смогла удержаться от стона... "Оооо, сынок, давай, Димочка, глубже. Сделай мамочке приятно, милый!!".
     Димка тем временем переместился ко второму соску, оставив первый полностью возбужденным, покрытым слюной и мелкими следами зубов. Через некоторое время, он оставил ее грудь в покое и плавно опустился низ, заняв позицию между мамиными ногами. Наташа немедленно раздвинула свои ляжки, раскрыв свою мокрую, тугую пизду для первого проникновения напряженного сыновнего члена.
     "Наклонись ко мне, я помогу тебе вставить...", тяжело выдохнула она, беря его член в руку и вводя в свое отверстие. Почувствовав, как его 21-сантиметровый хуй вошел в ее тугую пизду примерно на треть, она остановила Димку... "Сыночек, подожди чуть-чуть, у меня так долго никого не было. Он у тебя такой большой...". Однако Димка, ничего не слушая, продолжал вставлять свою дубину в мамину дырку, пока не очутился в ней весь. Он ощущал, как мамина пизда облегает каждый сантиметр его члена. Его член вошел на всю глубину, достигая матки. Опустившись на локти, Димка почувствовал, как его тело касается Наташиных титек, и, потеряв над собой всякий контроль, начал трахать мать на всю катушку, вводя и выводя свой член из маминой пизды во все ускоряющемся ритме. Наташа обняла Димку руками и ногами, скрестив ноги на его заднице, чувствуя, как его член пронзает ее влагалище.
     "Еби меня сыночек, еби! Оооо, трахай меня, трахай как последнюю блядь! Даа..., не останавливайся".
     Димка и не думал останавливаться, достигая членом задней стенки маминой дырки. Внезапно, Наташа почувствовала спазмы приближающегося оргазма. Завизжав, она вцепилась ногтями в Димкину спину, накрепко зажав его бедра своими ногами.
     Это был самый сильный оргазм, испытанный Наташей с тех пор, как умер ее муж. Димка не прекращал ебать маму, хлопая яйцами об ее бедра, как вдруг почувствовал, что он тоже приближается к кульминации, и вторично кончил за сегодняшний вечер. На этот раз внутри маминой горячей пизды. Вытащив член, Дика ни слова не говоря, немедленно приставил его к губам матери. Так же молча, Наташа взяла его в рот и начала слизывать остатки спермы, перемешавшиеся с соком ее влагалища. Вторично за сегодняшний вечер, сося член своего сына, Наташа понимала, что теперь она сможет делать это часто, и молодой крепкий член будет всегда к ее услугам. Непроизвольно, у нее пронеслась мысль о Катьке и Людке - ее подругах, которые также были одиноки и также имели молодых сыновей... "Что-то они сейчас поделывают?".
     Глава 2.
      Екатерина Дмитриевна дополняла свой скудный бюджет подработкой в школе, в качестве классного руководителя. Там она и познакомилась с Наташей, когда Димка был приписан к ее классу.
      Людка была наиболее консервативной из их троих, особенно в вопросах сексуального воспитания. Наташа непроизвольно вздохнула, вспомнив о Людкиной внешности длинные золотистые волосы, о которых мечтают все женщины и лицо топ модели. Тело такое же возбуждающее как у Наташи, со стройными длинными ногами и такой же большой грудью. Наташка часто удивлялась консерватизму Людмилы. Она сомневалась, что в Людкиной пизде, после развода, был хоть один мужской член, хотя многие мужики хотели бы залезть в ее трусики. У Людмилы был сын - Павел, подросток одних лет с Димкой. Наташа улыбнулась про себя, подумав, как часто Пашка дрочит, представляя себе свою мать.
     "Оу!", взвизгнула Люда от удивления, когда дверь в ее ванную комнату неожиданно распахнулась. Инстинктивно, она прикрыла свое обнаженное тело полотенцем.
     "Павлик, что ты здесь делаешь!?".
     "Прости, мам", пробормотал Павлик, не выглядя при этом хоть сколько-нибудь смущенным или огорченным, видя свою весьма привлекательную мать голой. Закрывая дверь, он не мог отвести глаз от ее тела и медлил настолько долго, что мать вынуждена, была прикрикнуть на него. Затем Людмила повязала полотенце на голое тело, думая о происходящем. С момента развода с мужем, сын пытался застать ее голой с завидной регулярностью и, можно было не сомневаться, что он делает это с определенной целью.
     "Но как сын может строить какие-то планы насчет собственной матери?". Люда иногда думала о своем чрезвычайно чувственном теле как о проклятии. В свои 35 она выглядела на 25, и множество мужчин хотело быть с ней поближе. Со своей стороны, Люда обожала секс, и ее бывший муж полностью удовлетворял ее, трахая как минимум каждый день и доводя до оргазма. Однако когда он стал настаивать на занятиях групповушкой - она не смогла смириться с этим и подала на развод. Видно было, что Павел полностью унаследовал эти животные сексуальные наклонности от отца. И сейчас это стало особенно заметно, когда он так смотрел на собственную мать. Внезапно, Людмила почувствовала злость... "Павел, " крикнула она, "немедленно иди сюда!".
     Она села на кровать, в полотенце, еле прикрывающем ее грудь и ноги. Павел вошел, одетый в пижаму и весь красный. Чувствовалось, что он понимает, зачем его позвала мать. Он послушно встал перед недовольной Людмилой. Даже стоя перед разозленной матерью, он не смог удержаться, чтобы не опустить глаза на ее ноги, еле прикрытые полотенцем. Людмила покраснела, поняв, что смотрит на член сына. Он был весьма велик, и даже в "полувставшем" состоянии выдавался под пижамой. Люда почувствовала зуд во влагалище и еще больше рассвирепела... "Павел, я потеряла счет случаям, когда ты заходишь в ванную или спальню, чтобы застать меня голой! Я считаю это абсолютно отвратительным, и настаиваю на том, чтобы больше это никогда не повторялось! Ты понял меня!".
     "Да, мама", робко пробормотал Пашка.
     "Так случилось", продолжала Людмила, "что я - твоя мать! Разве ты не знаешь, что это абсолютно непристойно - подглядывать за собственной матерью!? Твой отец не одобрил бы этого! Оооо!". Людмила выдохнула, уставившись на трусы Павла и беспомощно наблюдая, как его молодой член быстро поднимается и выпирает под пижамой. Его глаза, не останавливаясь, шарили по ее телу, и Людмила поняла, что было ошибкой разговаривать с ним полуодетой. Она покраснела, увидев, что его полностью вставший член, торчащий под фланелью.
     "Что за черт, " зашипела Людмила, "как ты смеешь стоять перед собственной матерью с такой штукой! Я никогда...Боже, Паша!!!".
     Павел нервно дернулся и его вставший член выскочил из широких штанов пижамы. Голубые Людины глаза широко распахнулись, когда она увидела здоровенный обнаженный член сына, стоящий прямо перед ее глазами. Его отец тоже был хорошо обеспечен природой, однако хозяйство ее сына было подобно жеребячьему.
     "Павел, немедленно спрячь свой пенис!".
     Однако Павел продолжал стоять перед ней, чересчур шокированный, чтобы сделать хоть какое-то движение, и его ненормально большая эрекция пульсировала прямо перед ее глазами. Людмила беспомощно продолжала сидеть, не зная, что делать, и чувствуя при этом, что с каждой секундой ее пизда зудит все больше и больше, и в теле появляется необычайно сильное возбуждение, подобного которому она никогда не чувствовала. Настоящий поток лился из ее щели, половые губы набухли и стали горячими. Изумленно, она ощутила, как ее рука тянется к трусам сына, и начинает гладить его член. Павел удивленно взглянул на нее. Людмила, пораженная тем, что она делает, начала двигать рукой вверх-вниз.
     "Ну, как тебе?", услышала она свои слова. Комната закружилась, и все, что Людмила ощущала - колоссальное возбуждение в ее давно не траханной пизде. "Это ты хотел, чтобы мамочка сделала для тебя!?!".
     Павел смог только сглотнуть и с энтузиазмом кивнул. Он ничего не соображал, что вдруг случилось с его сексуальной матерью, и надеялся только на то, что она не перестанет дрочить ему хуй, и он успеет кончить.
     "Ты, маленький ублюдок!", прошептала мама, однако тон ее был больше возбужденным, чем недовольным, "ты хочешь трахнуть собственную мать, и тебя не заботит, что это грех. Все что ты хочешь - выебать свою мать и кончить в ее горячей щели!".
     "Мамочка...", Павел задыхался, в то время как его член оставался зажатым в маминой ладони, "Дааа, я хочу тебя выебать. Мамочка, пожалуйста, дай мне...!!!".
     "Ну, хорошо Павлик, если ты настолько бесстыден, что хочешь переспать с собственной мамой - я тебе это обеспечу!".
     Людмила скинула полотенце, заставив Пашин хуй задергаться и напрячься еще сильнее. Обезумевшая мама залезла на кровать и встала раком, положив голову на руки. Ее широко раздвинутые колени позволяли Павлу отчетливо видеть не только аккуратную мамину задницу, но и розовую щель ее влагалища.
     "Давай, сынок", прохрипела Люда, "если ты хочешь этого - давай, вставь своей маме!".
     Павел, на ходу скидывая пижаму, залез на кровать, и устроился позади Людмилы, приставив свою головку к входу в мамину щелку медленно вошел в нее.
     Людмила слегка поморщилась, когда здоровенная залупа Павлика грубо протиснулась в ее узенькую, давно не траханную щелку, болезненно растянув ее на всю длину члена. После столь длительного воздержания ощущать в своем влагалище подобную дубину было не очень легко, но мама не отказалась бы ни от одного сантиметра сыновнего члена.
     "ТАК...", заревела Людмила, "двигай им, милый, трахни маму, засунь ей поглубже, сыночек!!! Ты же хочешь этого!?".
     "Да, да, да...", заорал Павел, схватив маму за бедра, стремясь загнать свой член как можно глубже в мамину пизду. Людмила ощущала себя резиновой куклой, которую трахают, не заботясь о последствиях. Ее бедное влагалище растягивалось и растягивалось, безуспешно пытаясь приспособиться к огромному сыновнему агрегату. Павел ебал маму, не заботясь об ее ощущениях, на всю длину загоняя свой член в тугую мамину дырку.
     "Господи! Меня ебет мой собственный сын!", потрясенно думала Людмила, глядя в стенное зеркало и видя там стоящую раком женщину, которую имеет сзади молодой парень. Она завизжала в экстазе и начала лихорадочно подмахивать движениям сына, трахающего ее пизду на всю длину своего молодого здорового члена.
     "Еби меня Павлик", завыла мамаша, "натягивай меня. Оооо, какой член!!! Продолжай...".
     Ободренный невнятными звуками, доносящимися изо рта его сексуальной мамы, Павел повалил ее на живот, и, полностью улегшись на мать, наконец-то смог полностью ввести свой член, продолжая яростно сношать мамочку. При каждом проникновении, его головка теперь утыкалась в матку, заставляя мамину пизду гореть и конвульсировать под ураганным молотом сына. Клитор распух неимоверно, и при каждом толчке сыновнего члена, его пронзала сладкая боль. Естественно, через несколько минут этой бешеной ебли Людмила кончила, сопровождая оргазм бурными воплями.
     Пашка продолжал ебать свою шлюху мать в таком темпе, что ее ягодицы ритмично тряслись сталкиваясь с его бедрами. Посмотрев вниз, он видел, как его член входит и выходит из маминой дырки, как вворачиваются и выворачиваются набухшие половые губы, как пульсирует коричневый глазок ануса. Внезапно, повинуясь какому-то стороннему импульсу, Павлик вставил палец в Людину задницу. Людмила задергалась, впервые в жизни ощущая в своей попке мужской палец. Однако через некоторое время, она почувствовала удовольствие от пальцев сына, хозяйничающих в ее заднице - в сочетании с его членом, по прежнему таранящим ее пизду это создавало неописуемые ощущения. Павлик тем временем трахал пальцем мамину задницу в том же бешеном ритме, что и членом - ее пизду.
     "Оооо, еби меня", закричала Людмила, чувствуя как ее влагалище анус синхронно сжимаются в спазмах, наполняемые пальцами и членом сына и потеряла сознание. Это был самый сильный оргазм в ее жизни.
     Очнувшись через несколько мнут, первое, что она ощутила - член и пальцы, равномерно двигающиеся в ее горящих пизде и жопе. Павел, который от перевозбуждения никак не мог кончить, и не думал прекращать ебать мамочку, в то время как она была без сознания. В прояснившемся сознании Людмилы пронеслась мысль о том, что ей будет невыносимо стыдно за то, что она сделала, что это запрещено - пронеслась и исчезла, погашенная чувством невыразимого наслаждения.
     Павел не выдержал, и навалившись на мать всем телом, неспособный сопротивляться давлению Людмилиной щелки, заорал... "Я кончаю!!!", выстреливая во влагалище мамы сперму - порцию за порцией. Сперма шла фонтаном, облегчая движения Пашиного хуя в стенках маминой пизды. Казалось, его эякуляция никогда не прекратится, и сын так и будет кончать без перерыва, наполняя растянутое мамино влагалище своим молочным кремом. Сперма уже не умещалась в переполненной маминой дырке и начала вытекать, в то время как Павлик продолжал ебать мать, наслаждаясь ее и своим оргазмами, не останавливаясь до тех пор, пока последняя капля спермы не вытекла из его измученного хуя. Вытащив свой член, весь залитый спермой, Павел счастливо растянулся рядом с мамой.
     Людмила, чье возбуждение постепенно спадало, лежала, подавленная нестерпимым чувством вины и стыда за содеянное. Ее пизда покраснела и распухла, блестя от смеси своих соков и спермы Павлика, растянутая его здоровенным агрегатом.
     "Господи! Я позволила своему сына выебать меня в задницу!!! Поверить не могу...!
     "Мам, это было классно. Я так давно хотел тебя выебать... Ты классно трахаешься!".
     "Павел, пошел вон!".
     "Что!?".
     "Я сказала, пошел вон, Павел! Прямо сейчас! Выйди!".
     Павел недоуменно уставился на нее, затем встал и, ни говоря ни слова, вышел из комнаты. Людмила осталась лежать на кровати, голая, с полной спермы задницей, раздираемая чувствами вины и похоти.
     
     Глава 3.
     "Дима, ты не сегодня на уроке не проявлял никакой старательности", мягко выговорила Екатерина Дмитриевна, "в чем дело?".
     Димка сидел на диване в лаборантской весь красный, отводя глаза. Не мог же он сказать учительнице, что сегодня ночью он выеб свою мать, и хочет повторить это!
