Лешка

27 марта 2014 - Asus

- Лешка, давай просыпайся, нам уже скоро надо собираться встречать тетю Галю.
Я открыл глаза - в доме было уже совсем светло - и тут же вспомнил, что сегодня к нам должна приехать погостить мамина давняя подруга, с которой она не виделась уже несколько лет. Я вздохнул - ну вот, вместо того, что бы поваляться на выходных в постели подольше, придется подниматься и встречать эту самую тетю Галю.
- Ладно, ладно, встаю. Уже встал.
Так уж получилось, что две подруги, будучи в школе «не разлей вода», по воле судьбы после замужества, оказались в разных городах и сами того не подозревая так и продолжали в чем-то повторять судьбу друг-друга. Моей маме было 22 когда она родила меня и 28, когда она осталась вдовой. Тетя Галя же, у нас в деревне считалась везучей, потому, что умудрилась выйти замуж за городского парня и перебралась жить из нашей глубинки в какой-никакой а все-таки город, со всеми вытекающими его благами цивилизации, где казалось бы, живи да радуйся свалившемуся счастью. Но ни дочь, рожденная в 20 лет, ни красота и покладистый характер не уберегли ее от того, что в 33 ее муж ушел к другой. Сейчас же обоим было уже по 38.
На мое 16-тилетие мама подарила мне ноутбук с подключением к Интернет и однажды, видя как я целыми часами просиживаю за ним, попросила поискать кого-нибудь из ее бывших одноклассников, хотя как мне кажется совсем не верила в успех подобных поисков. Тем сильнее было ее удивление и радость, когда среди бывших одноклассников и просто знакомых, я нашел ей анкету тети Гали. Мама проявила к этому событию поистине необычный интерес и буквально загорелась общением. Я никогда бы не подумал, что ее может интересовать компьютер и уж тем более Интернет. Тем не менее она при каждом удобном случае просила меня загрузить страничку, на которой они обменивались не длинными сообщениями и ее лицо буквально расцветало, когда она видела, очередное письмо от давней подруги. В конце-концов, после не очень долгой переписки и периодического общения по телефону было решено, что во время отпуска та обязательно приедет погостить к нам, заодно посмотрит на места, где родилась и прожила свою юность.
…..
Пока я умывался и причесывался расплескивая в раковине холодную воду, мама суетилась в соседней комнате, постоянно подходя к зеркалу, поворачиваясь перед ним и бросая в него взгляд то на одно, то на другое платье приложенное к себе спереди, выбирая что же в итоге надеть. Она стояла в пол-оборота ко мне и с моей точки открывался совершенно восхитительный вид. Мама в свои 38 выглядела действительно великолепно. Красивое лицо с большими карими глазами, полные губы, темные волосы средней длины забраны сзади хвостиком. Ее фигуре могло бы позавидовать большинство женщин моложе ее лет на 10, и даже я, 16 летний мальчишка, привыкший видеть свою мать каждый день, иногда непринужденно останавливал взгляд на волнующих линиях талии и бедер, а так не на чуть заметном, но не висящем животике, упругой попе и груди, на вид примерно второго размера. Вот и сейчас, я забыв про льющуюся из крана воду засмотрелся на нее. Утренний свет пробивавшийся из окна, проходя сквозь ткань ночной рубашки, в которую она была одета, очень подробно обрисовывал все подробности того, что скрывалось под ней. Казалось что я вижу ее сквозь одежду - так четко прорисовывался силуэт груди со слегка выпирающим через ткань соском и волнующее место, там, где низ живота закруглялся, загадочно скрываясь между бедер. Мама вдруг почувствовав мой взгляд, посмотрела на меня и увидев мой ступор, подняв брови, спросила
– Ты чего такого на мне увидел?
Мне ничего не оставалось делать, как застеснявшись и потупив глаза буркнуть в ответ
- Да так, просто..
Я повернулся к раковине и уже стоя к ней спиной смелее добавил:
- Мам, знаешь, а ты у меня очень красивая.
Повисла пауза. Теперь уже я, почувствовав у себя на спине ее взгляд, не выдержав оглянулся. Мама смотрела на меня не мигая и я почувствовав неладное, неловко ей улыбнулся.
Она улыбнулась в ответ и ответила
- Ты вон лучше воду закрой.. Казанова…

Ждать автобуса на трассе пришлось минут 20. Тети Гали я не помнил, поэтому совсем не представлял кого точно мы встречаем, хотя честно говоря пытался, по маминым рассказам представлял ее достаточно подробно. Минуты проходили за минутами и наконец поморгав поворотником, возле нас остановился проходящий транзитом Икарус, открылась дверь и из него на обочину спустилась женщина со спортивной сумкой в руках. На вид она казалась немного старше и чуть полнее чем моя мама. Ее вьющиеся каштановые волосы до плеч были забраны с боков заколками в виде каких-то голубых цветочков, под белой кофточкой с коротким рукавом угадывалась довольно внушительных размеров грудь, а три расстегнутых пуговички позволяли заметить край лифчика и зажатых им выпирающих полушарий. На ней была простая темная юбка чуть выше колен, обтягивающая задницу так, что казалось что она вот-вот лопнет, но к моему великому сожалению все-таки выдержавшая все, что ей пришлось удерживать.
Бросив сумку на землю, она с воплем кинулась к маме:
- Олька! Я тебя тыщу лет не видела. Баа! Какая ты стала… Я бы тебя ни за что не узнала.
- Галь, да я сама бы мимо тебя на улице прошла и ни за что не подумала, что это ты.. Молодец, что приехала. Я честно говоря до последнего не очень верила.
- Это ты Оль зря. Я же ведь какая – только пригласи, а потом уже не отделаешься. Ну что – давай обниматься?
Улыбка на лице мамы, говорила, что ее радости буквально нет предела.
После непродолжительного обнимания и недолгого обмена фразами, мы пошли обратно домой, доверив мне нести ее сумку.

Дома мама быстро накрыла на стол, вынула из холодильника заранее купленную бутылку водки и пригласив нас к столу, стала расспрашивать тетю Галю о всем, что было с ней за то время, пока они не видели друг-друга. Я посидев немного с ними, решил заняться чем-нибудь более интересным, чем вникать в женскую болтовню и, извинившись пошел к себе за компьютер. Через некоторое время спиртное видимо начало действовать, беседа стала становиться тише и тише, а местами они и вообще стали говорить почти шепотом. Я прислушался.
Судя по голосу спрашивала у тети Гали моя мама.
- ..и что же, так никого и не нашла?
- Ну поначалу пыталась, а все попадались либо женатые, либо как стаканы одноразовые. А последние несколько лет так вообще никого. И видимо уже не будет.. Если бы ты знала, как я по мужику соскучилась. Порою аж кричать хочется. А у тебя-то как?
- Да был у меня тут один. Приезжал из города постоянно скупать по дворам молоко с мясом. Зашел как-то раз к нам, слово за слово.. познакомились. Встречались несколько раз, думала – ну вот, неужели судьба мне счастье подарила? А как завела разговор о семейной жизни, так и пропал. С тех пор ни разу не видела его у нас в селе..
Ближе к вечеру, моя мама и тетя Галя уже успели рассказать друг-другу все последние и не очень новости, поплакаться на неудачную бабскую судьбу, обменяться самым наболевшим и поделиться кажется всем, что случилось за то время, пока они друг-друга не видели. Было видно, что они изрядно захмелели и вот-вот готовы начать петь песни пуская слезу. Но тут мама вдруг взбодрилась
- Галь, слушай, а хочешь я баньку запарю? Давно в настоящей деревенской баньке не парилась наверное?
