Исповедь дрянного мальчишки. Часть 2

14 мая 2014 - Asus

Продолжу свою исповедь. Прошло уже много лет, но все события я помню до мелочей, как будто это было только вчера.

Его звали Борис по кличке Большой, в те времена ему было 16-17 лет. Он учился в 9-10 классе и жил в доме дирекции недалеко от меня. Это был высокий под 190 см, атлетического телосложения парень с черными глазами и густыми черными волосами. Хотя по национальности он был евреем, но фигура у него совсем не «еврейская»: мускулистый, с широкими плечами, накаченными руками, с узкой талией и выпуклыми ягодицами. По его фигуре можно было изучать анатомию мышц. Словом, настоящий культурист. Боря занимался тяжелой атлетикой, общался с качками-спортсменами и его боялась вся местная шпана. Это было редкое сочетание ума, силы и хорошей внешности. Отец у него работал в руководстве нашего комбината, а мать – знаменитый в нашем городке врач-хирург.

Мы познакомились с ним осенью, в конце сентября. Во дворе нашего дома стояли столы, за которыми летом (оно у нас было 8 месяцев в году) после работы собирались мужики (пенсионеров в нашем молодом городке не было): общались, играли в шахматы, карты, домино, показывали свои коллекции, иногда выпивали.

В те времена многие что-то коллекционировали: марки, значки, монеты, открытки и прочее, даже спичечные этикетки. Так как мы оба собирали марки и значки, то стали показывать коллекции и обмениваться. Потом он стал учить меня играть в шахматы, давал почитать интересные книги. Мы стали вместе ходить на стадион на тренировки: я на легкую атлетику и плавание, Боря – на тяжелую атлетику. По дороге он рассказывал много интересного, и я даже ждал его после тренировки, чтобы вместе пойти домой.

Я рассказал ему, что до меня докапывается Васька (однако, не сказав, что было между нами), он обещал разобраться, после чего Васька обходил меня стороной.

Однажды, когда началась зима, и на улице стало холодно, Борис пригласил меня к себе домой обменяться марками. Богатство его квартиры меня поразило, тогда все жили скромно. У него был даже, невиданный в ту пору, видеомагнитофон. В ту зиму я часто заходил к другу, все было чинно-благородно: мы пили чай с диковинными конфетами, беседовали, обменивались марками и значками, смотрели по видику разные вполне приличные фильмы: боевики, комедии, детективы. Мне было с ним очень интересно, не то, что со своими ровесниками.

Я был довольно развитым для своего возраста мальчиком – высоким (рост в то время около 150 см), стройным, красивым (или смазливым - кому как больше нравится), всегда за собой следил и был аккуратно одет, хорошо учился и занимался спортом. Родители, желая, чтобы я выделялся среди сверстников, одевали меня в яркое заграничное тряпье, невиданное в нашем провинциальном городе. Мой отец, работая в экспортном отделе комбината, часто ездил в загранкомандировки, привозя оттуда иностранные вещи.

У Бори была девушка – его одноклассница Марина. Иногда мы втроем гуляли по нашему городишке и даже несколько раз все вместе ходили в кино. По малолетству я не понимал, что, наверно, мешаю им, и они терпят меня из вежливости.

В самом конце 2 класса, в мае, тогда мне исполнилось 9 лет, после школы я зашел к Борису, чтобы потом вместе идти на тренировку. Он включил видик и мы начали смотреть какой-то боевик. Вдруг он неожиданно спросил, в какие игры мы играем с ребятами. На что я ответил – в футбол, в прятки, в казаки-разбойники и т. д.

- А в «волшебную флейту» вы не играете?- спросил Боря.

- Нет, а как это? - не понял я. Слово «флейта» я тогда слышал, но толком не представлял, что это такое.

- Это очень секретная игра только для взрослых и не для всех, а для самых лучших, - сказал старший друг. – Когда вырастешь - может быть, будешь в нее играть.

- Научи сейчас! – стал я упрашивать Бориса, заинтригованный.

- Нет, нельзя! Это очень секретная игра!

Я не унимался, продолжая упрашивать товарища.

- Хорошо, научу. Только поклянись, что никому, никогда, ни при каких обстоятельствах не расскажешь.

Я поклялся всеми возможными и невозможными клятвами, что никому, никогда до самой смерти не скажу.

Он поставил меня посередине комнаты и велел закрыть глаза. Сам встал передо мной на колени и одним движением стянул с меня шорты с трусами.