     "Все в порядке, миссис Екатерина Дмитриевна", робко пробормотал он, "я постараюсь сконцентрироваться".
     Екатерина запнулась. При взгляде на бесстыдно оттопыривающиеся Димкины джинсы, ее пизда начала намокать. Она поняла, что бы ни отвлекало Димку от урока - это, несомненно, связано с сексом, с сексом, которого у Кати так долго не было. Учительница была страстной женщиной. Страстной настолько, что ее муж развелся с ней, не выдержав ее приставаний. С тех пор она дрочила по несколько раз на дню. Однако вибратор не мог заменить горячего мужского члена. Хотя многие мужчины хотелись бы познакомиться поближе с рыжей миниатюрной полногрудой Екатериной Дмитриевной, ее все больше тянуло к молодым парням, таким как Димка.
     Пизда учительницы заныла, когда она еще раз взглянула на выпуклость на Димкиных джинсах. Если переспать с Димкой, пронеслась мысль, ее, по крайней мере, не будет так тянуть к Мишке - ее сыну. Катя понимала, что испытывать сексуальное влечение к собственному сыну - это великий грех, однако ее совесть не могла справиться с возбужденной пиздой. Все чаще и чаще в своих мечтах во время мастурбации она вспоминала тело ее сына, мечтая о его члене...
     "Дима, почему бы тебе не сказать мне, в чем дело?", сказала Катя, садясь рядом с ним, "может быть, я смогу помочь тебе в чем-то, помимо преподавания?".
     "Нооо...", заколебался Димка, нервно облизывая губы, "понимаете, это весьма личное".
     "Может быть, это связно с сексом, Дима?".
     Димка еще больше покраснел и заерзал на диване. Катя не отрываясь смотрела на его напряженный под джинсами член. "Он у тебя довольно большой", рассмеялась она, указывая на вздувшуюся ширинку, "наверно, он нравится девочкам. У тебя были девушки, Дима?".
     "Нет, ни одной", на всякий случай схитрил Димка.
     "Да, мальчик, ты как раз для меня", жадно подумала Катя. Ее пизда была уже настолько мокрой, что она чувствовала полоску бикини, врезавшуюся во влагалище.
     Екатерина медленно положила руку на Димкину ширинку... "Какой он твердый!", мурлыкнула она, гладя хуй мальчика, отчетливо выступавший под тканью, "почему бы тебе не показать его мне, Димочка!? Может быть, я тебе смогу помочь!?".
     Димка сидел, ошарашено глядя на нее. Рассмеявшись над его неопытностью, Катя соскользнула с дивана и стала на колени перед ним, быстро расстегнув его ремень и молнию джинсов. Димка приподнялся, помогая учительнице стащить его джинсы и трусы. Его обнаженный член вырвался и уставился прямо в лицо пораженной Екатерине.
     "Какой он большой", вздохнула Катя, беря его в рук и чувствуя, как член пульсирует в ее руке, увеличиваясь в размерах. Она начала медленно поглаживать хуй, заставляя его выделять капельки прозрачной смазки. Не выдержав, она наклонила голову и взяла рот головку члена.
     "Оооо, как хорошо..." протянул Димка, с отвисшим ртом глядя, как учительница облизывает его напряженный член. Ее правая рука обхватила нижнюю часть члена, ласково подрачивая и доя его. Она опустила голову еще ниже, так что примерно треть члена оказалась в ее рту и начала энергично сосать и облизывать его.
     "Как вы хорошо сосете, Екатерина Дмитриевна...", простонал Димка, запуская руки в ее рыжие волосы, и начиная двигать бедрами, засовывая член в рот преподавательницы глубже и глубже.
     "Бляя, какая соска!!! Давай, соси! Бери его глубже...".
     Учительница завелась и дрожала от желания довести Димку до оргазма и почувствовать вкус его спермы. Тяжело дыша, она подставляла свой рот под нетерпеливый Димкин хуй, плотно сжимая его губами и издавая громкие чмокающие звуки.
     Димка корчился от удовольствия, наслаждаясь горячим ртом и сочными губами учительницы.
     Чувствуя, что он сейчас кончит, Екатерина выпустила член изо рта и рассмеялась, увидев изумленное лицо Димки.
     "Екатерина Дмитриевна, пожалуйста, сосите дальше...", простонал он.
     "Конечно, милый, я понимаю, что ты хочешь кончить. Но согласись, что кончить в мою пизду приятнее, чем в мой рот!".
     Димка смог только мотнуть головой, не отрывая глаз от бедер учительницы. Края ее мини-юбки задрались, открывая ее сырые трусики-бикини, практически не закрывающие щель влагалища.
     Екатерина залезла на диван, сев на его подлокотник, вытянув одну ногу вдоль дивана и оставив вторую ногу на полу. Не отрывая глаз от хуя, Екатерина медленно задрала юбку, позволяя Димке видеть рыжие волосы, выбивающиеся из под трусиков.
     "Смотри, какая она мокрая", промурлыкала Екатерина, надув губки, "она течет прямо сквозь трусики. Ведь ты поможешь ей!?".
     Димка бросился к ней, дрожащими пальцами стаскивая трусы учительницы. Екатерина Дмитриевна хихикала, извиваясь на диване и мешая Димке. Наконец, трусы казались на полу, и тяжело дышащий парень уставился в мокрую розовую щель учительницы, окруженную аккуратно подбритыми рыжими волосами. Димка, как бык набросился на преподавательницу, пытаясь повалить ее и, наконец-то, вставить свой дрын в ее пизду. Однако, Екатерина Дмитриевна оттолкнула его, прошептав... "Она тоже хочет, чтобы ее полизали!!!".
     Димке ничего не оставалось, как опуститься вниз, расположив голову между Катиных ног. Почувствовав первые прикосновения юношеского языка, Екатерина застонала и задвигала бедрами, пытаясь глубже впустить его во влагалище. Она раскинула ляжки и раздвинула губки пизды руками, стремясь предоставить Димкиному языку как можно больше места. Димка вылизывал каждую щелку влагалища, заставляя преподавательницу неистово крутить бедрами. Она прижала голову юноши к своим бедрам, приближая клитор к его языку.
     "Димочка, полижи его, милый!!!", стонала Екатерина, вцепившись в Димкину шею и неистово прижимая его к своему влагалищу. Ее бедра непроизвольно сжимались, зажав Димкину голову.
     Внезапно она ощутила, как в ее дырку заползают пальцы - один, второй, третий - наконец вся ладонь пролезла в ее пизду и начала ворочаться там, заставляя Екатерину задергаться от невыносимого кайфа. Димка сосал клитор и трахал пальцами пизду преподавательницы, чувствуя, как тугая пизда Екатерины Дмитриевны начинает спазматически сжиматься, свидетельствуя о приближении оргазма.
     Учительница завизжала, мотая головой "Давай, Димочка, соси ее, милый, соси...".
     Димка еще более ускорил движения, стараясь довести преподавательницу до еще большего оргазма. Наконец, когда она прекратила стонать и дергать бедрами, он встал между разведенных ног учительницы, гордо выставив свой красный член.
     Екатерина засмеялась, игриво поводя бедрами... "Ну что же Дима, ты заслужил награду. Ты ведь хочешь трахнуть свою учительницу!?".
     В ответ на судорожный Димкин кивок, Екатерина опять рассмеялась, и развела ляжки еще шире, задрав ноги до плеч, так что ее розовая дырка оказалась непосредственно перед Димкиным членом.
     "Ну, давай! Вставь его...".
     Почувствовав, как здоровенный юношеский член вошел в нее на всю длину, Екатерина Дмитриевна задергалась. Димка полностью растянулся на ней, прижавшись грудью к ее титькам, и засаживая учительнице как можно глубже, заставляя ее крутиться под ним, пронзаемой его молодым членом и изнемогая от боли и удовольствия. Наконец, он вогнал свой член на всю глубину пизды ненасытной преподавательницы.
     Екатерина Дмитриевна завыла, охватив лодыжками Димкины плечи и крутя задницей по дивану как сучка. Димка, тяжело дыша, продолжал ебать преподавательницу, нанизанную на его член, в таком темпе, что ее пизда захлюпала от переполнявших ее соков. Мускулы Димкиной задницы напряглись, чувствуя, как пизда учительницы плотно облегает его член. Он вцепился в ее тугую задницу и увеличил темп ебли, накачивая Екатерину Дмитриевну, трахая ее как резиновую куклу.
     Екатерина рычала, оскалившись и подмахивая в бешеном темпе, взвизгивая каждый раз, когда Димкина дубина толкалась в ее матку. Димка, весь потный, из всех сил прижимал к себе задницу Екатерины Дмитриевны, стараясь как можно глубже всунуть ей свою залупу. Его яйца раздулись, готовые выстрелить - и выстрелили. Екатерина застонала, почувствовав, как юношеская сперма фонтаном наполняет ее пизду.
     "Дима, еби меня, не останавливайся...", выдохнула она, охватив Димку ногами крутя под ним бедрами.
     Через несколько мгновений, выстрелив в учительницу последнюю каплю спермы, парень обессилено откинулся на диван.
     
     Глава 4.
     "Я клянусь мама, это было на самом деле!", прошептал Димка, водя хуем по губам матери, стоящей перед ним на коленях. Димка смотрел телевизор, в то время как его член ритмично ходил промеж маминых губ.
     Наташа в третий раз за сегодняшний вечер отсасывала у сына. После того, как придя домой, Димка рассказал, как он трахнул Екатерину Дмитриевну, Наташа была вне себя от ревности. Она чувствовала следы Катиных выделений на члене сына, и это бесило ее. Она раскрыла рот еще шире, чтобы полностью заглотить Димин хуй.
     "Сынок, но у меня ведь получается лучше, чем у Екатерины Дмитриевны?", на секунду отвлеклась Наташа от члена сына.
     "Мам, не отвлекайся, соси быстрее...", ответил Димка, руками прижимая мамину голову к бедрам и проталкивая член прямо в Наташино горло, "я сейчас опять кончу!". Хотя ей приходилось нелегко, Наташа терпеливо выдерживала член сына в своем горле. Сделав еще несколько движений, Димка привычно начал кончать в мамин рот. Наташа так же привычно глотала сперму сына, стараясь не выплюнуть ни капли. Когда она подняла голову, только небольшие белесые следы оставались в уголках рта. Димкин член опять стоял, готовый к действию.
     Димка неторопливо встал, и, обойдя маму сзади, надавил ей на плечи. Наташа быстро наклонилась, упершись руками в диван и предоставив свою пизду в распоряжение сына. Димка взял маму за бедра, приготовившись вставить ей. Вдруг он замер... "Черт, сегодня должен прийти Пашка!"
     "Что?", простонала Наташа...
     "Пашка, сын тети Людмилы, я должен помочь ему по математике. Он может нас застать!".
     "Хрен с ним! Мы что нибудь придумаем!", закричала обезумевшая от похоти Наташа, "не останавливайся, еби меня!".
     Ни слова ни говоря, Димка смочил член слюной и вставил его в гостеприимную мамину щелку. Наташа немедленно задергалась от удовольствия, пронзаемая молодым крепким хуем. Димка трахал маму и смотрел, как его набухший член медленно появляется и волосатой маминой пизды и входит обратно в нее, заставляя ее буквально сочиться смазкой. Сжав Наташины бедра руками, Димка ускорил движения, трахая мать все быстрее и наслаждаясь видом своего хуя натягивающего до конца мамину пизду.
     "Мама, тебе нравится!?", спросил он, засовывая палец в расщелину Наташиных ягодиц. Почувствовав в своей заднице палец сына, Наташа еще больше задергалась, подмахивая Димке изо всех сил. Димка тем временем засунул в мамину попку еще один палец, и начал трахать маму вразнобой, загоняя в ее пизду свой член на всю глубину и вытаскивая пальцы из задницы, и наоборот.
     Чувствуя неудобство, вызываемое пальцами сына, Наташа запротестовала... "Дима, перестань, мне неприятно!!!".
     "Ну...", заныл сын, "а вот Екатерина сама мне в задницу предлагала поебаться", схитрил Димка. Услышав о сучке-преподавательнице, Наташа не выдержала.
     Неожиданно, она выскользнула с члена сына, упала на пол, и, раздвинув руками свои ягодицы, простонала... "Димочка, давай, вставь мне в попку. Еби меня... не жалей!", предоставляя свой задний проход к услугам сына.
     Димка без возражений взгромоздился на мать, просовывая член ей в задницу. Наташа сжала зубы, чувствуя, как толстый Димкин хуй пролезает в нее, раздирая ее внутренности. Димка, тем временем не стеснялся, и вовсю пытался всунуть свое хозяйство в узкую мамину попку. Член проскользнул между ее пухлых ягодиц и уперся в анус. Наталья замерла. Ее попка самопроизвольно сжалась, отказываясь пропускать член. Она чувствовала, как сын гладит ее и иногда раздвигает ее ягодицы, пытаясь увидеть происходящее. Наталья постаралась расслабить попку и анус начал растягиваться, пропуская член внутрь. В это момент пришла первая боль. Мать тихо застонала, однако Димка и не думал останавливаться, "Мам, потерпи. Он уже входит", равнодушно бросил мальчик, продолжая попытки пробиться в мамин задний проход. Наташа чувствовала, как ее узкое колечко натягивается и член проникает все глубже и глубже. Несколько раз ей казалось, что ее попка не сможет еще растянуться и член разорвет ее. Боль была уже нешуточная. Она громко стонала при каждом движении, а Димка, принимая эти стоны за признаки ее возбуждения, продолжал ее подбадривать.
     "Хорошо, мамуль. Замечательно. У тебя очень хорошо получается. Головка уже внутри. Еще немножко, пожалуйста.
     Наконец боль стала нестерпимой, и Наташа выскользнула из под Димки. Она сразу почувствовала облегчение, боль отпустила. Наталья оглянулась на сына... на его лице читалось разочарование.
     "Мне так трудно, - произнесла она тихо, - а можно по-другому?".