Тетя Галя подумав несколько секунд хмыкнула и согласилась с удовольствием. Мама позвала меня и попросила сходить затопить банную печь, приготовить баню, а как будет готова позвать их. Я сделав вид, что эта работа мне немного в тягость обулся и пошел в одиноко стоящей бане, построенной еще отцом в глубине двора, разводить огонь. Однако в душе у меня все буквально пело – я задумал план, как подсмотреть за ними, пользуясь тем, что они притупили свою бдительность алкоголем.
До этого сколько раз я не пытался, у меня не получалось увидеть что-либо интересного в тот момент, когда мама ходила купаться. Обычно она первым делом старательно занавешивала окна и увидеть сквозь шторки можно было максимум силуэт и не более того. Поэтому, обломавшись несколько раз, я почти полностью утратил надежду когда-либо воспользоваться небольшим окошком, сделанным в парной и выходящим в огород. Разведя огонь и подкинув дров, я взял лежащую на подоконнике булавку и прицепил нижний край занавески так, что он оказался немного загнутым в сторону стекла, оставляя небольшой треугольник края окна открытым даже в задернутом состоянии. Если не приглядываться, то создавалось впечатление, что занавеска в нижней части просто немного зацепилась за раму окна. Затем несколько раз открыв и закрыв занавеску, я удостоверился, что все получается как надо, оставив их открытыми вышел пошел заниматься тем, зачем меня сюда и направили. Налив из бака горячей воды в стоявшую на полу чашку, я положил в него запариваться веник (мы всегда заранее готовили их с мамой вместе) поставил чашку на скамью и пошел заниматься наведением порядка в предбаннике. Там, еще руками отца был сделан приставной столик, возле которого стояли два табурета. В углу на вешалке висели какие-то фуфайки, а под ней на полу лежало старое байковое одеяло, которое я использовал вместо кровати, когда приходил спать сюда особенно душными летними ночами. Наведя порядок и удостоверившись, что баня уже почти готова, я еще раз проверил занавеску. Должно было сработать.
Войдя в дом, я увидел, что мама и тетя Галя, пока меня не было убрали все со стола и успели переодеться в халаты. Рядом на стуле лежали свернутые простыни и полотенца.
«Ну как там? Готово уже? Нам можно идти?» - Спросила меня мама.
«Да идите вы в баню!» - Пошутил я в ответ и прошел в свою комнату, сделав вид, что собираюсь все ближайшее время провести за компьютером. Через несколько минут, две не совсем трезвые подруги взяв с собой банные принадлежности и хлопнув на прощание дверью ушли..
Выждав еще немного для верности, я осторожно выскользнул на улицу и подкрался к окну. Как я и рассчитывал, шторки оказались задвинуты, НО!! В самом низу окна, там где я и рассчитывал, виднелся треугольник светившийся ярче, чем все остальное окно. Стараясь не дышать, я осторожно подкрался к нему и боясь хоть как-то нарушить тишину медленно приблизил глаза к свету. В бане не было никого. Я даже опешил. А вдруг они передумали и сейчас выйдут обратно? Дверь находилась всего в нескольких метрах от окна и я бегло оглянулся посмотреть на варианты отступления в случае тревоги. И в тот же момент краем глаза я заметил за занавеской движение. Я снова повернулся к окну. Дверь из предбанника открылась и вошла тетя Галя. От волнения у меня затряслись ноги и кажется задрожало все тело. Я впервые в жизни вживую увидел совершенно обнаженную женщину! Ее тело действительно было немного полнее, чем у мамы, но при этом оно выглядело настолько обворожительно, что я на мгновение почувствовал что мои ноги вот-вот подогнутся. У нее оказалась большая тяжелая грудь с большими розовыми сосками. Она тяжело колыхалась при каждом шаге и в тот момент я поймал себя на мысли, что готов был бы отдать многое, что бы прикоснуться к ней рукой, попробовать ее на ощупь. Низ живота у нее украшал аккуратненький треугольник подстриженных жестких волос, заканчивающийся выступающим лобком. Ноги были немного полноваты, но это только подчеркивало ее женственность и зрелость. Она прошла мимо окна и я на мгновение успел заметить в самом низу лобка ложбинку начинающихся половых губ. Вид открывшийся мне настолько привлек мое внимание, что я кажется перестал видеть все кроме них. Припухшие губки манили к себе. Я почему-то сразу представил какие они мягкие и при этом нежные, если к ним прикоснуться. В мыслях я протянул к ее половым губам свою руку и аккуратно нажал на них пальцем, буквально ощутив, как нежа плоть и как она приятна на ощупь. Никогда прежде, вживую, мне не доводилось видеть так близко от себя голую женщину. Бродя по Интернету, я конечно интересовался фотографиями женщин, но все это было жалким подобием по сравнению с реальной картиной, открывшейся мне в просвет окна за эти несколько секунд. Тетя Галя подошла к лавке, стоящей напротив окна, на которой стояли чашки включая ту, в которой запаривался веник и ковш, после чего наклонилась над веником. Было видно, что она наслаждается его ароматом. В тот момент, когда она наклонилась, ее большая грудь свободно повисла, и я смог в полной мере насладиться ее размером. Было видно, как она тяжела и при этом упруга. Медленно покачиваясь из стороны в сторону, она буквально звала себя потрогать и нежно сжать рукой. Но вид свободно висящей груди не шел ни в какое сравнение с тем, что тетя Галя, сама того не подозревая, выставила мне на обозрение. Великолепные полушария ее ягодиц, в нижней своей части открывали вид на гладкие, пухлые губы влагалища. При этом я видел ее промежность всю, от лобка, до того места, где большие губы заканчивались недалеко от дырочки ануса, приоткрывая продолговатую темнеющую и так отчаянно зовущую к себе ложбинку входа во влагалище. Картина увиденного настолько возбудила меня, что казалось даже если сейчас откроется дверь и на улицу выйдет мама, я не смогу подняться, что бы убежать – мои ноги казалось были ватными и мелко дрожали. Однако открылась другая дверь - из предбанника, и в баню вошла мама. Я часто пытался подсмотреть за тем, что прячется у нее под одеждой, и даже однажды мне удалось увидеть небольшой темно- коричневый ореол соска, когда она занималась чем-то сидя за столом и верхний край ее халата немного разъехался, приоткрывая грудь, поддерживаемую оттопырившемся лифчиком. Но то, что я увидел, было совсем не таким, как я представлял себе, воображая ее нагой. Пока она войдя в баню и закрыв за собою дверь о чем-то негромко переговаривалась с тетей Галей, стоя в пол-оборота ко мне, я успел достаточно подробно ее рассмотреть. В отличие от тети Гали, у нее была стройная и очень женственная фигура. Форма груди притягивала взгляд своим совершенством. Она была среднего размера с почти круглой формой, выступая округлостями по бокам и с небольшой, едва заметной складкой внизу. Было отчетливо видно, как волнующая округлость начинающаяся от середины грудной клетки, и проходя по небольшой складке под грудью, приподнимаясь выше уходила почти до подмышки. Почти в центре ее, отчетливо выделялись небольшого размера темно-коричневые ореолы, с выделяющимися большими сосками. Левая грудь была немного больше правой и выпирающий в морщинках сосок на ней, видимо до этого зажатый бюстгальтером, имел небольшую складку в нижней части, от чего казалось, что он «смотрит» немного ниже правого. Но самое интересное для меня находилось ниже – в нижней части живота я увидел совершенно чистый, гладко выбритый лобок, с начинающимся разрезом мягких на вид, плотно сомкнутых складок половых губ. Чуть в глубине их виднелся выступающий краешек лепестков малых губ, вид которых буквально загипнотизировал меня, как удав кролика.. Я смотрел не отрываясь на открывшуюся мне картину и никак не мог поверить, что вижу свою маму без одежды, что у нее такой же, как и у других женщин лобок, что я вижу его и она не подозревает о том, что я помимо ее воли овладел ее главным женским секретом – видом ее наготы, которую она тщательно скрывает от любого мужчины. Мысль, что теперь я вижу то, что всегда находилось у нее там, под одеждой, которой она скрывала от меня свое отношение к женскому полу меня невероятно возбудила. В один миг она превратилась для меня из просто мамы, в маму-женщину. Казалось, что штаны сейчас лопнут. Я не отрывая взгляд, стал расстегивать никак не поддающийся замок на джинсах, что бы поправить возбужденный член. От одного лишь прикосновения к нему даже через ткань, по телу пробежала горячая волна удовольствия, и казалось еще чуть-чуть и мой член был готов выплеснуть из себя все накопившееся во мне возбуждение. Почувствовав, что замок наконец-то поддался я, вновь скользнув взглядом по ее груди, задержался на ней на несколько мгновений и перевел взгляд на лицо. ОНА СМОТРЕЛА НА МЕНЯ.