Не успел я опомниться, как мой член обхватили его губы. Я был ошарашен и смущен, не зная как на это реагировать. Борис тем временем начал языком обрабатывать мой писюн, который от такого напрягся на всю свою длину. Через какое-то не очень продолжительное время он вытащил его изо рта и пошел в ванную. Я продолжал стоять в ступоре посреди комнаты со спущенными штанами и стоящим пенисом, не зная, что делать дальше.

Не скажу, что в тот момент я испытывал какие-то очень приятные ощущения, но был счастлив, что приобщился к этой взрослой, секретной игре.

Через несколько минут Боря вышел из ванной голым в, замотанном вокруг бедер полотенце, и сказал: «Теперь ты мне!». Отказываться было неудобно, Борис был моим кумиром, к тому же «это» он только что сделал мне. Я нерешительно встал перед ним на колени, развернул полотенце и обомлел. Ничего подобного я не видел – огромный, толстый, висячий член коричневатого цвета с большой складкой крайней плоти почти черного цвета (хотя Боря был еврей, но обрезания у него почему-то не было), размером, как мне показалось, с баллончик от дезодоранта. Мошонка была тоже почти черного цвета, величиной, наверное, с теннисный мяч. И все это хозяйство покрыто длинными черными волосами. К тому времени я видел половые органы взрослых мужчин: у отца и тренеров в раздевалке, но такого огромного я не встречал. Честно говоря, в первый момент я сильно испугался и, понимая, что отказываться уже поздно, и не желая огорчать друга, я промямлил, что не умею.

«Давай просто полижи» - предложил Борис. Я взял член в руку, он был такой толстый, что было трудно обхватить его одной рукой, и приблизил его к своему лицу, почувствовав запах мужских гениталий. Запах был необычный, резкий, отличающийся от запаха остального тела, несмотря на то, что он только что помылся. Мне было противно, но я тогда так сильно уважал Бориса, что, наверно, съел бы ложку его кала. Я осторожно лизнул языком складку крайней плоти и взял ее в рот. «Засунь глубже!» - попросил он. Я выполнил и заглотил член немного поглубже. «Открой головку!» - продолжал указывать мой старший товарищ. Я оттянул назад кожу его крайней плоти и стал ласкать языком и губами головку, которая была розово-серого цвета и такой огромной, что с трудом помещалась в мой детский ротик. До этого я всегда думал, что половой член должен быть омерзительным на вкус, но он был чистым и практически не имел вкуса, как будто я сосал палец или свою руку. От моих действий его член начал подниматься и твердеть.

Вспоминая действия друга, я пытался повторить их. Видимо, у меня получалось не очень, и через какое-то время Борис приказал: «Дрочи!». Я не знал как это, но почему-то догадавшись, взял его пенис двумя руками и начал двигать шкуркой. Головка члена из серо-розовой стала ярко-красной. «Быстрее!» Я увеличил темп, очень скоро он напрягся, и из его члена неожиданно вылетели мощные струи какой-то горячей беловатой жидкости прямо мне на футболку, которую мы не сняли, и на ковер, лежащий на полу. Я не знал, что это такое и испугался. Боря рассказал, что это была сперма (или как ее тогда называли малафья) и зачем она нужна, объяснив, что у меня ее пока нет, а иногда выделяется слизь, но через несколько лет появится полноценная сперма. После чего он пригласил меня в ванную. Когда мы мыли друг другу гениталии, он поинтересовался:

- Тебе понравилась эта игра?

- Ну, да… - неуверенно промолвил я.

- Только никогда ни с кем не играй в нее и никому не рассказывай! Это очень большой секрет! – попросил друг.

Я горячо согласился. Затем он застирал мою футболку, вытер сперму с ковра, а я с трудом натянул свои узкие шорты, потому что мой писюн долго не хотел падать и предательски торчал. Нам нужно было идти на тренировки и пришлось идти в мокрой футболке. Как ни странно, но в тот момент я был очень горд и счастлив, считая, что стал мужчиной, что такой сильный, красивый и умный парень сосет мой член, хотелось всем рассказать об этом, но не с целью пожаловаться, а с целью похвастаться. «Но и в сосании Бориного члена тоже, наверно, ничего страшного нет, он же мой сосет с удовольствием», - думал тогда я.