     Димка сразу оживился. Он уложил маму так, что животом и грудью она лежала на диване, а коленями стояла на полу. Сам он встал сзади между ее ног. Так напряжение стало меньше и Наташа постаралась расслабиться перед новым проникновением. Димка провел рукой по маминым губкам, но смазки там было уже мало, поэтому он принес тюбик с кремом и густо намазал им свой член и ее задницу. От прикосновения прохладного крема Наталья испытала довольно приятное чувство, она даже смогла пропустить внутрь палец сына. Димка взял ее за ягодицы и прижал свой член к ее отверстию и начал медленно давить на него. Уже немного растянутая попка сразу приняла в себя его головку. Снова подступила боль, но меньше, чем в первый раз. В такой позе Наташе было легче расслабиться. Член проник еще немного внутрь, но тут бедную маму ждал новый неприятный сюрприз. Пока они меняли позу, член сына немного обмяк, что позволило ему сразу проникнуть глубже, но теперь от возбуждения он начал снова твердеть и сильнее растягивать мамину попку. Наташа уткнулась лицом в диван и застонала. Она попыталась слезть с члена, но Димка держал ее железной хваткой. Он замер на несколько секунд, давая ей возможность привыкнуть, а потом стал снова нажимать. Боль, достигнув какого-то предела перестала нарастать и даже немного отпустила. Не обращая внимания на мамины стоны, Димка медленно натянул ее на свой член до конца, и она почувствовала, как его живот коснулся ее ягодиц. Наталья чувствовала внутри себя что-то большое твердое и горячее. Растянутый до предела анус нестерпимо горел. Пока Димка не двигался, эту боль можно было терпеть. Постояв так немного, мальчик начал медленно вынимать член. Наталья подумала, что на этом все закончится, но когда головка была готова выйти из ее попки, сын снова нажал, и член опять заскользил внутрь. Это было уже не так больно, как первый раз, но Наташа невольно застонала. Сын нежно гладил ее спину и ягодицы. Это помогало немного отвлечься от раздирающей боли в анусе.
     "Мамочка, как у тебя хорошо получается", - шептал возбужденный Димка, - "потерпи немножко, тебе будет не так больно. Ты меня так возбуждаешь. Я люблю тебя".
     Бессвязный шепот сына возбуждал и успокаивал Наталью. Димка начал увеличивать темп. Его возбуждение росло, и он постепенно терял над собой контроль. Его член скользил все быстрее, боль снова стала усиливаться. Наталья громко вскрикивала при каждом его движении. На глазах у нее выступили слезы. Она чувствовала, что Димка скоро кончит, и боялась прерывать его, хотя для нее эта пытка становилась невыносимой. Член становился все тверже и толще, сын мертвой хваткой вцепился в ее ягодицы и, почти не контролируя себя, вгонял свой член в мамину попку. Наташа чувствовала, как головка сыновнего члена проникает практически до поясницы, чуть не разрывая ее бедную задницу. Тем более что сын не собирался жалеть мамину попку, и трахал ее как тараном. Наталья зарылась лицом в подушку и, не сдерживаясь, кричала. Димкин член сновал в ее заднем проходе, то, до отказа наполняя его, так что яйца сына касались маминых ягодиц, то, полностью выводя член из задницы и опять резко вталкивая его на всю глубину.
     Наташа еще раз попыталась вывернуться, желая хоть немного уменьшить, ужасную боль, но Димка, заорав, "Терпи, сучка, не дергайся, я сейчас кончу!", задрожал всем телом, замер на секунду, а потом бедная мать почувствовала, как запульсировал член сына в ее растянутой попке и что-то горячее потекло внутрь. Всадив еще несколько раз в мамину попку, Димка замер и отпустил измученную женщину. Его член уже начал обмякать и Наташа с облегчением почувствовала, как он постепенно выскальзывает из нее. Она была не в силах пошевелиться. Боль отпустила, но она продолжала стоять в той же позе, чувствуя, как горячая густая сперма сына вытекает из нее и стекает по ноге. Наташа перевернулась, с целью поцеловать сына, однако Димка уверенным движением отправил мамину голову вниз, предлагая ей свой измазанный спермой и выделениями ее задницы член. Вздохнув, Наташа привычным движением взяла член сына в рот и начала сосать. Она сосала его и знала, что в следующий раз она снова не сможет ему отказать
     
     Глава 5.
     "Мишенька, миленький, трахни меня!" стонала Екатерина Дмитриевна, катаясь по кровати. Однако Мишки в комнате не было. Голая преподавательница с вибратором в пизде дрочила на всю катушку. Димка выеб ее несколько часов тому назад, однако ее пизда опять была мокра и жаждала мужского члена. Чем больше Катя вспоминала о Димке, тем больше она хотела своего сына, который, как она знала, читал в гостиной журнал. Неожиданно эта сучка вынула вибратор, встала и направилась к одежному шкафу. Надев бледно-розовую футболку, соблазнительно обтягивавшую ее аккуратные груди и мини-юбку, еле прикрывавшие ее промежность, она вышла в гостиную, где уже, смотря телевизор, сидел Мишка, заставляя себя не смотреть на его аппетитный молодой член, скрывающийся под джинсами.
     "Ты не возражаешь, если я посижу здесь?", спросила мама, взяв журнал, присев напротив сына и делая вид, что полностью поглощена чтением. Читая, Катя медленно развела бедра, так что ее коротенькая юбчонка натянулась, открывая роскошный вид на свою узенькую щелку, благо, что трусики отсутствовали. Через несколько секунд Катя услышала тяжелое сопение Михаила. Стало ясно, что он видит то, что находится у мамы между ног. Подождав с минуту, Катя захлопнула книгу и взглянула на сына. Как она и подозревала, его глаза были устремлены на ее промежность, жадно разглядывая голую мамину пизду.
     "Миша, почему ты так на меня смотришь!?".
     Мишка, весь покрасневший, с трудом отвел глаза от полностью обнаженного маминого влагалища, безуспешно пытаясь прикрыть выпуклость под своими джинсами.
     "Мама, ты ... не совсем одета", промямлил сын.
     "Да ты что!?", притворилась удивленной Катя, посмотрев вниз, но, не сделав даже попытки сдвинуть ноги, "кажется, я забыла одеть трусики. Ну и как, тебе нравится, что мама сидит перед тобой без трусов, как шлюха!?".
     Мишка нервно хихикнул, продолжая смотреть на раздвинутые мамины ноги.
     "Миша, а что ты прячешь под штанами, может быть, ты мне покажешь?!" мурлыкнула мама, задвигав бедрами, заставляя юбку задраться еще выше.
     Мишка замер, глядя, как его мать опустила руку между ног, и, раздвинув губки своей щели, начала ласкать клитор. Ее заводило играть со своей пиздой на глазах у сына.
     "Ну, что Мишенька? Тебе нравится, как мамочка себя ласкает? Смотри, еще немного, и ты кончишь прямо в штаны! Почему бы тебе не подойти и не рассмотреть мамину дырочку получше, если тебе она так нравится?", рассмеялась Катя, поднимая ноги и задирая свою юбку на талию, предоставляя взгляду сына полностью голые мамины бедра. Покрутив бедрами, она еще шире развела ляжки, полностью открывая свое розовое, дышащее жаром влагалище.
     "Если тебе так нравится моя дырочка, почему бы тебе не коснуться ее?".
     Михаил вскочил, и бросился на колени перед матерью, протягивая дрожащие руки к ее влагалищу. Катя задрожала от удовольствия, почувствовав в своей щелке горячие молодые пальцы. Мишка шевелил пальцами в маминой пизде, чувствуя, как мускулы влагалища плотно обжимают его пальцы. Мама застонала и начала подмахивать его движениям.
     "Миша, полижи ее", взмолилась Катя, направляя голову сына к бедрам.
     Почувствовав на своем клиторе горячий язык сына, Катя затряслась, и, прижав Мишкино лицо к своей пизде, завыла от удовольствия. Миша продолжал вылизывать и сосать маму, забираясь языком в каждый уголок ее влагалища. Катя расширила свою дырку, раздвинув пальцами свои половые губы и подняв бедра, подставила свой клитор под язык сына. Полизав его, Мишка неожиданно впился в него губами, продолжая шуровать пальцами во влагалище. Мама вцепилась ногтями в его шею, изо всех сил прижимая к своей пизде, трясясь в припадке оргазма. Это было еще лучше, чем с Димкой.
     "Мишенька, милый!", протянула Екатерина Дмитриевна, отодвигая его голову, "мне было так хорошо...". Она взглянула на продолжающего сидеть на коленях сына, и зажмурилась, увидев его вздувшиеся джинсы, представляя, себя, прижавшейся к его бедрам и бесстыдно сосущей его член, мерно входящий в ее рот.
     "Сыночек, ты так напряжен", промурлыкала Катя, массируя ступней бедра несчастного Мишки. Поиздевавшись над ним с минуту, мама слезла с кровати, и, став на колени перед сыном, расстегнула его джинсы. И легонько дотронулась пальчиками до вырвавшегося на свободу хуя. Медленно, она начала двигать рукой, возбужденно глядя на капельки смазки, выделяющиеся из отверстия его залупы.
     "Ты хочешь, чтобы я у тебя пососала?", прошептала Катя, продолжая поглаживать его член, "мне нравится отсасывать!", добавила она, приближая голову к члену сына, и легонько проходясь языком по его головке.
     Вне себя от возбуждения, Мишка не выдержал, и, дернув бедрами, вогнал свой член в мамин рот. Катя, поперхнувшись от неожиданности, оправилась и энергично начала сосать здоровый горячий росток, пульсирующий в ее рту. Она закрыла глаза, сосредоточившись на сладком, слегка солоноватом вкусе молодого члена, ворочающегося в умелом мамином ротике, мерно входя и выходя из него.
     Мишка смотрел на голову матери, мерно снующую меж его бедрами, и не мог поверить, что это его сексуальная мамочка сосет его хуй. Зрелище своего члена, находящегося между сочными губами матери возбудило его до такой степени, что, застонав от изнурительного наслаждения, он взял маму за голову, и, прижав ее к своим бедрам, начал трахать ее рот, засовывая хуй прямо в мамину глотку. Катя, чей рот использовался сыном как дыра для ебли, ничего не могла поделать, зажатая в его крепких руках, и только издавала чмокающие звуки, когда член сына выходил из ее рта, чтобы опять войти в него по самое горло.
     "О, мамочка, какие у тебя губы. Как мне нравится ебать тебя в твой горячий рот!!!", стонал Мишка, продолжая вставлять маме по самые гланды. Охватив ее голову ногами, он скрестил их на маминых плечах. Зажатой в кольцо Кате ничего не оставалось, как попытаться расслабить горло, так, чтобы здоровенный хуй сына, входящий в ее глотку доставлял как можно меньше боли. Через несколько минут, она почувствовала, как Мишкин поршень, толчками двигающийся во рту, напрягся и ускорил ритм движения. Катя поняла, что сын сейчас спустит ей в рот, но, не в силах ничего поделать, покорно приняла в себя фонтан терпкой, слегка солоноватой Мишкиной спермы. Она подумала, что со стороны, это наверное, выглядит странно - взрослая голая женщина, стоящая на коленях и сосущая у мальчишки. Одновременно, Катя продолжала усердно глотать сперму сына, стараясь, чтобы ни капли не вылилось изо рта.
     "Мамочка, да ты настоящая профессионалка!", простонал Мишка, вынимая член из маминого рта и падая на диван, "твой рот - это просто чудо", добавил он, глядя на голую мать, стоящую перед ним на коленях, с остатками его спермы на губах. Катя же, как завороженная смотрела на Мишкин член, который от зрелища голой матери опять вставал. Медленно потянувшись к сыну, разгоряченная мамаша заворковала "Какой он у тебя твердый... Тебе понравилось, как мамочка его пососала?". Медленно поглаживая его елду, Катя потянулась вверх, целуя упругий живот сына, зажала его член между грудями и начала тереться об него... "Какой у меня сынок, какой ты свежий, вкусный.... Хочешь, чтобы мама сделал тебе хорошо", судорожно бормотала она.
      Наконец, не выдержав, зуда в свое разгоряченной пизде, она встала, и, раздвинув ноги, медленно села на горячий твердый Мишкин хуй. Почувствовав, как член сына достиг стенки ее влагалища, она блаженно застыла, трясь возбужденными сосками о грудь Михаила, и, через несколько невыразимо долгих мгновений, задвигала бедрами, наслаждаясь ощущением крепкого юного члена, второй раз за сегодняшний день, наполнявшего ее пизду.
     Нагнувшись и обняв Мишку, она прыгала на его члене, смотря ему в глаза, умирая от возбуждения, вызванного сознанием того, что член ее собственного сына движется в ее влагалище.
     "Ну что, сыночек? Тебе нравится ебать маму", как в забытьи шептала Катя, смотря прямо в глаза сына, "тебе нравится моя горячая пизда?!". Бешеная мама еще активнее запрыгала на хую сына, гримасничая от необычного ощущения, чувствуя, как он толкается в ее матку, все больше и больше растягивая ее давно не ебаную (если не считать сегодняшнего приключения с Димкой) пизду. Мишка расслабленно лежал на диване, наблюдая, как его толстый член появляется и исчезает в жаркой глубине материнского влагалища. Надо признать, что вид Екатерины, нанизанной на юношеский хуй, с трясущимся тяжелыми грудями и перекошенным от удовольствия лицом, на котором по-прежнему оставалась Мишкина сперма, мог возбудить кого угодно, не говоря уж о перевозбужденном девственнике. Обезумевший Мишка обнял мать за бедра, и начал помогать ей, вгоняя свой член как можно глубже, и, в конце концов, полностью вошел в мамину пизду, трамбуя ее как поршень. Катя, чувствуя, как хуй ее сына, буквально раздирает ее отвыкшее от секса влагалище, попыталась отстраниться, однако, ничего не соображающий Мишка, не дал ей этого сделать, крепко держа маму за бедра и продолжая драть ее, нисколько не заботясь о своих ощущениях.
     "Господи, да он использует меня как шлюху!", пронеслось в Катином мозгу, когда она, скача на разбушевавшемся сыне, как на бешеном быке, пыталась приноровиться к его здоровенному члену.
     "Миша, ты разорвешь меня", захныкала мать, продолжая попытки привстать, чтобы хотя бы чуть-чуть ослабить давление здоровенного агрегата сына. Однако, Мишка, не дав ей этого сделать, перевернул ее на спину, и, закинув ноги матери к себе на плечи, получил неограниченный доступ к маминому влагалищу. Его член ходил в бедной Катиной пизде как гигантский поршень, заставляя женщину вопить от смеси боли и удовольствия. Постепенно, чувство боли исчезло, и Катя охватила Мишкины плечи руками, стараясь как можно крепче обняв его, чтобы каждый сантиметр его здоровенного хуя очутился в мамином ненасытном влагалище.
     Через несколько минут этого бешеного, животного совокупления, она почувствовала, что ее сын сейчас кончит.
     "Бля, МОЙ СЫН сейчас КОНЧИТ В МЕНЯ!!!", вспыхнула бесстыдная мысль в возбужденном сознании женщины, превратившейся в ненасытную сучку, и погасла, затопленная надвигающимся оргазмом. Мать и сын слились в объятиях, захваченные чувством дикого наслаждения.