Я резко отстранился от окна и бросившись в сторону прижался спиной к стене бани. Сердце стучало так, что казалось готово было вырваться из груди. В голове крутилось лишь одно «Она видела меня. Видела меня.. ВИДЕЛА». Что делать? Думай..думай..думааай… Бешено закрутились мысли относительно того, что буду говорить объясняя свой залет. Вот ведь дурень! Надо же было так попасться! Все! Мне конец! Прошло несколько секунд. Первый шок начал проходить. Ладно, нечего тут стоять, надо спокойно подумать и может что-нибудь придумаю. С этими мыслями, я решил вернуться в дом и там уже ждать своей участи. Но не успел я сделать и несколько шагов, как дверь бани отрылась из нее высунулась голова мамы. Выглянув со света в темноту, она позвала меня.
- Леш.. Подойди сюда пожалуйста.. Леша.. Я знаю, что ты здесь.
Я покорно, глядя в землю поплелся к ней.
- Леш. Я думала ты у меня уже большой, а ты поступаешь как мальчишка. Тебе не стыдно?
- Мам… Прости меня пожалуйста. Я.. я… я не знаю.. ну..
- Ладно, потом об этом поговорим. Сходи пожалуйста в дом, там в холодильнике стоит пиво. Принеси нам его пожалуйста.. И стаканы захвати если не трудно..
Я кинулся в дом. Меч первого гнева пролетел над головой почти не задев и это давало шанс на то, что дальше все будет не так плохо, как я думал. Забежав в дом, я вынул из холодильника полутора литровую бутылку пива (видимо мама заранее купила его, планируя поход в баню), взял в кухонном шкафу несколько одноразовых стаканчиков и сбегал в подвал, где у меня с лета были припрятаны несколько сушеных окуней. Надо было как можно сильнее зализывать свой провал.
Взяв все это в охапку, я подошел к двери бани и робко постучал. Никто не ответил. Я стал стучать громче, понимая, что женщины наверняка в парной и меня не слышат. Дверь отрылась и из-за нее выглянула тетя Галя, завернутая в полотенце.
- Теть Галь. Я тут эта.. мама просила принести, вот я и ..
В ответ она улыбнулась мне и по ее улыбке я понял что ее развезло еще сильнее, нежели было до похода сюда.
- Аааа. Лешик. Вот спасибо. А то пошли и забыли. Давай все это сюда. Ой нет. Я все это точно уроню. Зайди, поставь все на стол.
Она отошла в сторону, открывая мне проход и я зашел в предбанник. Мама крикнула из парилки
- Кто там, Галь? Лешка?
- Да, пива нам принес. И рыбу. Слышишь, Оль? РЫБУ! Живем!
Тетя Галя закрыла за мною дверь и я подойдя к столу стал быстро расставлять все, что было у меня с собой. Закончив, я повернулся уходить, но тетя Галя вдруг предложила
- Слушай, тебе там не скучно одному? Оставайся с нами. Попаришься, заодно и нас веником попаришь.
И тут же повернув голову крикнула в сторону двери в парилку:
- Оль, я тут банщика нашла. Ты же не будешь против, если Лешка нас веничком похлещет?
Я замер не дыша. Такого поворота я ну никак не ожидал. Сердце забилось и я весь превратился во внимание, ожидая ответа от мамы. Вместо ответа приоткрылась дверь и из-за нее показалась мокрая голова.
- Галка, ты чего? Совсем уже рехнулась? Перепила что ли?
- Оля, да лааадно тебе – Лешку испугалась что ли? Он уже большой пацан, небось половину села девчонок по кустам уже попортил! Ха-ха-ха.
Тетя Галя захохотала так искренне и заразительно, что я не удержался и тоже улыбнулся. Лицо мамы несколько мгновений сохраняло серьезность, но вдруг она тоже улыбнулась и сказав:
- Да ну тебя, Галка, как была ты в жопе гвоздь, по молодости, так и осталась. Тебя время не лечит - вернулась в парную, закрыв за собой дверь.
Тетя Галя подмигнула мне и сказав
- Давай, раздевайся и заходи к нам, а то веник уже от скуки скоро утопится в чашке..
После этого она повернулась ко мне спиной, открыла дверь и.. сняв с себя полотенце, в которое была завернута шмыгнула туда. Я на мгновение успел заметить как колыхнулись ее груди, когда она покачнулась, что бы не задеть дверь.
Я быстро разделся и подойдя к двери в нерешительности взялся за ручку никак не решаясь потянуть ее на себя. Меня вновь стала бить мелкая дрожь, да и член предательски торчал вверх.. Что делать? Я подождал еще несколько мгновений и решительно вошел внутрь.
В бане было жарко и пахло досками и дубовым веником, мама и тетя Галя лежали рядом друг с другом на широкой полке, положив головы на сложенные руки. Мама лежала возле стенки, повернувшись головой к ней а тетя Галя с краю. Их обнаженные тела блестели от пота и казалось, что от них исходит дополнительный свет. Грудь тети Гали под нею смотрелась как большая светлая лепешка, а почти все тело мамы, за исключением спины и ягодиц заслоняла своим телом тетя Галя.. И тут же я услышал мамин:
- Леша, плесни еще на каменку.
Я стараясь не смотреть на них, подошел к лавке, взял ковш и набрав воды, плеснул на печь. Облако пара поднялось вверх, в бане стало еще жарче.
- Ох какая прелесть. Поддай как еще!
Тетя Галя лежала повернув лицо ко мне и широко улыбалась, глядя на то, как я стесняюсь своего вида. Я плеснул еще, от печки потянуло жаром и я мгновенно стал мокрым от выступившего пота. Тетя Галя не унималась:
- Лешка, а ну-ка бери в руки веник. Да пропарь тетку.
И повернув лицо к лежащей рядом маме уточнила достаточно пьяным голосом
- Заметьте, я сказала не отжарь, а пропарь!
И вновь весело расхохоталась.
Я взял веник, который был уже полностью готов выполнить то, что от него требовалось встал на нижнюю ступеньку и несколько раз помахав им над телами и хорошенько разогнав горячий воздух над потолком одним шлепком прижал его к ее лопаткам. Она только ойкнула. Я повторил еще и еще раз, каждый раз перемещаясь ниже и ниже. А потом начал отчаянно хлестать ее, замечая, как на теле остаются оторвавшиеся листья дуба. Когда я добрался до ног, мои глаза буквально приковало к тому месту, где ноги переходили в ягодицы и виднелся краешек половых губ и все время, что я хлестал веником по ногам, я никак не мог оторвать взгляд от скрывавшейся там тайны. Между тем, я заметил, что тетя Галя лежит повернув лицо в мою сторону и не сводя глаз смотрит на мой член. Он торчал как флагшток и я ничего не мог с этим поделать. «Да будь что будет», решил я для себя. «Буду делать вид, что я не замечаю».