Через несколько дней я снова пришел к Борису. И снова мы играли в эту игру, только на этот раз я засовывал его елду гораздо глубже и он кончил мне в рот. Вкус спермы мне не понравился, и я сразу выплюнул на ковер, а он, молча и, как мне показалось, обиженно вытер ее. Борис сказал, что сперма полезна, в ней много витаминов и от нее прибавляется сила. Я этому поверил и чтобы не обидеть друга я стал сперму заглатывать, хотя вкус ее мне по-прежнему не нравился, но это даже лучше, чем держать ее во рту. Какое-то время мы почти каждый день играли в эту игру: раздевались догола, дрочили, лизали и сосали друг другу члены и яйца - стоя, лежа, сидя, в ванне с водой, и даже замеряли линейкой свои гениталии в различных состояниях. (Борин член в стоячем состоянии был почти 20 см, а мой тогда был около десяти.) Мне эти игры начали нравиться.

Через несколько недель Борис спросил:

- Ты знаешь как ебутся?

Тогда слово «трахаться» не употреблялось и все называли вещи своими именами.

- Знаю. А ты ебался? – спросил я Бориса.

- Да, конечно. Ебал и девочек и мальчиков. И меня ебали. А ты ебался?

Я рассказал ему то, что никому никогда не рассказывал: про случай за гаражами, про пытки Игоря, про пацанов на стройке, и, конечно, про Ваську; сказав, что это больно и неприятно. Боря меня внимательно выслушал, задавая время от времени наводящие вопросы, и сказал:

- Они не умеют это делать. Хочешь, я покажу тебе, как надо ебаться. Но если честно: когда ебут тебя – это приятнее, чем когда ебешь ты. Если все делать правильно - то боли не будет, хотя с первого раза может и не понравиться.

Он рассказывал как «это» надо делать, а я, молча, слушал.

Мы пошли в ванную, подмыли свои гениталии, затем Борис принес вазелин, сделал мне минет, затем смазал вазелином мой писюн и свою дырку, лег на кровать лицом вниз и сказал: «Ложись на меня!». Я быстро взгромоздился на него, он рукой взял мой скользкий от слюны и вазелина член и засунул себе в отверстие, сказав: «Еби!». Мне не нужно было объяснять, что делать дальше, так как опыт (хотя и пассивный) у меня был, и я стал двигать тазом. Ощущения были необычные: обхват был намного плотнее, чем при оральном сексе и внутри было горячее.

- Быстрее! – попросил Борька.

Я почувствовал, что головка моего пениса оголяется, вызывая новые непривычные ощущения.

- У меня шкурка с пиписьки слезла, - испуганно сказал я своему старшему товарищу.

- Ничего, так и должно быть. Потом поправишь, - успокоил он меня.

- Дрочи мне! - скомандовал он.

Я взял в руку его елду и начал дрочить, не прекращая фрикционных движений. Через несколько минут вдруг его жопа, задрожав, стала сильно сжимать мой член и Боря кончил, изрядно изгадив простыню, а еще через некоторое время я почувствовал в гениталиях приятные спазмы.

Мы пошли в ванную, подмылись, и голыми сели пить чай. Борис поставил порнофильм анального секса между здоровым негром с огромной елдой и маленькой хрупкой девочкой. Его гигантская мотыга полностью заходила в маленькую попку девочки, и хотя она кричала, но было, похоже, что ей не больно, а, наоборот, очень приятно. Я смотрел на мотыгу негра и уже вставший член Бориса, сравнивая их: они были примерно одинаковые. Может быть, у Бори был чуть меньше. Странно, но в этот момент мне очень захотелось попробовать, и я, схватив в рот Борину елду, начал активно делать ему минет.

После он положил меня на живот и начал лизать мне анус, засовывая свой язык в мое отверстие. Было очень приятно, но я все-таки пугался, зная, какой у друга член. Видя мои опасения, Боря сказал, что если будет больно, то он немедленно прекратит. Далее он поставил меня раком, смазал мой анус вазелином и вначале засунул мне туда палец и стал им двигать, было не больно, но неприятно, но постепенно стало довольно классно. Затем он ввел два пальца: было немного больно, но боль была приятной и быстро прошла. В тот раз он только поводил членом между ягодиц, слегка засовывая часть головки в дырку, и кончил.