     Через несколько минут, когда расслабленные мать и сын отдышались, Катя почувствовала, как твердая мужская рука тянет ее за волосы и тычется чем-то мягким ей в губы. Уже зная, что это такое, Катя покорно открыла рот и привычно начала сосать юношеский член.
     
     Глава 6.
     На следующую ночь, когда Павел остался у них ночевать, Наташа поймала себя на мысли, что не может оторвать глаз от прекрасного молодого тела. В течение всего вечера, Наташа придумывала кучу причин, чтобы как можно больше времени проводить с мальчиками, особенно с Павлом. Казалось, что Павлик рад ее компании, и женщина бесстыдно флиртовала с ним, к досаде Димки. Наконец, когда Павел пошел в душ, Димка спросил у нее... "мам, ты что, хочешь переспать с Пашкой!?".
     "А ты что, ревнуешь?", рассмеялась мама.
     Димка подумал пару мгновений... "Да в принципе нет - если и на мою долю что нибудь останется!", ответил он кладя руки маме на плечи и нажимая на них. Наташа, блядски улыбнувшись, опустилась на колени, и приступила к удовлетворению сына, вынув его хуй из штанов пижамы и начав сосать.
     Когда Пашка вышел из душа, то первое, что он услышал - громкие чавкающие и чмокающие звуки. Озадаченный, он двинулся в комнату и застыл у двери, как громом пораженный - Димкина мать стояла на коленях перед сыном и усердно ему отсасывала. Павел ошалело смотрел, как Наташа играла с Димкиным членом, то полностью заглатывая его в рот, то выпуская его изо рта и медленно облизывая каждый сантиметр упругого молодого хуя.
     "Бля!!!", пронеслась в его воспаленном мозгу мысль" ДИМКА ТОЖЕ ЕБЕТ СВОЮ МАТЬ!!!".
     Димка, тем временем, вынул член изо рта матери и, поставив ее "раком" уверенным движением вставил член в гостеприимное мамино влагалище. Его мама сразу же застонала, привычно подмахивая движениям сына. Через несколько минут ебли, Димка вынул член из маминой пизды, поставил мать на колени, и, опять вставив член ей в рот, задергался, выстреливая в мамин рот очередную порцию молочной жидкости.
     В это время член Павла, спрятавшегося у двери, тоже в свою очередь, начал выплескивать струи спермы.
     "Черт", воскликнула Наташа, вытирая с губ сперму сына, "Павел может выйти из душа". Димка тоже выругался и поспешил натянуть штаны.
     Пока парочка одевалась, Павел поспешил вернуться в душ, чтобы они ничего не заметили.
     Успокоившаяся Наталья подумала, что все таки достаточно, что она трахается с собственным сыном и не следует соблазнять подростка - сына своей подруги. Но было уже поздно...
     Первое, что Наташа почувствовала, проснувшись среди ночи - присутствие рядом с собой горячего мужского тела. Готовая завопить, она повернулась - и увидела Павла, стоящего перед ней с напряженным челном.
     "Что ты здесь делаешь", попыталась возмутиться Наталья, стараясь не смотреть на великолепный молодой член.
     "Вы знаете, что, Наталья Петровна", прошептал Павел, кладя руку ей на грудь, "я видел, как вы сосали у Димки сегодня, я видел, как вас ебал ваш собственный сын. И я хочу, чтобы вы отсосали у меня", прохрипел мальчик, залезая на Наташину грудь.
     "Вот это темпы!", ошарашено подумала женщина, в то время как член Павла уже тыкался ей в губы, "однако, ведь он не отстанет...", остраненно размышляла Наталья, "да я и сама, его хотела...".
     "Открывай рот, шлюшка!" - взял быка за рога Пашка. Наташе нечего не оставалось делать, кроме как подчиниться и, едва она сложила губки в букву "О", в который раз за сегодня готовясь принять в рот юношеский член, как он резким движением буквально насадил ее рот на свой поршень
     Наташа лежала под ним так, чтобы Павлу удобно было сношать ее прямо в рот, используя его как вагину. Она слышала, как его болтик ударял в заднюю стенку её горла, и расслабила его мышцы, чтобы он мог заходить глубже. Павел замер, когда его писун погрузился в тёплую пещеру рта Димкиной мамы. Ощущение было совершенно новым для него. Он чувствовал, как её зубы слегка покусывают его плоть, а губы втягивают её глубже. Застонав, он с силой ткнул свой хуй в податливый женский рот, почувствовав, как мягкая стенка её горла подалась назад под его ударом. Щёки Наташи провалились от сосущих движений, и её пизда сокращалась и истекала соками в преддверии наступающего оргазма. Она продолжала самозабвенно сосать член мальчика, стараясь приблизить его к оргазму. Ей не терпелось испробовать вкус его молодого семени, почувствовать, как оно польётся в её горло.
     Тело Павла напряглось, его твёрдые, как мрамор яйца подтянулись к мошонке и разродились потоком спермы, устремившимся в рот ненасытной мамы друга. Когда сперма вырвалась из головки его члена, Павлу показалось, что с его черепа сорвали скальп. Хрипло дыша, он втолкнул член в Наташин ротик, пройдя в самое горло. Конвульсивными глотательными движениями Наташе удалось принять в себя весь его агрегат, и, мелко дрожа, она продолжала сосать горячий юношеский член. Автоматически проглотив сперму, она отметила про себя, что на вкус она отличается от Димкиной, и подумала, что все таки она должна выгнать Павла и не поступать так, "Ведь что будет, если его мать узнает...".
     Однако, Павел не дал осуществиться ее благим намерениям, уверенно взяв Наталью за голову и, со словами "Пососи еще..." ткнув лицом в свой начинающий опять напрягаться член. В который раз за сегодняшние сутки, женщина ощутила у себя во рту, напряженный, пахнущий спермой мужской хуй и покорно принялась за работу. Наташа сосала Пашин член и чувствовала себя полной блядью - она переспала с собственным сыном, а сейчас сосет хуй его друга и не может найти в себе сил для того, чтобы отказать ему. "Этот маленький паршивец использует меня как шлюху", думала женщина, облизывая член мальчика. Долго так продолжаться не могло, и она почувствовала что заводится.
     Димка смотрел, как голова матери его друга мерно поднимается и опускается над его бедрами, и не мог поверить, что он только что кончил этой роскошной женщине в рот, и сейчас опять наслаждается ее минетом. Он смотрел, как Наташа старательно заглатывала его член почти целиком, мяла яички и усердно дрочила рукой. Зрелище члена, двигающегося промеж сочных женских губ, было столь возбуждающим, что Павел не выдержал, и, положив руки ей на голову и начал слегка подталкивать на себя, когда хотелось, чтоб она заглотнула поглубже. Наташа при этом сладко постанывала и ни на секунду не прекращала сосать член, играя язычком с головкой и имея своей целью единственно помочь мальчику поскорее кончить. Что и не замедли произойти.
      Когда головка в очередной раз коснулась горла, из члена брызнуло. Пашка притянул Димкину маму за затылок к члену, но она и так не собиралась убирать голову, готовая выпить все до конца. Струи били одна за другой, Пашка продолжал делать поступательные движения, а Наташа звучно глотать сперму, заполнявшую ее рот, не переставая гладить яйца и двигать ручкой по члену. После того, как Димкина мама в очередной раз проглотила все содержимое его яиц, Павел наконец - то отпустил ее, удовлетворенно вытянувшись на кровати... "А ты классно сосешь, тетя Наташа! Тренировалась на сыне?", рассмеялся он, "ну как, хочешь продолжения?".
     "Да, милый!", взмолилась Наталья, чья не выебанная пизда буквально истекала соком, зудя от неудовлетворения.
     "А не боишься, что Димка придет?"
     Вспомнив, сколько раз за сегодняшний день сын кончал в ее дырки, Наташа рассмеялась, заверив, что сегодня ночью Димка будет крепко спать.
     Соскользнув с Павла, провокационно тряся грудями, Наташа улеглась на ковре, призывно раздвинув ноги и жадно глядя на встающего голого Павла, член которого опять начал приподниматься. Павел возбужденно смотрел на мать своего друга, бесстыдно задравшую ноги вверх и в стороны, так что вся ее сочащаяся соками пизда приглашающе смотрела прямо на него, подошел к ней, и лег, придавив Натушу к полу. Его огромная дубина легко скользнула в горячее влагалище ненасытной шлюхи.
     "Оооо, какая у тебя пизда...", судорожно прошептал Павел, начиная трахать Наталью, "как у моей матери...".
     Однако, Наташа, поглощенная ощущениями своего влагалища, наполненного Пашиным членом, не обращала ни на что внимания, чувствуя, как он проникает в нее до самой матки. Павел, тесно прижавшись к Наташе, чувствовал, как напряженные соски ее роскошных грудей трутся о его тело, и стеная от наслаждения, как тугое Наташино влагалище массирует его член. Его толстый поршень ходил туда и обратно, как деталь механизма, трамбуя матку бешено подмахивающей Димкиной мамы, и, заставляя Наташу тихонько подвывать от кайфа. Она скрестила ноги за Пашкиной задницей, позволяя его члену еще глубже проникать в ее ненасытную дыру. Павел трахал ее все быстрее, заставляя Наташину задницу при каждом выводе члена буквально взлетать, отрываясь от пола, и, обратным движением вбивая ее в пол, заставляя задыхаться от ощущения члена ворочающегося в матке. Ее стоны наполнили комнату.... Наташа уже не думала о том, что в комнату может войти сын, единственное, что она ощущала - здоровенный молодой член, наполняющий ее растянутую вагину до предела.
     Видя, что Димкина мама в очередной раз кончила, Пашка достал член, сел на Наташу и принялся тереть членом у нее в ложбинке между грудей. Женщина обняла своими объемными грудями его член, и Пашка стал снова трахать роскошную мать своего друга, глядя в ее бесстыжие возбужденные глаза. Наташа целовала и посасывала головку каждый раз, когда она показывалась между грудей. Долго мальчик сдерживать не мог и вскоре бурно кончил. Струи спермы заливали лицо этой сучки, стекали по подбородку. Когда она открыла рот, несколько попало ей на язык и в горло. Павел привстал и полностью вставил член мамочке в ротик, продолжая спускать.
     
     Глава 7.
     "Оооо, Павлик!!! Как ты меня заводишь... да еби меня", стонала шикарная блондинка, в голом виде распростершись на кровати. Мать Павла дрочила себе, однако на месте пальцев она представляла великолепный инструмент сына. Она так сильно нуждалась в нем.... Но в эту ночь Павлик ночевал у Наташи - Димкиной мамы. Поначалу, после того, как Пашка выеб ее, она была в шоке, испытывая сильное чувство вины, однако постепенно, неудовлетворенное влагалище заглушило своим зудом все чувства, кроме одного - опять ощутить в себе горячий мужской член. Никакие пальцы не могли заменить этого ощущения!!!
     "О, Павел!!!", простонала возбужденная мамочка, засовывая в свою киску три пальца. Продолжая трахать себя она завизжала от возбуждения, вспоминая горячее тело своего сына. Трясясь от переполнявших ее чувств, она даже не расслышала стукав дверь
     Постучав несколько раз в дверь Пашкиного дома, Мишка услышал бешеный визг матери Павла. Испугавшись, что с ней могло что-то случиться, он вошел в дверь и обмер.
     Первое, что увидел Мишка войдя в гостиную - голую Пашкину мать, с наполовину засунутой в пизду ладонью. Пару минут, женщина и мальчик смотрели друг на друга, не в силах вымолвить ни слова. Мишка не мог оторвать взгляд от ее роскошных форм, а сексапильная Пашина мама лежала, даже не вытащив руку из влагалища, судорожно соображая, что же делать. Однако Мишка не дал ей долго раздумывать. Не спеша подойдя к обнаженной Пашкиной матери, он уверенным движением расстегнул джинсы и, схватив ее за волосы, приставил член к лицу Люды.
     "Соси, блядь!".
     Люда автоматически раскрыла рот, принимая в него Мишин хуй, и только потом поняла, что произошло.
     "Боже, я сосу член Катькиного сына. Что я делаю!", пронеслось в ее голове. Однако, несмотря на тревожные мысли, ее язык уверенно делал знакомое дело, облизывая и целуя горячий мужской член.
     Ощутив, как горячий Людин ротик охватывает его член, Мишка только удивился про себя событиям, происходящим в последнее время, и, погладив золотистые волосы стоящей перед ним на коленях сучки, одобрительно сказал... "А у вас классный рот, Людмила Валерьевна!". Людмила нежно облизала головку члена, истекая соками от ощущения молодого, вкусного юношеского хуя в своем рту. Пройдясь язычком по всей его длине, женщина охватила губами его головку и начала нежно посасывать этот леденец. Людмила работала как автомат, впуская и выпуская изо рта юношеский хуй, стремясь доставить мальчику наибольшее удовольствие.
     Михаил жадно смотрел, как дрожат великолепные груди матери его друга, в то время как она двигает своими яркие сочными губами, мягко играя его членом и наслаждался. За эти два дня уже вторая взрослая женщина сосет его хуй, и он поражался, с какой, оказывается, легкостью, можно ебать этих роскошных телок.
     Под умелыми Людиными губами, Мишка быстро возбудился и почувствовал, что скоро кончит. Положив руки на голову Людмилы, он схватил ее за уши, и начал натягивать ее на свой член, трахая Пашкину маму в рот на всю длину своего немалого члена.
     Ощутив, как Мишин хуй буквально, проламывается в ее горло, Людмила почувствовала рвотные позывы, и замотала головой, пытаясь высвободиться. Однако Мишка, после сексуального урока с собственной матерью стал более уверен в себе, и, продолжая крепко держать женщину за голову, с силой впихнул свою палку ей в рот, прижав ее голову, так что он проник в ее горло.
     "Соси, шлюшка. Высоси его досуха".
     Людмила с трудом подавила позывы к рвоте. Мальчик вытащил свой член и сразу же втолкнул его обратно до тех пор, пока женщину снова чуть не вырвало. После десяти или около того движений мышцы ее горла расслабились, и его большой твердый член без особых усилий полностью входил в ее рот.
     По щекам Людмилы бежал пот от унижения и стыда, но ее киска умоляла о внимании. Женщина почувствовала что ее киска намокла и ее соки потекли по бедру. Она опустила вниз правую руку и стала тереть клитор, который был уже большим и очень чувствительным. Испытываемые стыд и унижение возбуждали ее, и ее рука двигалась все быстрее и быстрее пока, наконец, ее не сотряс оргазм.