- С меня пока что хватит, попарь Ольгу, а я отдохну. – сказала тетя Галя, кивнув на маму, лежащую рядом с повернутой к стене головой. Она видимо до сих пор никак не могла успокоиться от того, что вместе с ними нахожусь я. Я примерился и понял, что шлепать маму, лежащую у стены будет с той ступеньки, на которой стою я не удобно. Я поднялся еще на одну и с вдруг осознал, что мой член находится на уровне тела тети Гали. Сделав вид, что этого не замечаю, я начал проделывать те же манипуляции, что делал с тетей Галей, но уже над телом мамы. Однако при каждом ударе я качаясь, иногда непредумышленно, а через несколько ударов и намеренно стал касался членом и иногда яичками тела тети Гали. Она тем не менее делала вид, что этого не замечает. Я прошелся по маминой спине и начал подниматься выше к лопаткам и шее. При этом мне самому приходилось передвигаться вдоль тела лежащей передо мной женщины и я даже не глядя понимал, чего касаюсь в каждый момент. Вот я прикоснулся к ее боку, вот локоть.. И когда я приготовился ощутить прикосновение к плечу, она вдруг дернулась и я почувствовал как мою головку обхватило что-то теплое и плотное. Я посмотрел вниз и с удивлением увидел, что мой член обхватила своим ртом тетя Галя. Ее язык быстро и со знанием дела заработал вокруг моей головки. Я замер с поднятым веником и почувствовал, что так давно державшее меня напряжение вот-вот готово вырваться наружу. И это не заставило себя ждать. Я стал разряжаться прямо ей в рот, глядя в ее глаза и видя с каким удовольствием она глотает мою сперму, продолжая посасывать головку члена.
Мама почувствовав паузу повернула лицо и в ее глазах я увидел недоумение.
- Галка, ну ты чего делаешь–то? Совсем стыд потеряла? Я с тебя фигею просто!
Тетя Галя не обращая внимания на ее упреки старательно закончила облизывать мою головку, напоследок открыла рот и взяв мой уже начавший опадать член как можно глубже, обхватила губами и медленно вынула его изо рта, забрав таким образом последние остатки моего семени. Потом приподнялась на локте, вытерла ладонью губы и ответила:
- Ой-ой. Можно подумать - можно подумать.. Ну не смогла я смотреть, как парень мучается. Ты мне еще спасибо сказать должна за то, что я ему напряжение сняла. А то так бы и ходил с включенной антенной. Эх, ты. Взрослая ты Оля, а простых вещей не понимаешь. Он же у тебя практически мужик! А мужиков жалеть надо!
С этими словами, она слезла с полки и, обув стоящие внизу тапочки пошла немного покачиваясь к выходу. И уже выходя она обернулась к нам и хитро глядя на маму спросила
- Ну вы чего – идете пивка хлебнуть, а то во рту совсем все слиплось? И расхохоталась так же весело и непринужденно, как делала это прежде.
Дверь закрылась. Я стоял и смотрел на маму, которая все еще лежала приподнявшись на локте, и глядя на меня. Ее грудь едва касалась полки и сосок озорно качался в нескольких миллиметрах от нее. Ее лицо, казалось серьезным и полным недоумения. И вдруг мама приподняла брови, сменила выражение на «куда мол денешься?» и улыбнувшись сказала
- Вот такая она была всегда, сколько я ее знаю.
И с этими словами она поднявшись на руках села, совершенно не стесняясь того, что я впервые в жизни вижу ее абсолютно нагой вблизи себя.
Я как завороженный, замер упершись взглядом в нее. Вид ее груди с торчащими сосками и гладкого без волос лобка, уходящего между плотно сдвинутых ног притягивал как магнит. Ее смуглая кожа, покрытая капельками пота, казалась такой нежной на вид, что у меня дернулись пальцы руки в попытке прикоснуться к ней. Мама кажется заметила это мое состояние и с усмешкой спросила:
- Глаза не поломаешь? Ты чего, до этого голых женщин не видел?
- А что, нельзя смотреть что ли? – решил я пойти в наступление.
- Да почему нельзя.. – пожала плечами мать – хочется, смотри, что здесь такого? Только я за тебя переживаю, у тебя вон опять поднялся. Потом болеть не будешь?
С этими словами, она подалась к краю и, опустив одну ногу на ступеньку, стала обувать шлепок. Вдруг потеряв равновесие, она вскрикнула и покачнувшись в мою сторону постаралась не упасть, опершись на меня. Однако ее рука скользнула по моему мокрому от пота плечу и не смогла задержаться на нем. Поняв, что она сейчас может упасть, я постарался удержать ее обеими руками. Однако я не рассчитал, что ее тело окажется таким скользким от пота. Мои руки заскользили по ней, одна по спине, вторая по руке и животу и в тот момент, когда я смог остановить ее, моя правая рука оказалась на ее левой груди, а ее плечо уперлось в грудь мне. В таком положении мы замерли на несколько секунд, пытаясь осознать возникшую ситуацию, а затем мама медленно отстранилась от меня, накрыла своей рукой мою, лежащую на ее груди, немного сжала, а потом со словами:
- Спасибо, Лешечка, это тебе было в благодарность за мое спасение, убрала с себя мою руку. Затем она держась за мое плечо, обула второй шлепок слегка покачивая бедрами пошла к выходу. Руку с моего плеча она сняла уже когда была за моей спиной.
Я стоял и не мог поверить в то, что сейчас произошло. Свершилась моя самая заветная мечта. Я смог прикоснуться рукой к обнаженной женской груди. Я ощутил пальцами ее бархатистую кожу и даже более того – я до сих пор помнил ощущение того, как грудь подается под моими пальцами и какая она приятная на ощупь. Я посмотрел на свои пальцы. Они действительно еще помнили это. Сколько я так простоял, я не мог понять, но из этого состояния меня вывел голос тети Гали:
- Ну ты где там застрял-то? Потерялся что ли? Мы тебя ждем.
Я в полной прострации побрел к выходу, но мысли мои так и остались там, пятью минутами в прошлом. Я вновь и вновь прогонял по кругу воспоминание нового ощущения и волна возбуждения вновь быстро заполняла все уголки моего сознания.
Мама и тетя Галя сидели за столом завернутые в простыни, с полупустыми стаканчиками пива в руках. Мокрая от капелек воды бутылка была пуста на треть. Как только я вошел они вдруг резко оборвали разговор и я догадался, что говорили они обо мне. Мама была немного возбуждена – я это понял по ее виду, а тетя Галя смотрела на меня с какой то подозрительной улыбкой и по блестящим от хмеля глазам и было видно, что она что-то задумала. И тут я понял, что она смотрит мне на живот, где мой член предательски опять налился твердостью. Головка от застоя в ней была аж с синеватым оттенком. Я поспешил присесть на скамью и, закинув ногу на ногу, положил руки на лобок, стараясь прикрыть мой конфуз. Наконец мама, глядя в стол произнесла:
- Галь, мне кажется это будет не правильно. Ты пойми меня, я..
Тетя Галя перебила ее, быстро и тихо заговорив:
- Оль, ну ладно тебе в самом деле. Вроде уже почти договорились. Ну ты же не откажешь своей единственной, самой любимой подруге? Пойми, я сама не думала, что это мне так надо. Ну не могу я больше. Не могу. Договорились? Ну что здесь такого? Ну ты пойми, меня правильно - у меня ведь мужика уже сто лет не было.