     Миша схватил ее за волосы и поднял ее голову вверх. Людмила только пришла в себя после оргазма, открыв глаза, она была ослеплена вспышкой. Она попыталась отодвинуться от твердого члена в ее рту, но ее мальчик снова направил ее голову к члену, наблюдая, как ее губы растягиваются, когда в ее рот входит его залупа.
     Михаил нагнулся над ней и продолжая двигать тазом, насаживая её на себя, наслаждаясь ощущением, которое доставляла ему горло Пашкиной матери, массировавшее его член, стал трахать ее рот увеличивая темп. Люда чувствовала его член в горле, она терла свой клитор. Она кончила одновременно с Мишей, его твердый член запульсировал в ее горле., С ревом, Михаил вогнал свой член в покорный женский рот, напрягся и выстрелил в горло Пашкиной матери струю молочной жидкости. Людмила давилась, но покорно глотала, зажатая в крепких юношеских руках. В тот же момент она кончила, только член в ее рту не дал ее закричать от удовольствия. Спустив в Людмилу все свои запасы, Михаил продолжал двигать членом, наслаждаясь ощущением теплоты ее рта. Наконец, он вынул член и начал водить им по лицу Людмилы, размазывая свою сперму.
     Михаил стоял над продолжающей сидеть на коленях Людмилой, и, глядя на ее измазанное в сперме лицо, наслаждался ощущением того, что эта роскошная шлюха находится полностью в его распоряжении, одновременно возбуждаясь.
     Людмила, как завороженная смотрела на это чудо. Член парня, только что кончившего ей в рот, опять поднимался, тыкаясь ей в лицо. Женщина понимала, что все пошло не так, как она себе представляла, и, что она сейчас в полном распоряжении сына своей подруги. Однако понимая, что он может сделать с ней все, что взбредет в его воспаленную юношескими фантазиями голову, Людмила чувствовала как ее возбуждение увеличивается, заставляя тело сладко вибрировать в предвкушении изнурительного удовольствия.
     От охватившего ее стыда Людмила закрыла лицо руками. Но последовала команда... "Убери руки от лица", и она выполнила ее. Без сомнения, Михаил прекрасно понимал все, что сейчас творилось с Пашиной мамой. Но он был безжалостен и хотел без помех и сомнений довести начатую игру до конца. Он подошел к ней вплотную и вдруг, наклонившись, взял обе ее тяжелые груди, стал попеременно целовать соски, впиваясь в них своими губами. Людмила вся вибрировала, стоя перед ним. Губы Михаила и его язык были настолько горячими, что женщину попеременно бросало то в жар, то в холод. Парень вытягивал соски, всасывая их в себя, осторожно проводил зубами по самым нежным кончикам, заставляя женщину вскрикивать, напрягаясь всем телом.
     Но продолжалось все это недолго. Михаил отступил на шаг и оставил трепещущую от желания Люду стоять одну. Она застыла перед ним, обнаженная, с тихим стоном на устах.
     "Теперь ты можешь пососать у меня" - улыбнулся мальчишка. Людмила послушно открыла свои губы, и член парня медленно, но уверенно стал погружаться в нее. Языком женщина проводила по его концу. Она чувствовала языком смазку, обильно выступившую из канала, и еще она ощущала, какой он твердый. Между тем, член Михаила опять, как и в первый раз, двинулся дальше, заполняя собой весь подставленный Людин рот, доставая все дальше и дальше. Когда этот член достиг ее горла, женщина почувствовала признаки удушья. Член пульсировал в ее горле, он ходил взад и вперед, орудуя в ее рту бесцеремонно и уверенно. От удушья по щекам Людмилы потекли слезы. Она захлебывалась членом, тычущимся ей в самую глубину, она задыхалась, и она была счастлива...
     Сколько времени ни один член не потревожил ее покой. Сколькими бессонными одинокими ночами она мечтала об этом миге, предвкушала его, готовилась к нему. Конечно, она втайне, как и всякая одинокая женщина, надеялась хоть сегодня встретить того, кто пожелает воспользоваться всеми этими прелестями и, кроме того, окажется достаточно умел и догадлив. Но что, следом за сыном, это будет его друг, сын ее лучшей подруги... Этого она не могла себе представить даже в своих самых безумных и самых эротичных снах.
     И вот это случилось. И она - Людмила, стоит обнаженная, тряся своими голыми грудями, своим тяжелым задом, стоит на коленях перед молодым парнем, и, повинуясь его приказу, старательно сосет его громадный толстый член. Людмиле было стыдно, но и сладостно. Она поймала себя на том, что издает какие-то нечленораздельные звуки. Своим забитым до отказа ртом Люда мычала сладострастно, сопела, стонала от муки вожделения. Она не молила о пощаде, не просила и даже не помышляла просить о том, чтобы член не душил ее так сильно. Нет, она принимала его в себя жадно, без остатка, на всю длину, и сама перед собой была согласна на то, чтобы этот долгожданный член задушил ее... Одной рукой Михаил взял ее за волосы на затылке и начал двигать головой женщины, насаживая ее рот на свой член в том ритме, в каком ему было приятнее. Теперь Люда чувствовала себя полностью во власти этого молодого стервеца...
     Неожиданно он отступил и выдернул член из ее жадно раскрытого рта. При этом он поднял ее одним рывком, подхватив подмышками. Сунув руку между ног женщины, он присвистнул... "Ну. Людмила Валерьевна, ты и даешь! Не ожидал, что у тебя там такое болото..."
     Людмила от этих слов вся сжалась в комок и попыталась сдвинуть ноги. Но это оказалось невозможно. Твердая рука Михаила, уже проникшая в нее, и, шарившая в ее промежности, повсюду натыкалась на сырость, на липкие выделения, которые обильно вытекали из раскрытого и уже давно готового к сношению влагалища. Одним коротким движением юноша развернул Пашину маму к себе спиной и ловко согнул в талии. Она не успела даже охнуть и полностью осознать свое положение, как головка его члена стала нащупывать себе дорогу среди разверстых половых губок. Согнувшись и упираясь руками себе в колени, расставив полные стройные ноги, Людмила терпеливо ждала, когда обсосанный ею только что член юноши войдет в нее. И это ожидание было не напрасным. Член стал входить медленно, потом рывками стал продвигаться все глубже и глубже, заставляя раскоряченную женщину вскрикивать и приседать на полусогнутых ногах. Войдя полностью член Михаила уперся в матку и стал методично двигаться. И только тогда Люда поняла, что ничего подобного она не испытывала никогда в жизни...
     У женщины было такое чувство, что в ее пизде ворочается здоровенный шкворень. И вот этот агрегат методично бился в ее подставленную матку. Поначалу это было безумно больно. Ничего столь болезненного Людмила себе представить раньше не могла. Внутри ее как будто все разрывалось. Металлический стержень трахал ее со страшной силой, она чувствовала себя совершенно изувеченной, расколотой пополам, раздираемой страшным молотом, который все бил и бил внутрь ее не переставая. Людмила кричала и, выпучив глаза, хрипела, глубоко насаженная на этот стальной член... Из глаз ее катились слезы, горлом бедная женщина издавала хрипы и невнятные мольбы о пощаде, стоны. Люда даже представить не могла, что сношение может оказаться столь физически чувствительным. Но долго думать на эту тему женщина не могла, потому что постепенно начала чувствовать, как боль, не проходя сама по себе, начинает доставлять ей невыразимое наслаждение. Вернее, конечно, не сама боль, а то, что она несла с собой - наслаждение, ни с чем иным, испытанным ранее ею не сравнимое. Мощь, напор, жестокость, с какими Мишин хуй раздирал ее воспаленное истекающее влагалище, заставляли Людмилу с каждым ударом по матке сжиматься и трепетать. На нее стал накатывать вал возбуждения. Он прокатывался по ее телу, и постепенно женщина почувствовала, как ее настиг оргазм. За первым оргазмом последовал второй.
     Сношение не прекращалось. Людмила, все также прочно насаженная на член, так и кончала, полу присев и дергаясь в руках Мишки. Обеими руками он держал ее за огромный трясущийся в экстазе, зад, а сама женщина чувствовала, как немилосердно он вгоняет свой удивительный член в нее с каждым разом, казалось, все глубже и глубже. Мишка действительно не щадил и себя. Его крупные яйца ударялись с каждым разом о голый зад Пашиной мамы со смачным шлепаньем. Зверское сношение, которому подвергалась Людмила, все больше вгоняло ее в перманентный оргазм, из которого она не могла вырваться. По ляжкам ее текли выделения, которые периодически брызгали из измученное влагалища женщины. Комната оглашалась ее стонами, вскриками, полными боли и блаженства, в которых смешивались просьбы о пощаде и мольбы о продолжении. Изо рта разгоряченной Пашиной мамы вместе со стонами и хрипами теперь беспрестанно текла тягучая слюна, которую она уже не могла удержать. Люда не могла закрыть рот, постоянно открытый в крике, и тягучая слюна похоти вытекала и капала на ковер перед ее красным от натуги лицом. Ответом на крики женщины было только сопение Михаила и звучные шлепки его яиц о ее голый зад
     Наконец, Люда почувствовала, как член, шурующий внутри нее, стал еще тверже прежнего, как будто еще сильнее раздался вширь, и горячая струя спермы залила ее измученные внутренности. Мальчик в это мгновение замер, наслаждаясь, и Люда тоже остановилась, неподвижно повиснув на члене, заливающем ее влагалище. Теперь она чувствовала невыразимое облегчение, ощущая, как в нее извергается обжигающий поток мужской силы...
     Когда этот поток иссяк, и Михаил вынул член, Людмила, будучи не в силах больше стоять, повалилась на ковер. Она так и лежала, широко расставив ноги и постанывая. Михаил перешагнул через нее и сел в кресло, а потом легонько коснулся ногой лежащей женщины. Голос его был хрипловатый, он тоже старался отдышаться от проделанного упражнения... "Вставай, не разлеживайся, я хочу на тебя посмотреть". Измученная женщина подняла с пола пылающее лицо. Взгляд ее был мутным и безумным, глаза еще были нежными и хранили в себе недавно пережитое наслаждение. Несколько мгновений она смотрела на сидящего перед ней в кресле Мишку, не в силах понять, чего он от нее хочет. Наконец, она приподнялась на локтях и села в его ногах. Тогда он еще раз пошевелил ногой, толкнув ее слегка в высокую грудь,
     "Ты, шлюшка, ты чего, совсем одурела? Очнись и вставай".
     Постепенно она поняла, что от нее хочет ее ебарь. Она встала. Двигаться было больно, внутри развороченного влагалища все болело, она не могла сдвинуть ноги. Людмила с трудом, широко раздвинув ноги и смешно оттопырив свой крупный зад встала и попыталась повернуться. Она стояла под взглядом друга своего сына и ежилась от стыда, одновременно ощущая вновь в груди покалывание подступающего вожделения. Она чувствовала, что ему приятно видеть, до какого жалкого состояния он ее довел, приятно смотреть, как она, ковыляя своим растертым раздроченным влагалищем, покорно показывает ему всю себя. Между ног ее продолжали течь выделения, смешавшиеся теперь со спермой Михаила, но женщина больше не обращала на это внимания.
     Михаил пытливо рассматривал Людмилу, которая вновь присела на ковер у его ног. "Ну что, соска, проняло тебя? Чувствую, что проняло!". Людмила приникла губами к его колену, потом губы ее переместились на внутреннюю поверхность бедра. Пользуясь тем, что Миша расставил колени, женщина опять потянулась к его члену, который висел между ног. Она удобно устроилась между колен юноши и стала рассматривать головку члена, иногда целуя его и посасывая.
     Юноша велел Люде пойти в ванную, и принести бритвенные принадлежности. Мишка не мог без смеха смотреть на мать своего друга, которая еле ковыляла и поминутно стонала, держась рукой за растерзанную попу, как будто это могло облегчить ее участь. И это та женщина, о которой он так часто мечтал, дроча бессонными ночами. Вернувшись, Людмила подчиняясь уверенным указаниям юноши, села, раздвинув ноги, намазала свои волосы пеной, и, аккуратно начала сбривать их. Наблюдая, как мать его друга бреет перед ним свою пизду, освобождая свое залитое спермой влагалище от волосяного покрова, юноша почувствовал, что он опять хочет эту роскошную шлюху.
     Михаил встал и одной рукой потянул женщину вверх. Люда замерла. Она хотела еще, это правда, но вместе с тем она чувствовала, что ее влагалище не выдержит сегодня больше такого напора. Женщина взмолилась и со страхом в голосе сказала об этом Михаилу. В ответ он рассмеялся... "Не думай так много о своей пизде. Она выдержит столько, сколько нужно...".
     С этими словами он опять согнул Люду раком и ощупал рукой у нее между ног. Но вдруг он отвлекся на секунду, и Люда увидела, что он, наклонившись, вынимает из кармана своих брошенных на пол брюк какую-то баночку. "Что это?" - спросила она и получила ответ вместе со смешком... "Это я вас, Людмила Валерьевна, сейчас в жопу ебать буду". С этими словами парень обильно намазал задний проход женщины вазелином. Вазелина было много, он обильно попал внутрь заднего прохода, куда Мишка затолкал его пальцем. Только тут Люда осознала, что он собирается с ней сделать. Она заверещала, пытаясь дернуться. В глазах бедной женщины стоял страх. Она боялась, что сейчас ее точно искалечит этот ужасный член. Ведь одно дело все-таки во влагалище, которое все же пошире, и, как ни говори, предназначено для сношений, а совсем другое дело - бить вот так ядреной дубиной в неподготовленный зад добропорядочной женщины. Но не успела она дернуться как следует, как член Михаила стал входить в узенькое колечко ее ануса. Понимая неизбежность того, что с ней сейчас должно будет произойти, Люда попыталась расслабиться, раздвинуть свою задницу, расслабить мышцы ануса и прямой кишки.
     Но, конечно, это не помогло. Огромными рывками член вошел внутрь ее. И тогда Люда поняла, почему сношения в зад считаются чем-то особенно позорным для женщины, почему об этим с таким придыханием и ханжеским возведением глаз к потолку говорят все приличные женщины. Именно при сношении в зад женщину берут до конца. Именно ощущая член мужчины в своем заднем проходе, женщина "раскрывается" по-настоящему, тогда она действительно чувствует себя взятой до конца, без остатка принадлежащей тому, кто раздирает ее прямую кишку...
     От боли, разорвавшей попу, Людмила вскрикнула и не удержалась на согнутых ногах. Она упала на колени. Михаил опустился на колени сзади нее и, как ни в чем ни бывало, продолжал ебать маму своего друга. Член раздирал внутри задницы Люды все, она захлебывалась стонами и криком, который пыталась подавить в себе и не могла. Но и наслаждение не заставило себя долго ждать. На Люду очень скоро накатила волна вожделения, она пробилась сквозь боль, а вернее, даже благодаря ней, смешиваясь с нею и приводя в совершенный экстаз. Иногда Люде казалось, что штырь, орудующий у нее в попе, сейчас достанет до ее сердца, до груди... Инстинктивно, желая помочь себе, женщина просунула руку между своих расставленных ног и начала возбуждать свой и без того уже измочаленный клитор. Ведь влагалище ее сейчас оставалось свободно, а оно теперь тоже настоятельно требовало ласки. В какой-то момент женщина больше не выдержала ритма, в котором ее сношали в задницу, ноги разъехались по полу, и Люда упала животом на ковер. Но не тут-то было. Михаил, разгоряченный всем происходящим, своей сильной рукой шлепнул ее по отставленному заду. Потом еще и еще. Увесистые шлепки звонко раздавались в комнате. Люда завизжала, а мальчик, не обращая на это никакого внимания, все шлепал ее по попе... "Вставай в позу, сучка! Не разлеживайся, становись в позу... Раком, раком..."
     И Люда опять покорно подобралась всем телом и встала вновь раком, выставив истерзанную попку. Теперь член входил в нее с новой силой, решительно и энергично, и каждый раз это сопровождалось криком Мишки... "Вот тебе, сучка, вот тебе!.. Получи еще, шлюха, вот!" При этом он не стеснял своих рук и продолжал шлепать Люду по всем мягким местам, по всем соблазнительным выпуклостям. Таким образом, он заводил себя, доставляя себе дополнительное возбуждение. Женщина не обижалась на его слова и на все его поведение. Со стыдом, смешанным с острым сексуальным волнением, Люда поняла вдруг, что все это доставляет ей невыразимое наслаждение. Ей было все это приятно - и оскорбления, и звучные чувствительные шлепки по беззащитному заду...
     Когда, наконец, Михаил кончил, и его сперма опять залила внутренности Люды, на этот раз со стороны заднего прохода, он выдернул свой член, встал, кинув на прощанье... "Я еще зайду..." вышел, оставив изнуренную женщину без сил лежать на полу.
     
     Глава 7.
     После бешеного секса с Наташей, Павел шел домой, думая, что ему делать с матерью, которая раздразнив, прогнала его. Отъебав Наталью Петровну, он стал более уверен в себе. Придя домой, он удивился, заметив что Людмилы нет дома - обычно в это время она смотрела свой любимый сериал. Зайдя в спальню, он остановился, ошарашено глядя мать, которая спала прямо на полу. Голая, с помадой, размазанной по губам, чисто выбритой пиздой и коричневым раздолбанным колечком ануса, из которого тонкой струйкой вытекала сперма. Было видно, что пока Павел ебал Наталью, его мама тоже не скучала. Покончив со всеми сомнениями, Павел начал раздеваться.
     Просыпаясь, Людмила вспомнила тот кайф, который ей доставил Михаил. Блаженно зажмуриваясь, она подумала, что теперь проблема с сексом решена, и про небольшую эскападу с Павлом необходимо забыть. Потянувшись, она открыла глаза... Первое, что она увидела - голый сын, стоящий перед ней со вставшим хуем.
     "Как ты смеешь стоять передо мной в таком виде", попыталась отругать его Людмила, вставая, чтобы накинуть халат. Однако вид встающей голой матери, ее шикарных грудей и чисто выбритого влагалища еще больше раззадорил Павла.
     "Лежи, сучка!", рассмеялся он и подошел поближе.
     Толкнув обескураженную мать на разобранную постель, мальчик решительно развел полные ляжки и принялся тыкать в Людмилу своим хозяйством, нетерпеливо нащупывая дорогу. Женщина снова вскрикнула, на этот раз значительно громче. Только теперь, почувствовав между ног прыгающий член, она в полной мере осознала, что сын на самом деле сейчас опять ее трахнет. В страхе Людмила завизжала... "Нет! Нет! Прекрати... Не смей, маленький негодяй!", и попыталась вскочить. В ответ Миша с размаху врезал ей по физиономии.
     Ошарашенная мать испуганно пискнула что-то, но в это время паренек наконец-то отыскал нужное отверстие и принялся проталкивать в мамину пизду свой прибор.
     От удивления, возмущения и ужаса глаза Людмила едва не вылезли из орбит. Она судорожно сжала ноги, изо всех сил стараясь остановить пролезающий все глубже хуй, но Миша отступать не собирался. Несмотря на отчаянное сопротивление матери, мальчик все же сумел вогнать член внутрь до конца. Людмила застонала и принялась вырываться. Сын цепко схватил ее за руки. Некоторое время они молча боролись, затем тишину нарушила еще одна звонкая пощечина. Голова матери мотнулась в сторону. Воспользовавшись ее растерянностью, Миша навалился на нее сверху всем телом, зарычав... "Со всеми ебешься, а со мной нет?! Ну нет мамочка, придется тебе и меня обслужить!".
     Следующие пять минут слышалось лишь сочное чавканье ходящего туда-сюда юношеского хуя, протестующие причитания мамы и хриплая Мишина скороговорка... "
     "От так, блядь! Пизда ебанная, от так тебе!"
      От стыда и бессилия Людмила была готова провалиться под землю. Если вчера, не выдержав, она занялась с Мишкой сексом, то сейчас, "на трезвую голову", удовлетворенная Мишкой, она понимала всю отвратительность и непристойность происходящего.. Она и представить не могла, что ее сын будут ебать ее, словно дешевую привокзальную проститутку, даже не спрашивая ее согласия, не заботясь о ее чувствах. От унижения и обиды Людмила расплакалась еще громче.
     Павлик же, перевозбудившись, никак не мог кончить. Раскрасневшийся, с взъерошенными волосами, он изо всех сил долбил податливое лоно матери, жалобно стонущей под ним. Двигаясь так быстро, как только мог, мальчик то вытягивал ставший вдруг негнущимся хуй почти до конца, то забивал его обратно резким рывком. Ослабевшая, буквально вдавленная в матрас под этим неистовым натиском Людмила со стыдом обнаружила, что влагалище опять стремительно заполняется предательской липкой влагой, а по телу словно разливается слабый ток. Залившаяся краской женщина изо всех сил пыталась отогнать накатывающиеся ощущения. Это же насилие, более того - ее насилует ребенок - ее собственный сын, что вообще не мыслимо. Однако именно в этот момент она поймала себя на том, что незаметно старается пошире раздвинуть ноги и выгибается, чтобы принять детский член целиком.
     Пьянящая волна начала подкатывать откуда-то из области паха, живот щемило, глаза застилал туман - никогда прежде за свои тридцать пять лет Людмила не испытывала такого. Это было мучительно больно, стыдно и в то же время невыразимо сладко. Не удержавшись, она застонала и сама покраснела, насколько бесстыдно похотливым был этот стон. Новые, дурманящие эмоции захлестывали ее с головой и хотелось лишь одного - чтобы этот ужасный, мерзкий, испорченный мальчишка не прекращал движения.
     Павел же, запыхавшись, как раз начал замедляться. Почувствовав это, Людмила в отчаянии подалась навстречу и принялась самым бесстыжим образом подмахивать в такт рывкам сына, виляя задницей.
     "Да, да, да, да... Давай! Давай же! Еще! Сильней, сильнее! Давай Пашенька, сыночек, не останавливайся... Ну еще, еще чуть-чуть... Глубже, глу.. О-о-о-а-а-а-а-а-йя!
     Разгоряченная мама забилась в истерике под тяжело дышащим сыном, жарко кусая губы. Долгожданный миг все не приходил, оргазм был буквально в миллиметре, но никак не наступал, словно дразня. Дыхание стало прерывистым, руки метались по всему телу в поисках подмоги - левая исступленно терла в промежности, а правой заводная мамочка поочередно сжимала набухшие груди и теребила загрубевшие кончики сосков.
     Наконец блаженная волна накрыла ее, сотрясая все тело. Ноги дрожали в коленках, руки не слушались, а зубы отбивали судорожную дробь. В наступившем беспамятстве целомудренная Пашина мама внезапно начала с наслаждением изрыгать все известные ей ругательства. "Блядь, блядь, как же хорошо! Как же мне на хуй хорошо, бля! Ты меня выебал, выебал все-таки, щенок хренов".
     Смачно выплевывая грязные слова, Людмила краем глаза заметила, что Павлик сосредоточено плюет себе в ладонь. Худые руки с усилием перевернули её на живот.
     "Давай, двигайся блядина! Ноги шире раздвинь. Ну?! Я кому, на хуй, сказал?!", уверенно приказывал он матери.
     Людочка, внутренне сжавшись, приготовилась было опять принять во влагалище член. Но пальцы сына уже уверенно разводили пышные ягодицы. Мокрый от смазки хуй, с натугой раздвинул кольцо сфинктера и начал медленно проталкиваться в, мигом, съежившийся мамин анус, уже натерпевшийся от Михаила Господи, он же меня разорвет там", мелькнула мысль и мама попыталась высвободиться, крича... "Паша, прекрати! Что ты делаешь!? Мне же будет больно!". Женщина сначала закричала от дикой боли, а затем и заизвивалась, отчаянно пытаясь вырваться. Однако Павел, возбужденный идеей поиметь мамино очко, придавил ее к кровати и продолжал проталкивать свой хуй, сантиметр за сантиметром растягивая растянутую, но все равно узенькую мамину попку. Обессилев от происходящего, Люда снова заплакала.
     Её - взрослую женщину, которая до этого имела секс только с мужем, выеб в жопу соседский четырнадцатилетний мальчишка - а теперь ее дрючил в задницу собственный сын, обзывая при этом самыми последними словами! Это не укладывалось в голове. Люда сдалась и обмякла. Внезапно, Люда почувствовала какое-то нездоровое возбуждение - впервые в жизни ее ебет в жопу собственный сын - и вскинула задницу, чтобы Пашин член смог поглубже проникнуть в ее задний проход. Мама испытывала какое-то садомазо удовольствия от ощущения боли и удовольствия, вызываемые членом сына в своем заднем проходе. Павлик тем временем продолжал трахать мамину попу, загоняя ей свой агрегат все глубже и глубже, заставляя мускулы ануса непроизвольно сжиматься. Людмила завыла от смеси боли и кайфа и непроизвольно начала тереть клитор, визжа и дергаясь под сыном как бешеная.
     "О, моя задница!!! Трахай меня сыночек, еби меня. Бляяяя, как хорошо... Глубжееее...".
     Павел, держа маму за бедра, продолжал засаживать ей быстрее и глубже, в тугой и скользкий мамин задний проход. Люда стонала, неистово подмахивая сыну и продолжая терзать свой клитор. Ее задница непроизвольно сжималась, доставляя члену сына непередаваемые ощущения, заставляя его увеличивать и без того бешеный тем ебли. В течение еще четверти часа Павлик размеренно ебал багровую от стыда и похоти мать. Ее лицо и тело заливал густой пот, тушь растеклась по лицу от натужных рыданий. В конце-концов, почувствовав наконец, что готов кончить, мальчик со звонким чмоканьем выдернул из распаренной, мокрой маминой задницы свой перемазанный член и тыкнул им ей в рот. Та, уже догадываясь, чего от нее хотят, замотала головой.
     "Соси, сука," - хрипло пропыхтел Павлик, - "Соси блядь"! Схватив мать за подбородок, паренек силой разжал сцепленные зубы и просунул хуй между пухлых, накрашенных маминых губ.
     "Соси, мамочка! Соси, ...".
     Людмила, заливаясь слезами, принялась осторожно облизывать торчащий пенис.
     "Глубже бери, сучка!!!", Паша нетерпеливо схватил мать за золотистые локоны, и притянув ее голову поближе, с размаху вогнал член далеко в горло. Захрипев, женщина задергалась, пытаясь хотя бы вздохнуть. Но Паша, намотав прядь на кулак, притянул несчастную мать еще ближе. Давясь, захлебываясь и хлюпая носом, Людмила поневоле принялась прилежно сосать, работая ртом, словно заправская минетчица. Павел, с перекошенным лицом насел сверху, зажав мамину голову ногами и стараясь просунуть хуй как можно дальше. Визги матери сразу затихли. Теперь слышно было только громкое чавканье, да утробное мычание мальчика. Наконец подросток кончил, так и не вынув своего хозяйства изо рта "партнерши". Первую порцию рвущейся наружу горячей спермы Людмиле пришлось проглотить, выпучив глаза и давясь. Судорожно освободившись, она потянулась встать, но Павел легко повалил совершенно ослабевшую женщину на пол и с видом победителя уселся сверху. Сперма толчками продолжала выплескиваться из сотрясающегося пениса. Одной рукой торжествующий подросток схватил мать за рассыпавшиеся волосы, держа ее голову так, чтобы она не могла отвернуться. Другой, он со смехом направил конвульсивно дергающийся хуй прямо ей в лицо. Липкие струйки обильно побежали по лбу и векам, натекали в отплевывающийся рот. Отстрелявшись до последней капли Павел еще некоторое время посидел сверху, двигаясь в мамином рту и встал, оставив вконец обезволенную мать лежать на полу.
     Вечером, когда Павел вернулся с тренировки, он застал маму на кухне, моющей посуду. Незаметно подойдя к ней, Павел засунул руку ей под юбку и с удовлетворением обнаружил отсутствие у мамы трусиков. Вздрогнув от неожиданности, Люда расставила ляжки пошире, позволяя рукам сына покопаться между ее ног. В ее развороченной заднице еще оставались неприятные ощущения, однако, в целом, она опять была готова к ебле. Смирившись с тем, что теперь ей придется удовлетворять своего сына, она беспокоилась только о том, как ей совместить это с удовлетворением сексуального аппетита неугомонного Мишки.
     Чувствуя, как сын, уверенно доведя ее до оргазма руками, нажимает ей на плечи, Люда повернулась, и сев на колени, в который раз за сегодняшний день начала сосать мужской член. Автоматически расслабляя глотку, чтобы полностью принять его в рот, она пыталась понять, что произошло с ее обычно стеснительным сыном. После ночи, проведенной в доме Димки, из тихого, застенчивого мальчика, он превратился в парня, который отъебал ее как последнюю блядь, заставив при этом выть от восторга. Задумавшись, она на мгновение прекратила движения головы.
     "Мам, ну ты что, сосать по нормальному не можешь? Чего встала? Блин, Наталья Петровна гораздо лучше тебя сосет!!!", недовольно проворчал Павел, кладя руки на голову матери, и начиная двигать ее головой, размеренно трахая в рот.