Мама несколько секунд посидев в нерешительности и не глядя в мою сторону обратилась ко мне:
- Леш. Я не знаю как тебе сказать.. Тут такое дело.. В общем.. Ну в общем тетя Галя просит что бы ты побыл с ней как мужчина. Вот…
Повисла пауза. Через несколько секунд она так же глядя в стол продолжила:
- Если ты не против, то я не буду вам мешать. Я все понимаю, хотя мне кажется что все это не совсем правильно и я потом об этом пожалею. Решать тебе. Что ты на это скажешь?
Я сидел уставившись глазами на стаканчик в ее руке. Она медленно покручивала его пальцами, немного прожимая в тех местах, где они держались за его стенки.
- Ну так что ты ответишь? – она посмотрела на меня.
От неловкости возникшей ситуации я не знал куда смотреть и что говорить:
- Да я чего.. Ну я.. мммм. Я эта... Я как бы не против вообще-то если что..
- О! Вот и молодец. Мужик он и есть мужик! – воскликнула изрядно поддатая тетя Галя и подняв в мою сторону стакан, тут же выплеснула в себя его остатки.
Мама тоже поднесла стакан к губам, немного отглотнула, а потом посмотрев почти извиняющимся взглядом на меня встала, повернулась и пошла к двери ведущей в уже немного остывшую парилку.
Как только за мамой закрылась дверь, Тетя Галя поднялась и подойдя к вешалке стала снимать с нее висевшие на ней телогрейки, расстилая их на полу возле моих ног. Затем она взяла с пола свернутое одеяло и развернув накрыла сверху импровизированную кровать. После этого она повернулась ко мне.
- Лешик, у тебя уже были женщины?
Я в ответ только помотал головой.
- Ну ничего страшного, когда-нибудь надо начинать. Это ведь дело такое.
С этими словами, она взялась руками за завернутый край простыни и потянув сняла ее с себя. Мой взгляд непроизвольно уперся сперва в ее тяжелую, слегка висящую грудь, а потом перешел на призывно зовущий лобок. Я не мог себе представить, что сейчас все это показывается специально для меня, что бы возбудить и пригласить всем этим воспользоваться. Тетя Галя снизу вверх провела руками по своим бедрам, перешла на талию, подвигала руками по животу и подняв их взяла в руки свои груди. Ее большие пальцы оказались на сосках и она стала теребить их, остальными пальцами сжимая и разжимая упругую мякоть. Было видно, что это доставляет ей не показное удовольствие – она на несколько мгновений даже прикрыла глаза. Продолжая ласкать себя, она опустилась на колени, встав ими на одеяло между моих ног и приблизившись ко мне и взяв мои руки в свои, положила их сперва себе на щеки, а потом не снимая рук, повела их вниз на шею и остановила на своей груди. Я с удивлением почувствовал, что грудь у нее оказалась немного тверже на ощупь, чем грудь мамы. И она была гораздо больше той груди, ощущения от прикосновения к которой я только недавно испытал. Я не верил сам себе. За один день я потрогал груди у двух женщин и возможно с одной из них сейчас стану мужчиной! Это было настолько неожиданно, что казалось, будто бы все это происходит не со мной. Тетя Галя взяла меня за запястья и потянула на себя, заваливаясь при этом на спину. В тот момент, когда она полностью легла на спину, я оказался стоящим на коленях между ее раздвинутых и немного согнутых в коленях ног. Мой взгляд уперся в ее промежность. Ее мягкий лобок, украшали темные жесткие волосики подстриженные в форме треугольника. Волосы заканчивались там, где начинался разрез губ, дальше было видно, что они аккуратно подбриты. Ее достаточно пухлые губы начинались волнующей округлостью впадины и между плотно сжатой складкой губ ни было видно ничего, что находилось под ними. Лишь в самом низу угадывалось темнеющее углубление входа во влагалище, так призывно зовущее своей доступностью. Тетя Галя положила руку себе на лобок, погладила волосы и потянулась ею себе между ног. Ее средний палец казалось сам по себе оказался между складками губ и она поводила им у себя между ними по всей длине от клитора до входа во влагалище. Затем она добавила к среднему пальцу указательный и доведя руку вниз почти до самого влагалища развела пальцы в сторону, предоставляя мне увидеть все то, что так долго скрывалось у нее между губ. Моему взору открылась нежная кожа ее вагины с небольшими лепестками малых губ, так же раздвинутых в сторону и всем видом зовущих меня в себя. Тетя Галя убрала свою руку с губ, слегка привстала и, взявшись правой рукой за мой член, потянула меня к себе. Я непроизвольно навис над нею, упершись руками в пол по обе стороны от ее груди. Она приставила мой напряженный пенис к своим малым губам и несколько раз поводила им вверх и вниз по щели. Головка члена стала мокрой от ее выделений - видимо тетя Галя очень сильно возбудилась. Вдруг она, снова приставив мокрую от смазки верхнюю часть члена ко входу во влагалище, сама подалась на меня тазом. Я почувствовал, как мою головку полностью обхватило колечко ее губ. Положив обе руки мне на ягодицы, она откинулась назад, прижимая мой таз к себе. Я стал помогать ей, надавливая членом и он легко проскользнул внутрь на всю длину. Замерев на несколько мгновений я попытался осознать первые ощущения. Я занимался сексом с женщиной! Я был в ней! Это было божественно.. Мгновение спустя, я начал ритмично шевелить им пенисом ее влагалище, постепенно наращивая амплитуду и не отрывая взгляда от открывающегося мне вида. Тетя Галя лежала закрыв глаза и сбивчиво дыша. Ее руки, лежащие у меня на спине слегка подрагивали. Грудь при каждом моем толчке тяжело покачивалась и создавалось впечатление, что у нее внутри воздушные шары, налитые водой. Я чувствовал, как при каждом надавливании, мои яички слегка касались ее зада и это еще сильнее усиливало ощущения от скользящего в ее влагалище члена, где в самой глубине он казалось задевал за что-то твердое. Несмотря на обилие смазки, я прекрасно чувствовал что внутренние стенки ее влагалища были не гладкими, а какими-то ребристыми и трение о них создавало ощущение никак не сравнимое с тем, что я получал удовлетворяя себя рукой. В общем, все, что я представлял воображая себе свой первый секс не шло ни в какое сравнение с тем, что я почувствовал на самом деле. Однако поскольку я только что получил оргазм от губ тети Гали, у меня никак не получалось кончить еще раз. Волна удовольствия то поднималась, то вновь пропадала и когда я стал чувствовать, что завершение уже скоро, тетя Галя вдруг напряглась, дернулась и резко прижала меня к себе руками, одновременно сжав ногами мои бедра. Я оказался полностью зажат ею и моя попытка продолжить движения в ее влагалище оказались безуспешной. Было видно, как от оргазма ее тело непроизвольно дергается, она дышала рывками и было слышно как она судорожно вдыхает и выдыхает носом воздух.
Спустя несколько секунд тетя Галя успокоилась, сняла с моей спины руки и расслабленно опустила их на пол. Полуоткрыв глаза она посмотрела на меня и тихо сказала
- Спасибо тебе Леша. Если бы ты знал, как ты мне помог.. Только я тебя прошу – пожалуйста не двигай пока что во мне сейчас. У меня после этого повышается чувствительность и мне будет больновато. Только не обижайся. Очень прошу.. Я сейчас немного полежу, отдохну, а то сердце кажется сейчас выскочит из груди, а потом если захочешь сделаю приятно тебе. Ты правда не будешь обижаться?