     "Мой сын трахался с Наташкой! Эта сучка совратила моего мальчика!", потрясенно думала Людмила, не переставая удовлетворять Павла своим горячим ртом. Она уже забыла, что сама лишила девственности своего сына. Сгорая от ревности, она сосала Пашин член, стараясь как можно глубже заглотить его, чтобы доставить сыночку как больше удовольствия. Через несколько минут, Павел в очередной раз кончил, выстрелив матери в рот несколько порций спермы, и, потрепав Люду по волосам, пошел учить уроки. Людмила, вне себя от ревности, решила, что она устроит Наташке такую разборку, что та навсегда забудет как спать с ее сыном.
     
     Глава 8.
     На следующее утро, Людмила стояла перед дверями Наташиного дома, пытаясь придать лицу хмурое выражение. Из-за жары, она не стала одевать официальную одежду, накинув топик и коротенькие спортивные шорты, облегающие ее попку и подчеркивающие длину ее стройных ног.
     Намереваясь прочитать Наташке лекцию о недопустимости секса с ее сыном, Людмила решительно постучала в дверь Однако, открывшаяся дверь явила Людмиле Димку - Наташиного сына.
     "Здравствуй, Дима", ледяным тоном произнесла Людмила, "мама дома?".
     "Нет, она ушла по магазинам", ответил Димка, не уставившись на роскошное тело Людмилы, и, особенно, на ее груди, соски которых нагло торчали сквозь светлую ткань топика, намокшую от пота, "однако она не очень надолго. Если хотите, можете подождать".
     Людмила заколебалась. С одной стороны она жутко боялась предстоящего разговора, но с другой стороны, она понимала, что уйдя, у нее больше не хватит духу на то, чтобы высказать этой сучке в лицо все, что она о ней думает.
     "Спасибо, Дима", я подожду", ответила женщина и вошла в дом. Пока Димка вел ее в гостиную, Людмила не могла оторвать глаз от его мускулистого тела, на котором из одежды были лишь спортивные трусы, туго обтягивавшие его точеные ягодицы. Она покраснела, чувствуя, как ее пизда набухает влагой, опять толкая ее на безумство.
     "Черт, с тех поря как я переспала с сыном, я не могу спокойно смотреть на мальчишек", обреченно подумала Людмила, и закрыла глаза, чтобы отвлечься от столь возбуждающего зрелища.
     Димка, тем временем, не мог оторвать глаз от сексуального тела Пашкиной матери. Он смотрел на ее мощные груди с напряженными сосками, отчетливо видимыми под легким топиком, длинные ноги, бедра, еле прикрытые обтягивающими шортиками, и понимал, что он хочет эту роскошную телку. Теперь, поимев мать и учительницу, он понимал, что всем женщинам хочется одного и того же. Решившись, он подошел к Людмиле, на ходу снимая шорты.
     Услышав шорох, женщина открыла глаза - и первое, что она увидела, был замечательный упругий молодой член, качающийся перед ее лицом.
     Ошарашено посмотрев на этот великолепный агрегат несколько мгновений, Люда подняла глаза на Димку, собираясь возмутиться его безнравственным и бесстыдным поведением.
     Однако Димка, набравшийся за последнее время опыта в обращении с бабами, не дал ей повозмущаться, и, стоило Людмиле открыть рот, положил ей руку на голову, и, не давая ей возможности уклониться, уверенным движением вставил член в рот матери своего друга., приговаривая... "Ну, давай, я же вижу, как тебе хочется! Соси, соси, соси...".
     Поперхнувшись от неожиданности, женщина, почувствовав во рту знакомую вещь, автоматически сделала несколько сосательных движений, и только потом, в ее голове метнулась мысль... "Господи, это же Наташкин сын. Наташка ведь может вернуться...".
     Людмила попыталась вырваться, однако крепкие юношеские руки не дали ей этого сделать. Димка сжал рукой затылок Людмилы, чтобы она не могла выпустить член изо рта, всунул его поглубже и бедной женщине ничего не оставалось, как продолжать удовлетворять своим ртом очередного юношу, желающего поиметь ее роскошное тело.
     Постепенно, женщина начала чувствовать как она сама заводится от всей дикости этой ситуации. Молодой парень, сын ее подруги, ебет ее в рот, даже не спрашивая ее желания. Людмила понимала, что ее используют как шлюху, однако, после того, как ее поимел во все щели родной сын, а затем его друг - стоило ли поднимать скандал, что ее поимеет еще один желающий? В конце-концов - не этого ли она хотела, думала Людмила, лаская Димкин член, который еще более увеличился в размерах в ее рту, и раздвинула ноги, чтобы Димке было удобнее трахать ее рот. Шестидюймовый хуй мерно двигался взад-вперед между ее губ, и Людмила неожиданно обнаружила, что ей нравится сосать этот замечательный член.
     Женщина соскользнула с дивана, усадила мальчика на диван, сев перед ним на колени, спокойно раздвинула его ноги, и взяла юношеский член в руки, несвязно бормоча какие-то ласковые слова, и начала его дрочить, блядски улыбаясь и слизывая капельки смазки, выделяющиеся из Димкиной залупы.
     "Дим, а что подумает твоя мама, если застанет меня сосущей твой член?", промурлыкала Люда, усердно работая руками и язычком.
     "А ей по фигу", спокойно ответил Димка, наслаждаясь ласковыми Людкиными ручками.
     "Как по фигу?!", прекратила сосать Людмила, "я, конечно, предполагала, что мама у тебя блядь. Ты знаешь, что она еблась с Пашкой? И ей было по фигу на его возраст - лишь бы в ее пизду вставили ...".
     "Да мне тоже по фигу", рассмеялся Димка, наблюдая, как Людины пальцы скользят по его члену, "я ее тоже ебал".
     "Блин, хватит болтать", прервал Димка удивленную женщину, "Давай соси, не отвлекайся", добавил он, опять кладя руки на Людину голову и пригибая ее к своему члену. Та автоматически открыла рот, позволяя юноше трахать ее так, как ему удобно. Димка, сидел раскинув ноги и, наблюдая за мерно поднимающейся и опускающейся головой Пашиной матери, наслаждался ее горячим ртом. Людмила закрыла глаза, полностью сосредоточившись на восхитительном ощущении молодого мужского члена, снующего в ее рте, и сосала, сосала, сосала...
     Через короткий отрезок времени Димка не выдержал, и задергался, вгоняя член прямо в горло Пашкиной мамы... "О, бля, как ты хорошо сосешь!", стонал мальчик, вовсю трахая податливый рот мамочки друга, "соси его, не останавливайся! Я хочу кончить...".
     Люда промычала что-то невнятное, поскольку весь ее рот был занят Димкиным членом, и ее золотистая головка еще чаще начала опускаться и подниматься, управляемая крепкими юношескими руками. Димкин член как таран двигался в ее рту, скользя между ее горячими губками. Комната наполнилась чмокающими звуками. Димка смотрел, как мать его друга стоит перед ним на коленях, держа во рту его член и дергался в экстазе. Людмила пыталась как можно глубже принять Димин член, стараясь доставить как можно больше удовольствия этому жеребцу, и, наконец, Димка не выдержав, загнал член ей прямо в горло и выстрелил струю спермы. Он держал женщину за голову, не давая ей возможности хоть чуть-чуть ослабить давление члена на ее глотку, и неистово двигал бедрами, затопляя Людино горло потоками своей молочной жидкости. Подергавшись еще немного, он немного ослабил свою хватку, позволяя Люде освободить ее горло, однако полностью вынимать член не стал, продолжая легонько двигать хуем во рту Пашиной мамы, наслаждаясь ею. Вид стоящей перед ним роскошной полуодетой блондинки, с перемазанным спермой лицом сосущей его член был непередаваем.
     "Людмила Валерьевна, а вы классно сосете", заметил он, продолжая двигать членом в Людином рту, "давай раздевайся, я хочу посмотреть на тебя!".
     Людмила встала, дрожа от возбуждения и начала раздеваться. Она медленно сняла топик, позволяя своим роскошным грудям вырваться на свободу и улыбнулась, глядя, как Димкин член, только что поделившийся с ней спермой, опять начинает напрягаться. Так же медленно сняв свои шортики, полностью голая, она встала перед возбужденным юношей.
     "Ну, юноша, твой хрен побывал у меня во рту. Тебе не кажется, что ему пора побывать в моей пизде?", промурлыкала возбужденная блядь, подходя к юноше и, раздвигая ноги, садясь на его бедра.
     Уверенным движением, она направила Димкин член в свою горящую пизду, и, сжав бедра, заскакала на этом горячем жеребце.
     Комната наполнилась страстными стонами. Людмила скакала на Димке, сжимая и разжимая бедра, заставляя мальчика стонать от такого рода массажа. Чувствуя, как его член двигается в ее жаркой дырке, бешеная мама застонала и упала на юношу, обняв его за плечи.
     То, в свою очередь, не менее Люды возбужденный этой бешеной еблей, машинально отметил, что у тети Люды пизда более узкая, чем у мамы, схватил женщину за задницу и начал энергично подмахивать, заставляя Люду визжать от восторга.
     "Еби меня Димочка!", кричала бешеная сучка, чувствуя, как в очередной раз за сегодняшний день, мужской член двигается в ее пизде, массируя стенки ее влагалища, "милый, как хорошо! Да, да, дааа...".
     Димка, вцепившись в ее ягодицы, жадно мял сочные булки ее жопы, лихорадочно двигая бедрами.
     "Оооо, жестче, бля, сильнее...", не прекращала визжать Людмила.
     Димка с охотой откликнулся на ее просьбы, изо всех сил вгоняя хуй в истекающую соками горячую женскую пизду. Его пальцы вцепились в вихляющуюся Людину задницу с такой силой, что оставляли на ней следы. Людмила яростно подмахивала каждому движению Димкиного члена. Вскоре, они задвигались в унисон, наполняя комнату стонами, а также чавканьем и хлюпаньем женского влагалища.
     Через несколько минут такого интенсивного секса, Людмила, начала кончать, дергаясь и крича.
     "Да, еби меня, еби... Я выдою тебя досуха мой мальчик!", хрипела заебанная Людмила, не прекращая прыгать на Димкином члене.
     "Не торопись так, милочка! Неплохо бы оставить что нибудь и мне...", раздался женский голос позади них.
     Людмила обернулась, и, от удивления прекратила визжать - в дверях стояла Наталья и сын Людмилы Павел.
     "Чччто ты здесь делаешь", зашипела Людмила, краснея от злости.
     "Ну, если ты не забыла, я здесь живу", ухмыльнулась Наталья, подходя к трахающейся парочке.
     Людмила еще больше покраснела от стыда и смущения. Осознав, КАК и ГДЕ ее застали... быть пойманной скачущей на хую молодого парня матерью этого самого парня...
     "Тебе нравится член моего сына?", промурлыкала Наташа,, шлепнув Люду по голой заднице. Та задрожала, ощутив, как Наташина рука опустилась вниз и залезла в ее дырочку, где уже находился член Наташиного сына.
     "Уууу, какая она у тебя узенькая!", пропела Наташа, "приятно наверное, иметь такой член в своей дырочке?".
     Людмила была слишком ошарашена и напуган, чтобы вымолвить хоть слово, однако она взвизгнула, когда Наталья неожиданно опустилась на колени, и раздвинула ее ягодицы, открывая миру коричневый, сморщенный глазок Людиного ануса.
     "Ой-ой-ой", засмеялась Наташа, оглядываясь на Павла, "у нее классная попка. Ты куда ее больше маму любишь ебать - в пизду или в задницу!?",
     "Да как ты смеешь!", зашипела Люда, наливаясь темно0багровы румянцем, "как, черт побери, у тебя поворачивается язык говорить такое о Павле и ..."
     "Потому что паша рассказал мне", рассмеялась Наташка, "я встретила его, когда он шел из школы, и не давала ему, пока он все не рассказал". Люда взглянула на сына и поняла, что это правда - он все рассказал этой сучке.
     "Люд, да ты не расстраивайся!", утешила ее подруга, " я тоже с Димкой трахалась". Не дожидаясь ответа, она наклонила голову, заставив Люду взвизгнуть от ощущения, как что-то горячее и мокрое лезет ей в задницу. Это был Наташин язык. Люда заерзала на Димкином члене, пытаясь отдалиться от языка, лезущего в ее попку.
     "Неееет, прекрати...", попыталась протестовать она, чувствуя как ее пизда предает ее, наливаясь влагой, "перестань, пожалустааа...".
     "Бля, какая ты сладкая!", подняла голову Наталья, целуя Людины ягодицы, "Павлик, ты можешь опять вставить маме. Ты говорил, что тебе нравится ебать ее в жопу".
     Люда застонала от испуга, беспомощно глядя на сына, который спокойно снимая с себя одежду, радостно улыбался, предвкушая, как его член опять кажется в тугой маминой попочке. Людмила неверяще смотрела, как ее сын, со сжатым в кулаке вставшим членом подходит к ее по-блядски выставленной заднице.
     "Не надо Павлик", шептала бедная женщина, "не здесь, не при них!!!".
     "Мам, не дергайся!", сквозь зубы прошипел Павел, стараясь воткнуть член в брыкающуюся мамину попку, "тебе же это нравится! Дим, подержи ее!".
     Димка охватил руками задницу лежащей на нем Пашкиной мамы, по прежнему не вынимая член из ее пизды, и, не давая Люде сопротивляться, широко развел ее половинки, предоставляя члену друга дорогу в зад его матери.
     Павел взгромоздился на диван, и, плюнув на головку члена, ввел ее в мамин задний проход.
     "Павлик, не надо, дорогой, только не здесь, я же твоя мама, они же смотрят...", нечленораздельно бормотала Люда, однако сын, не обращая внимания на мамины вопли, упрямо ввинчивал свой агрегат в тугую мамину попку.
     Наташа, стеная от возбуждения, быстро скидывала с себя одежду, не отрываясь глядя, как ее юные любовники пихают свои члены в извивающуюся и сопротивляющуюся подругу.
     Людмила стонала, трахаемая двумя членами и никак не могла поверить, что это происходит на самом деле - ее одновременно ебут два молодых парня, один из которых - ее сын. Неожиданно, она почувствовала, как нарастающее возбуждение заставляет ее напрягаться, стараясь теснее прижаться к этим горячим молодым телам, трущимся об нее. Эти члены были такие большие..., такие длинные... Боже, только тонкая, туго натянутая перегородка отделяла хуй сына, хозяйничающий в ее заднице от хуя его друга, шурующего в ее пизде.
     Ее пизда истекая соками, сжимала Димкин член, так же как ее задница жадно сжимала залупу собственного сына. Несмотря на то, что она осознавала, как все это неправильно, Людмила никогда не испытывала такого удовольствия.
     "неправда ли, неплохо", прошептала ей на ухо Наташа, сидя рядом с ней на корочках и неистово терзая пальцами свой клитор, не отрывая взгляд от Люды, которую слаженно ебли двое молодых жеребцов. "Давай, Павлик, засунь маме в попку. Еби ее, глубже. Я знаю, твоя мама любит, когда ее трахают в жопу по настоящему ГЛУБОКО!".
     "Да, да!", скулила Люда, пытаясь одновременно подмахивать обоим членам, на которые она была нанизана, "давайте, мальчики. Вставьте мне, вставьте глубже...".
     Однако Димка прекратил движения, давая другу возможность загнать член на всю длину в тугой задний проход похотливой Пашкиной мамы. Люда застонала, чувствуя как член сына жестко проламывается в ее попку на всю глубину, чуть ли не выдавливая член Димки из ее пизды.
     "Оооо, боже! Мальчики, ебите меня", лицо Людмилы исказилось, ее роскошное обнаженное тело корчилось в бешенстве страсти, "да, вместе, трахайте меня, трахайтеее... Я сейчас кончу!!!".
     Павел начал ебать маму размеренными движениями. Хрипя от возбуждения, он вытаскивал член из ее жопы и с размаху вставлял его, пронзая мамин задний проход на всю глубину. Он был очень возбужден... трахать собственную мать вместе с другом на глазах у матери друга - это было безумно сексуально. Сначала ему было немного больно, поскольку узкая мамина попа не была смазана. Однако, чем дольше он ее ебал, тем больше капельки влаги, выделяющиеся из его члена, смазывали тугой Людин задний проход, позволяя его здоровенному члену трамбовать мамино очко, двигаясь в нем туда сюда.
     "Черт, как хорошо", тяжело выдохнул Димка, также начиная ебать Пашину маму. Он старался приноровиться к Пашкиному ритму, наполняя Людину пизду одновременно с тем, как Пашин хуй влезал в мамину задницу.
     Людмила только стонала, не в силах выговорить ни слова. Она чувствовала себя беспомощной, зажатая между двумя молодыми жеребцами, трахающими ее с двух сторон, корчась от наслаждения, в то время как ее маленькие влагалище и попка принимали в себя двойной удар их здоровенных агрегатов.
     Димка первым увеличил скорость движения, вталкивая член Людину пизду изо всех сил. Павел поймал его ритм, продолжая трамбовать постепенно растягивающуюся, но все еще узкую, тугую мамину попку. Женщина скулила и корчилась, в предчувствии приближающегося оргазма.
     Это был самый сильный оргазм, который Людмила испытала за свою жизнь. В течение минуты сильнейшие спазмы сотрясали ее тело, заставляя ее еще крепче сжимать молодые члены, по прежнему двигающиеся в ее отверстиях. Яркие точки вспыхнули перед глазами Люды и она отключилась, потеряв сознание. Очнувшись, она по прежнему ощутила себя зажатой меж двумя юными телами, дергающимися в экстазе оргазма, практически одновременно наполняя ее отверстия спермой. В конце-концов экстаз спал и люда просто продолжала лежать, наслаждаясь ощущением двух горячих тел, продолжающих сжимать ее.
     "Ну хватит", заявила Наташа, "не вынимая руки из своей капающей пизды, "теперь моя очередь!".
     Павел вынул измазанный спермой член из маминой попки. Измученная, но удовлетворенная Люда скатилась с Димка и растянулась на ковре.
     Жадно глядя на член сына, Наталья обошла Людмилу, и, опустившись на колени, начала сосать его, чмокая от удовольствия.
     Павел с мамой наблюдали, как Наташа жадно сосет Димкин хуй, стремительно увеличивающийся в размерах под воздействием горячего маминого рта. Наталья наслаждалась вкусом члена сына, но понимала, что в этот раз она не сможет получить его сперму в рот немедленно.
     Встав с колен, она села на Димкины бедра, привычно вставила его хуй в свою щелку, и со словами, "Давай, сынок, выеби меня", задвигалась на нем.
     Ее слова превратились в сдавленный стон, как только похотливая мама почувствовала член сына, трущийся о стенки ее влагалища. Она так возбудилась, смотря как мальчики вдвоем ебли ее подругу, что чувствовала, что сойдет с ума, если в ближайшее время не получит оргазм.
     Наталья наклонилась вперед, трясь своими роскошными грудями о тело Димки, обняла его и начала бешено скакать на нем. Димка, схватив маму за задницу, подмахивал в такт ее движениям, стараясь засунуть ей как можно глубже. Понимая, что его мамочке уже мало одного члена, он кивнул другу, раздвигая мамины ягодицы, "Паш, ты ее в задницу еще не пробовал? Давай, присоединяйся!". Наташа только вздохнула, услышав как ее собственный сын предлагает другу поиметь мамину попку и прогнулась, чтобы Павлу было удобнее воспользоваться ее задним проходом.
     Павел забрался на кровать, воодушевленный идеей овладеть еще одной женской задницей. Лежа на полу, Людмила почувствовала, что она опять течет при виде того, как ее сын, на ее глазах собирается выебать в жопу другую женщину. Она не могла поверить в то, что все это случилось - ее выебли сын вместе с его другом, и сейчас, она смотрит, как ее Павлик хочет вставить хуй в задницу чужой женщины.
     "Давай, Павел, не тяни", нетерпеливо прошептала Наталья.
     Павел взгромоздился на обнаженную маму друга, привычно вставляя свой агрегат в узкую женскую задницу.
     Наталья вздрогнула от ощущения, что ее маленькая попка растягивается, чтобы принять весь этот член. Член сновал туда и обратно, заставляя чувствительную Наташину попку гореть от размеров его шкворня, ворочающегося в ней.
     Димкин член тоже задвигался в ее пизде, прокладывая путь к ее матке. Это было так замечательно, что Наталья закрутила задницей быстрее и быстрее, пытаясь получить оба молодых члена одновременно.
     Димка хрипел, изо всех сил вталкивая член в мамину дыру, в не себя от возбуждения. Ебать вдвоем Пашкину мать было классно, но трахать вдвоем собственную мать было еще лучше.
     Павел замер на несколько секунд, задыхаясь от ощущения своего члена, сжимаемого Наташиным анусом. Затем он нагнулся и начал ебать Димкину маму еще энергичнее, хлопая бедрами о сдобные булочки ее задницы.
     Наталья, с исказившимся лицом, ничего не могла выговорить, кроме призывов трахать ее еще сильнее, засовывая ей еще глубже.
     Воодушевленные бессвязными Наташиными стонами, оба мальчика воодушевились, принимаясь еще сильнее ебать Димкину маму, двигаясь в унисон, одновременно пихая свои залупы в распластанную между ними мать.
     "Оооо, ебите меня, ебите... Димочка, Павлик, трахайте меня... О, моя попка!!!", выла сумасшедшая мама, спрессованная между двумя молодыми ебарями.
     "Ебите, ее! Ебите эту шлюшку...", возбужденно шептала Людмила. Лежа на полу, она неистово дрочила себя, смотря как Димка и ее сын вдвоем ебут распластавшуюся между ними женщину.
     Димка и Павел как тараны, вгоняли свои члены в корчащееся между ними женское тело, используя Димкину мать как резиновую куклу, трахая ее в обе щели.
     Интенсивный оргазм сотрясал каждую клеточку Наташиного тела, заставляя ее влагалище и анус сжиматься, доставляя дополнительное удовольствие мальчишеским членам, двигающимся в них. Дима и Павел продолжали ебать Наталью, близкие к тому, чтобы кончить в ее гостеприимные дырки.
     "Нет, не смейте кончать!", раздался от двери громкий женский голос. У дверей, широко улыбаясь, стояла Екатерина и ее сын Михаил.
     "Хорошо отдыхаете", рассмеялась Катя.
     Люда и Наташа испуганно переглянулись, когда Катя спокойно подошла к ним. Оглянувшись на Мишку, ошарашено стоящего у двери, она хихикнула и обвиняюще указала пальцем на Людмилу.
     "Дааа, Людочка", улыбнулась Катя, "это и есть консервативное сексуальное воспитание подростков?".
     "Пожалуйста, не говори...", начала Людмила.
     "Не беспокойся, Людочка!", ухмыльнулась гостья, "зачем прерывать такое хорошее развлечение!?".
     "ну, ребята, кончайте трахать эту шлюшку. Я хочу чтобы вы оставили немножко и мне. Я еще никогда не трахалась с двумя, и я думаю, у меня получится не хуже, чем у ваших мам!".
     Довольная гримаса медленно появилась на лице Павла. "Бля, ТРОИХ ЗА ОДИН ДЕНЬ!!!", метались мысли в его голове, пока он вставал, вытаскивая хуй из растянутой Наташиной попки.
     Катя облизнулась, увидев эрегированный молодой член и оглянулась на сына... "Мишенька, что ты стоишь? Ты ведь не думаешь, что я буду трахаться с ними без тебя!?".
     Обрадованный мишка начал скидывать с себя одежду, не обращая внимания на присутствующих, тем более что Людмилу он уже ебал.
     Наташа с вздохом слезла с члена сына, и опустилась на ковер, рядом с Людмилой. Неожиданно, Людмила прильнула к ней, опрокинув Наталью на спину, и расположилась между Наташиных ног.
     До этого, Люда никогда не занималась сексом с женщиной, но это оказалось весьма интересным. Весь ее стыд и чувство вины мгновенно испарились. Людмила не могла думать ни о чем, кроме ебли.
     "Димочка, детка", промурлыкала Екатерина, медленно раздеваясь, " у тебя хуй сегодня выглядит еще больше!". Через минуту, рыжеволосая миниатюрная женщина, тряся грудями, присоединилась к Димке на диване. Стоя позади них, Павле медленно подрачивал свой член, предвкушая, как он поимеет третью задницу за сегодня. Мишка тоже стоял голый.
     Екатерина села на Димку, раздвинув бедра, и быстро ввела его член в свое жаждущее хуй влагалище. Страстно закричав, женщина начала двигать бедрами, позволяя напряженному мальчишескому члену скользить в ее мокрой пизде.
     "Лижи мою пизду, сучка", командовала Наташа, прижимая Людкину голову к своей промежности. Наташа лежала на спине, раздвинув ноги. Ее груди дрожали от того тепа, в котором она трахала Людино лицо своей пиздой. Пока Людмила играла язычком в ее влагалище, Наташа не отрываясь смотрела, как член ее сына скрывается и появляется в рыжей Катиной пизде. Это было так возбуждающе - смотреть как ее сын ебет другую женщину!!!
     Рыжая сучка тем временем, полностью пропустив в себя толстый Димкин член, кивнула Павлу, "Давай, милый, вставь мне в попочку!".
     Она нагнулась, прижимаясь к Димкиному члену, предоставляя свой сморщенную коричневую дырочку своего ануса в полное распоряжение юноши. Пристроившись сзади, Павел приставил свой мокрый от выделений Натальи и Людмилы член ко входу в Катину попку, и, привычно раздвинув женские ягодицы, надавил, медленно входя в узенькую попку Мишкиной мамы. Согнувшись над Екатериной, Павел умело вставил член в ее задний проход и начал гонять его, не обращая внимания на сдавленные стоны женщины, в которых наслаждение перемешалось с болью от раздираемой задницы.
     "Лижи меня, сучка, лижи", стонала тем временем Наталья, прижимая золотистую Людину голову между ногами, "я сейчас кончу!".
     Димка и Павел продолжали ебать Катерину, стремясь наконец-то выплеснуть содержимое своих яиц в рыжеволосую шлюшку. Михаил, со вставшим членом, залез на диван, и, пристроившись к маминому лицу, нетерпеливо сунул член ей в рот. Возбужденная мама привычно открыла губы, принимая член своего мальчика и начала сосать, стремясь доставить ему удовольствие.
     "Я кончаю!!", выла Наташа, крутя бедрами и изо всех сил сжимая Людину голову. Людмила продолжала лизать и сосать Наташину пизду, стремясь довести подругу до оргазма. Неожиданно, она прекратила лизать, перевернулась, и, расположив свою пизду прямо над лицом Натальи продолжила удовлетворять подругу. Поняв, что хочет Людмила, Наталия улыбнулась и потянулась к Людиному влагалищу. Две сексуальные матери слились в лесбиянкой "69".
     Катерина, насаженная на три хуя одновременно, пыталась стонать, но Мишка, не давая Кате вынуть член изо рта, уверенными движениями ебал горячий мамин ротик. Это тройное сношение продолжалось несколько минут. Давление двух членов, хозяйничающих в ее влагалище и заднем проходе, было невероятно сильным. Третий член двигался в ее рту. Трое мальчишек ебли женщину как резиновую куклу, уже не заботясь о ее ощущениях, что еще больше заводило возбужденную мамочку. Чувствуя приближение оргазма, Катя даже не могла застонать, поскольку в ее рту усердно трудился член сына.
     Первым кончил Пашка. Его член взорвался в растянутой Катиной заднице, заполняя ее своим содержимым. Катя задергалась, не прекращая сосать Мишин член, чувствуя, как и Димка начинает выстреливать содержимое своих яиц в ее пизду. Одновременно кончив, Павел и Димка встали, оставив Катю в покое. Но оставался еще мишка. Держа маму за голову, он не прекращал сношать ее рот, наслаждаясь ощущением своего члена, проходящего прямо в женское горло. Не обращая внимания на остальных, Катя усердно сосала член своего сына. Пашка с Димкой, лежа на диване, наблюдая за Катериной, делающей минет своему сыну, и медленно поглаживали начинающие напрягаться залупы.
     Увидев это, Людмила прекратила ласкать Наталью, села на колени перед Павлом и взяла его член в рот. Ее уже мало волновало, что за сегодня этот член побывал в трех задних проходах, ей хотелось одного - почувствовать во рту горячий член своего сына. Женщина прижалась лицом к промежности юноши, старясь как можно глубже заглотить его член, пропуская его в свою глотку. Она не замечала, как Наталья трудится над членом своего Димки, как мишка кончает в рот матери. Даже секс с двумя парнями не доставлял Люде такого бесстыдного удовольствия, как ощущения члена сына, кончающего в ее рот.
     Ощущая, как Пашкин хуй в очередной раз напрягается, готовясь выплеснуться в гостеприимный мамин рот, Людмила улыбнулась про себя - больше у нее проблем с сексом не будет!

Похожие статьи:

Эротические рассказыИз сестры да в маму

Эротические рассказыМама, тетя Света и её дочка Марина

Эротические рассказыВ глуши

Эротические рассказыАгорофобия 2

Эротические рассказыЗапретный плод

Теги: incest
Рейтинг: 0 Голосов: 0 357 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!