Она задала этот вопрос так искренне и просящее, что я понял, что буду последней сволочью, если не смотря ни на что продолжу.
- Теть Галь. Все нормально. Я не обижаюсь.
- Спасибо тебе еще раз, Леша.
Я медленно отстранился от нее, выйдя наружу. После ее оргазма внутри у нее стало так много смазки, что мой член был покрыт ею от основания до кончика головки. Ее вагина несколько мгновений продолжало зиять расширенным открытым входом, но прямо на глазах стала сжиматься соприкасаясь стенками начиная из глубины наружу и через несколько секунд губы вновь сошлись вместе. В том месте, где только что был мой член, остался лишь небольшой потек смазки, выдавленной из глубины, сократившимися стенками. Оставив тетю Галю лежать в расслабленном состоянии, я как был с торчащим пенисом пошел в баню.
Мама сидела на нижней полке, положив руки под себя. Как только я вошел, она улыбнулась мне и стараясь разрушить неловкость положения спросила
- Ну как там у вас? Все нормально? Все получилось?
Я прекрасно понимал, что ситуация неловкая и был рад тому, что она заговорила первой. Поэтому постарался ответить ей в тон.
- Ну а то.. Все просто класс.
- А Галка чего не идет? – задала вопрос мама
- Да она попросила отдышаться. Говорит сердце чуть не выскочило.
Мама улыбнулась. – Вот это ты задал ей жару. Чуть тетку ну ушатал. Сам то как?
Я посмотрел ей в лицо. Она хитро улыбалась и было видно, что спрашивает лишь для того, что бы разрядить мою неловкость. Я решил ответить честно
- Да сам вообще-то никак. Не успел.
Мама перестала улыбаться.
- Что, правда что ли? Почему?
Я быстро рассказал ей о причине и добавил
- Да ладно, ничего, переживу.
С этими словами я подошел к скамейке, стоящей рядом с сидевшей мамой, взял таз, и смешав в нем холодную и горячую воду поставил на место, собравшись помыться.
- Леша, бедный мой работник, давай я тебе помогу.
Мама сочувственно глядела на меня. После этих слов она пододвинулась ближе, взяла в руки мыло и стала намыливать мне живот и грудь. А потом, она сделала то, чего я от нее никак не ожидал - положила мыло на скамью и взявшись обоими руками за мой напряженный и наполовину открытый член начала медленно и нежно его мыть. Я смотрел сверху вниз на то, с какой любовью она это делает и вдруг заметил, что соски на ее груди стали совсем не такие, как были тогда, когда я увидел их в первый раз через окно. Они стали твердыми и заметно выпирали. Неужели она возбудилась? Не может быть! Моя строгая, неприступная мама возбудилась намыливая мой пенис? Мой взгляд скользнул ниже на ее лобок, и немного разведенные ноги и я с удивлением впервые увидел ее половые губы. Они были припухлыми и немного разведены в сторону. Немного ниже того места, где они начинались в районе лобка сквозь приоткрытую щель просматривался надутый бугорок ее клитора. Вдруг мама свела вместе ноги и напрягла их. Ее глаза на секунду закрылись, а потом она вновь расслабившись взяла ковшик и стала смывать водой пену. Когда от пены не осталось и следа, она вновь положила руку на член и потянув медленно кожицу вниз полностью его оголила. Я с трепетом стоял и ждал, что будет дальше. А она посмотрела мне в глаза и наклонившись нежно поцеловала мою головку.
Затем задвинула кожицу обратно и подняв на меня глаза с улыбкой сказала
- Ну вот и все, дальше мойся сам.
С этими словами она встала и пошла к выходу. Я глядя ей вслед спросил.
- А ты?
- А я уже помылась, пока вы там занимались фиг знает чем.
- Мам, ну так не честно!
Она остановилась и повернувшись сказала
- Скажи спасибо что и так уступила. Я еще не знаю, что буду думать обо всем этом завтра, когда протрезвею.
И тут я понимаю, что в этот момент решается моя судьба набрался смелости и не веря сам себе просящим голосом произнес
- Мам, не уходи пожалуйста. Я тебя очень прошу - помоги мне кончить. Пожалуйста.
Она остановилась в нерешительности перед самой дверью. Я видя ее внутреннюю борьбу решил додавливать ситуацию.
- Мам, ну пожалуйста. Ты же не бросишь меня в таком состоянии?
- Леш, чего ты хочешь от меня? Как ты себе это представляешь?
- Да ничего такого я не хочу. Просто побудь рядом, я посмотрю на тебя и сам себе все сделаю. Хорошо?
Было видно, как она колеблется. Я подошел к ней, взял ее за руку и вернул обратно к полке. Она безропотно села на вторую ступеньку сложа руки ладонями вместе между ног, поставила ноги на первую и глядя мне в глаза пожав плечами сказала
- Ну ладно, хорошо. Я здесь. Что дальше?
Я встал перед нею и начал медленно двигать по члену рукой. Она с безучастным видом глядела на то, как я это делаю.
- Мам, можно я попрошу тебя немного развести ноги? А то мне ничего не видно.
Она молча откинулась назад, распрямила плечи, от чего ее грудь сразу поднялась выше, оперлась на руки у себя за спиной и как мне показалось совсем не стыдясь развела ноги в стороны. Моим глазам открылась картина, которую я много раз представлял себе в самых смелых мечтах. Я мог разглядывать ее не стесняясь и при этом удовлетворять себя.
Встав поближе к ее ногам, я начал двигать кожицей члена, ощущая как во мне поднимается волна возбуждения. Мама несколько секунд просто смотрела на то, как я пытаюсь получить удовольствие от ее вида, а потом вдруг перевела вес на левую руку, а правую положила себе на лобок. Ее пальчик раздвинув губки, погрузился внутрь и начал теребить возбужденный клитор. Ее наполовину прикрытые глаза не отрываясь смотрели на мой лобок. Через некоторое время она выпрямилась и положив вторую руку себе на левую грудь, стала теребить сосок, периодически отрываясь от него и слегка сжимая всю грудь. Так продолжалось несколько секунд, а потом я не удержавшись протянул свободную руку вперед и коснулся пальчиками ее правой груди. Она не отстранилась, не сделала попытки уклониться, а наоборот как будто не заметила этого. Я поняв, что получил молчаливое согласие, накрыл ее грудь своей рукой и начал медленно и нежно ее сжимать. Она задышала немного глубже ее пальчик заработал немного быстрее. Продолжая ласкать себя и поглаживая ее я медленно опустился коленями на нижнюю ступеньку между ее раздвинутых ног и стараясь не торопиться приблизился насколько это было возможно к ней. Моя головка почти касалась ее губ. Каждый раз, когда она опускала свой пальчик ниже по промежности для того, что бы смочить его в своей смазке, ее рука касалась моей головки тыльной частью. Ее ноги еще сильнее расширились и я прекрасно видел все подробности, которые скрывались между ними. Осмелев еще немного, я коснулся членом ее половых губ в том месте, где они скрывали пальчик и ощутил как отросшие волоски слегка царапнули мне кожицу. Она безучастно смотрела на это и ее пальчик неистово теребил бугорок. Но вдруг она на мгновение замерев, вынула его из разреза губ и взяла двумя пальцами меня за член ниже головки. Я перестал двигать рукой и снял ее с члена, а она прислонила его к своему клитору и начала водить моей головкой по нему, при этом стараясь делать так, чтобы было приятно и мне. Эти новые ощущения видимо и переполнили мою чашу терпения. Я почувствовал, как внутри что-то включилось, и меня накрыла волна никогда прежде не испытанного оргазма. Мой член надулся еще сильнее и из него, прямо на клитор ударил первый выстрел спермы. Моя мама как-то странно хмыкнула грудным голосом и ее тело все сжалось как в судороге. Было видно, что всю власть ее над телом забрала волна накатившего удовольствия. Я продолжал кончать ей на клитор, а она подрагивая продолжала теребить себя моим членом между губами. Наконец толчки спермы прекратились и я смог вновь осознать то, что происходит со мной. Ее движения стали медленными, она еще некоторое время продолжала слегка вращать моей головкой, но уже не по клитору, а по поверхности губ и наконец остановившись, открыла глаза и глядя на меня сказала
- Прости меня сынок. Возможно я сегодня просто пьяная, а может дело в том, что у меня давно не было мужчины. Пожалуйста, никогда не вспоминай мне этого. А я постараюсь сделать так, что бы это никогда не повторилось.
- Ну зачем ты так, мам? Мне наоборот все очень понравилось. И я с удовольствием повторил бы это еще раз, тем более, что я так и не добился главного.
С этими словами я взявшись рукой за все еще твердый член, направил его немного ниже и одним движением надавил. Ее влагалище было скользким и узким и я почувствовал себя там так уютно, что у меня даже не возникло желания подвигаться в нем. Посмотрев на наши соединившиеся лобки, я взял руками ее лицо, наклонился и поцеловал в губы.
- Леша, я тебе этого не разрешала. – мама замерев смотрела мне в глаза.
- Извини мам. Ты сказала, что больше ничего не допустишь. Я просто хотел узнать какая ты внутри.
- Ну как, узнал?
- Ага. Ты очень узкая.
- А раз узнал, значит марш оттуда. День удовольствий закончен. Сполоснись, одевайся и веди домой Тетю Галю. Раздвинь мой диван и постели. Пусть она ложится у стенки и спит, а я потом лягу с краю - ей надо отоспаться, она сегодня выпила лишнего. Ну а я пока приберусь здесь, да и смою с себя твое удовольствие - посмотри сколько напрудил.
С этими словами она отодвинула меня от себя, щелкнула по носу, а потом нежными но твердыми руками вывела за дверь.
….
Тетя Галя спала там же, где я ее оставил уходя. Она лежала на спине, положив предплечье одной руки себе на глаза, защищаясь видимо таким образом от света лампочки висящей под самым потолком. Одна нога ее была слегка согнута в колене и отведена в сторону. Я осторожно подошел и посмотрел на нее. Неужели я несколько минут назад прямо здесь занимался с ней сексом? Я посмотрел на губы ее влагалища. Они были плотно сомкнуты и ничего не давало ни малейшего намека на то, что они совсем недавно принимали в себя мой возбужденный член. Груди расплывшимися лепешками чуть свешивались по бокам и я не удержался от того, что бы потрогать их еще раз. Она никак не отреагировала. Я осмелев потянулся рукой и осторожно, стараясь ее не разбудить погрузил палец между ее половых губ. Никакой реакции. Мой палец полез ниже и я ощутил как он добравшись до края малых половых губ, стал погружаться во влагалище. Однако проскользнув буквально на одну фалангу он дальше не полез. Ее влагалище оказалось сухим и никак не хотело пускать меня глубже. Поняв, что попытка ничем не закончится, я вынул палец и потрогав языком ее сосок, встал и начал одеваться.
Быстро одевшись, я сбегал домой и застелил мамин диван, предварительно его раздвинув и свою кровать. Надо было спешить, пока мама не закончила уборку. Вернувшись в баню, я увидел, что мама уже успела выйти из парилки, обернуться полотенцем и даже разбудить тетю Галю.
- Ты куда бегал? – спросила она меня помогая ей одеваться.
- Ходил стелить постель, как ты и просила. А то с ней может и не получиться.
- А. Ну это ты правильно. Я не подумала. Ты сможешь ее сам довести, или помочь?
- Доведу конечно. Ты даже не переживай. Занимайся здесь. Тебе вернуться помочь?
- Нет, спасибо. Я сейчас приберусь здесь и приду сама спать. Что-то меня тоже развезло. Ты меня не жди, а ложись.
Я взял под руку изрядно поддатую тетю Галю и повел ее в дом. Она была спокойна и казалось совсем не помнила того, что было между нами совсем недавно.
Заведя ее в дом, я помог ей разуться, довел до своей кровати и начал было расстегивать халат, под которым ничего не было, но она махнула рукой и повернувшись ко мне боком, упала головой на подушку, отвернувшись к стене.
Я выключил свет, разделся догола и выйдя в зал нырнул на мамин диван, прижавшись поближе к стене и накрывшись с головой одеялом.
Ждать пришлось минут 10. Наконец я услышал, как сперва открылась, а потом закрылась входная дверь, мама защелкнула щеколду и потом стала осторожно, стараясь ничего не задеть продвигаться в темноте в комнату.
Дойдя на ощупь до дивана, она пощупала рукой и нащупав мое плечо удостоверилась, что на диване спят, зашуршала снимаемой одеждой. Затем она аккуратно села на краешек дивана и тихо позвала
- Галь.. Галя.. спишь?
Я молчал. Мама подняв свой край одеяла нырнула под него, повернувшись ко мне спиной. Я решил, что надо действовать. Другого шанса может и не быть. Повернувшись к ней, я постарался как можно ближе пододвинуться. А когда почувствовал, что я уже совсем-совсем близко от нее, протянул под одеялом руку и обнял ее за талию. Мама на мгновение замерла, а потом попыталась повернуться. Я прижал ее к себе не давая этого сделать и почувствовал, как мой член коснулся ее ягодиц. Мама зашептала
- Лешка, ты чего делаешь, я же просила тебя положить ее здесь. Ты чего задумал?
Я так же тихо, стараясь говорить почти на ухо ответил
- Я пытался, но она сама потащила меня к той кровати как буйвол. Я ее даже удержать не смог. В ней силы как в тракторе. Мам ты на меня не обращай внимания. Я буду вести себя смирно.
Мама помолчала несколько секунд, а потом сказала
- Я буду спать. Спокойной ночи.
И я почувствовал как она расслабилась, прекратив попытки избавиться от моего удержания. Я продолжал лежать, ощущая теплоту ее тела и пытаясь представить, каким конкретно местом сейчас мама прижата к моему члену. От этих мыслей он начал подниматься. Я ощущал, как наливаясь кровью он расширяется, удлиняется и становится твердым. В какой-то момент ему стало неудобно в том положении, в котором он был до этого и я немного отстранившись на секунду, дал ему возможность выпрямиться на всю длину. Он попал маме точно между ног и напрягшийся лежал точно вдоль ее губ, доходя по моим расчетам до самого клитора. Я испугался, что она сейчас уберет его в сторону или еще хуже скажет, что я перешел все границы. Однако она продолжала лежать спокойно. Немного набравшись смелости, я приподнял руку и положил ее ей на грудь, ощутив волнующую упругость и твердость соска под ней. Твердый сосок? Она что – не спит? Я подождал еще несколько секунд, а потом стал нежно поглаживать ее грудь. На ощупь она была бархатная и чувствуя ее упругость так хотелось ее сжать, что я не выдержал и слегка сжал. Мама с еле слышным коротким стоном выдохнула воздух через нос. А потом.. А потом я почувствовал, как она еле заметно подвигала ягодицами, потершись ими о мой член. Не веря ощущениям, я убрал руку с груди и проведя ею по животу остановился на лобке, осознав, что я в первый раз касаюсь его рукою. Он был гладким и очень нежным на ощупь. Погладив его и насладившись ощущением его нежности, я начал исследовать пальчиком то место, где он соединялся с плотно сведенными ногами. В самом уголке я нащупал ложбинку начинающегося разреза губ и меня буквально пронизало током от ощущения доступности и женственности. Самопроизвольно я чуть сильнее надавил своим членом, прижимаясь к ее ягодицам и почувствовал, как моя головка уперлась мне в палец, лежащий на начале половых губ. Однако, сколько я не старался, погрузить палец между губ не получалось.
- Леш.. Ты дашь мне поспать, а?
Вместо ответа я поцеловал ее спину, все еще пахнущую мылом и баней, а потом начал потихоньку двигать у нее между ног своим членом, продолжая делать попытки пробраться-таки между ног рукой и ощутить у себя под пальцами ее бугорок. И мои усилия стали приносить пользу. Я почувствовал, как ее нога, находившаяся сверху немного приподнялась, давая мне возможность погрузить наконец мой палец в ее губки. Она внутри оказалась горячей и влажной. Я почувствовал под рукой смазку и догадался, что она на самом деле не спала, а просто делала вид, распаляясь тем временем сильнее и сильнее. Мой палец нащупал бугорок клитора и я начал его тереть.
- Потише. Не так сильно – услышал я ее шепот.
- Понежнее..
Я унял свой пыл и начал ласкать его как можно нежнее, стараясь прикасаться лишь тем местом, где палец был хорошо смазан. Мама стала потихоньку постанывать от моих ласк, и непроизвольно покачивать вперед-назад тазом, ощущая при этом, как мой член трется о ее губы. И вдруг, она подняла ногу еще немного выше, подалась от меня так, что мой член оказался в районе ее попки и положив на мою руку свою, убрала ее на лобок, а затем просунув свою руку себе между ног, накрыла ею мой член, прижав его к половым губам. Я попытался опять вернуть его на прежнее место, подавшись к ней тазом, но почувствовал, что ощущения изменились. Мой член был туго охвачен. Видимо она хотела сделать мне приятное, зажав его между губами и рукой. Я двинул еще и почувствовал, как мой лобок уперся ей в ягодицы. Она убрала руку, однако члену не стало свободнее. Покачивая им вперед-назад, я стал продвигаться пальцами по лобку ниже и проведя рукой по ее губам, почувствовал, какие они горячие и скользкие. Дойдя до малых губ, я нащупал свой пенис, уходящий в нее. Я был в ней! Меня словно пронзило током от осознания того, что она сама направила меня в себя! Ее рука легла на мою, и вернула обратно на бугорок, давая понять что я должен делать. Я не торопясь задвигал в ее влагалище членом, стараясь входить как можно глубже, так, как каждый раз, когда я упирался лобком в ее ягодицы, она издавала короткий и тихий вздох удовольствия. Мой лобок стал мокрым от ее смазки и при каждом движении слышался едва уловимый шлепок от соприкасающихся тел. Когда я разошедшись вдавил особенно сильно, вжавшись в нее на всю возможную глубину, мама дернулась, коротко застонала и резко положив свою руку на мою, закрыв возможность теребить ее клитор, еще сильнее прижалась ягодицами к моему лобку, немного покачиваясь бедрами. Так длилось несколько секунд. Мама издавала какие-то тихие звуки и шевелила бедрами. Затем она обмякла и взяв мою руку в свою положила ее себе на грудь. Я боялся пошевелиться. Неужели мне удалось доставить ей оргазм? Неужели я пробил стену между мною и ею? Наконец она повернула ко мне голову и спросила
- Как тебе лучше, что бы я легла? Если хочешь, иди ко мне и ложись сверху.
Это были слова, которые мне не приходили в голову даже в самых смелых фантазиях. Она сама предлагает мне выбрать позу, в которой она будет меня УДОВЛЕТВОРЯТЬ. Не веря своим ушам, я сел. Она легла на спину и посмотрев на меня несколько секунд, взяла за край одеяла и убрала его в сторону. Потом немного согнула ноги в коленях и широко развела их в сторону. Моему взору открылось прекрасное нагое тело с как будто высеченной фигурой. Манящие окружности груди и бедер. Ровные чуть полноватые ноги без признаков лишнего. Женственная талия и темнеющие окружности сосков. Она готова была предоставить это тело мне и удовлетворить мою мужскую похоть. Перебравшись между ее ног, я наклонился над ней и уперев руки в диван по обеим сторонам груди прижал их к ее телу. Мои запястья коснулись ее полушарий и я ощутил их упругость. Член коснулся ее губ и я попытался попасть в нее без помощи рук. И член, еще не высохший от ее смазки нашел дорогу. Я почувствовал как вхожу в нее. Ощущения были совсем не такие, как были тогда, когда я лежал у нее за спиной. Ее влагалище было таким плотным, что поначалу мне показалось, что я не смогу в него войти на всю глубину. Однако подвигав немного, я с каждым новым толчком все глубже и глубже входил в нее и на пятом или шестом толчке почувствовал, что наши лобки встретились. Я сосредоточился на своих ощущениях. Ее стенки так приятно ласкали мой член, что я был готов кончить в любую минуту. Я поймал себя на мысли, что стараюсь оттягивать наступление оргазма. Но выдержать так долго, я не мог. Каждый раз когда я вынимал его из узкого плена ее лона, создавалось впечатление, что она своими стенками буквально выдаивает из меня удовольствие, а когда вводил вновь, то ощущения каждого миллиметра ее влагалища зажигали в моих яичках огонек удовольствия. И наконец я почувствовал, что больше терпеть не могу. Не зная как быть, я шепотом произнес
- Я сейчас кончу…
- Кончай сынок, кончай.. Сегодня можно. Я хочу этого.
Ее слова сломали последний барьер моего терпения. Я ощутил, как волна оргазма взорвалась внутри меня, член надулся и первая порция семени ударила в самую глубину ее влагалища. Она вновь задрожала и схватив меня руками за поясницу потащила на себя, стараясь, что бы я вошел в нее на всю глубину. Вторая и последующие порции семени вылетали из меня, когда я уже ощущал, что во что-то уперся и это что-то приятно трется о истекающий спермой пенис. Я видел, как маму сотрясает волна очередного оргазма, но не мог в это поверить. Она все прижималась и прижималась ко мне, стараясь, что бы я использовал каждый миллиметр своего члена и последняя волна отступила, упала на спину безвольно выпрямившись. Мой член выплеснув все, стал в ней быстро сокращаться и через несколько секунд я вынув его из нее, уже сидел между ее ног с безвольно висящим пенисом.
Мама лежала на спине, все так же раскинув полусогнутые ноги и глядя в потолок. Ее руки лежали у нее на груди, и казалось, что она ими закрывает от меня свою наготу. Я перевел взгляд на ее половые губы. Из влагалища тонкой струйкой вытекала белая семенная жидкость и стекая по дырочке ануса и копчику, вот-вот должна была упасть на простынь. Я протянул руку и вытер следы нашей страсти с ее тела. Она опомнилась и положила руку на сочащуюся дырочку.
- Вот дуреха. Совсем забыла об этом, сейчас простынь запачкаю. Я не дал ей встать, а наклонившись к ее влагалищу, убрал ее руку и поцеловал в невероятно нежные, со следами моей безграничной любви, губы.

01.02.2011
Ваши отзывы можете слать на адрес our_box@list.ru

Похожие статьи:

Эротические рассказыМама, тетя Света и её дочка Марина

Эротические рассказыИз сестры да в маму

Эротические рассказыЗапретный плод

Эротические рассказыВ глуши

Эротические рассказыАгорофобия 2

Теги: incest
Рейтинг: 0 Голосов: 0 295 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!