В другой раз через несколько дней после всех предварительных процедур он попытался засунуть член мне в анус уже на всю головку. Мне было больно и неприятно, наверно, я непроизвольно сжимал сфинктер, и стал плакаться, что больно, на что Боря сказал: «Расслабься и потерпи немного, сейчас все пройдет!». Затем он неожиданно ударил меня ладонью по попе, и я на секунду расслабился, и головка его огромного члена вошла в мою маленькую детскую попку. Было очень больно, чувствовалось жжение в анусе и распирание внутри, но я терпел, сжав кулаки и стиснув зубы. Борис проталкивал свой поршень дальше и вдруг я почувствовал довольно приятное ощущение, которое трудно описать. Сейчас я понимаю, что это он достиг простаты. Наконец-то почти весь его член зашел в меня, и он принялся делать аккуратные фрикционные движения. Стало менее больно, но и приятного было мало. Я терпел, сжав со всех сил кулаки и закусив губу. Через некоторое время елда Бориса задрожала и в меня потекла его сперма. Боря вышел из меня, и, положив меня на живот сел рядом. Ощущения были не из приятных: сильно болело анальное отверстие, из которого вытекала сперма.

- Не понравилось, - сказал Борис. – В первый раз никому не нравится. Отдохни немного, и если хочешь, повторим.

Мы пошли в ванную, Боря подмыл меня холодной водой. Я ощупал свой анус, к своей радости, не обнаружив никаких изменений, и довольно быстро боль начала затихать. Мы оделись, снова попили чай, посмотрели порно. Ебаться мне не хотелось, было все-таки больно, но я беззаветно верил Борису и подумал, что если он так говорит - то знает, о чем говорит, потому что много раз испытал это на себе. Также не хотелось огорчать моего старшего друга, которого безмерно уважал. «Надо повторить!» – решил я. Когда неприятные ощущения перестали меня волновать, я снял с Бори трусы и начал сосать его висячую елду. В моем рту она ожила, набухла и пришла в боеспособное состояние. Он подвел меня к письменному столу и сказал:

- Упрись в него руками.

Я так и сделал, Боря потянул меня за жопу, отчего я сделал шаг назад.

- Раздвинь ноги и прогни спину!

Я раздвинул, Боря присел на корточки сзади и вылизал мой анус. Затем он смазал мою дырку вазелином и одним движением вошел в меня. Он начал ебать меня, но тех сильных болезненных ощущений у меня уже не было, хотя вся его громадная елда полностью заходила в мою маленькую детскую попку. Этому я удивляюсь даже сейчас по прошествии стольких лет. Поэтому, когда сейчас слышу от взрослых женщин, что они не могут заниматься анальным сексом, потому что им «там» якобы все порвут, мне становится смешно. Если такой огромный «поршень» не порвал попку 9-летнего ребенка, то, что можно говорить о взрослых тетках? Какая-то боль все-таки была, но это была какая-то приятная боль. Мне стало приятно, кроме того Борис рукой дрочил мой стоящий на всю мощь писюн, и я испытал какие-то неповторимые ощущения, только намного сильнее и ярче.

Всю ночь после «этого» я не мог заснуть, но не от боли (очко хоть не сильно, но все-таки болело) от распираемой меня гордости: я же стал взрослым, я же стал мужчиной, я же ебался!!!

На другой раз через несколько дней уже никаких болезненных ощущений не было, было очень приятно.

Еще через несколько наших «свиданий», после принятия душа и взаимного сосания гениталий, Борис, улегшись на кровать, предложил:

- Вадик, если ты хочешь ебаться, то должен сначала поласкать своего партнера, как делаю я. Полижи язычком мою попочку. Не бойся, я же подмылся.

С этими словами он раздвинул свои булки, и моему взору открылся его, обросший черными курчавыми волосами, анус. Кожа вокруг него была намного темнее, чем на его ягодицах, шоколадного, почти черного цвета.

Я сидел рядом с Борей, со страхом смотря на его раскрытое очко, не решаясь сделать, что он мне предложил. Лизание жопы по тогдашним детским, пацанячим понятиям считалось большим западлом. Хотя к тому времени я сосал его член и даже глотал его кончину, но решиться полизать его жопу никак не мог. Наконец я нагнулся, нерешительно приблизил лицо к его заду и осторожно начал лизать. Пахло мылом, а вкуса никакого не чувствовалось. Сначала я старался не подходить близко к дырке, но потом, все-таки, коснулся ее языком. Это было интересно! Я начал обильно слюнявить дырку, стараясь, по совету своего друга, протолкнуть в нее язык. Не сразу, но мне удалось раздвинуть сфинктер и просунуть в него кончик языка. Боря застонал. Так продолжалось минуту, может две – не помню. Потом Борис, смазав вазелином мой писюн, засунул его в свою дырку…. и все опять повторилось.

В то лето мы с удовольствием занимались «этим» часто, при каждой встрече, не боясь «запалиться». Я никак не мог насытиться своими новыми ощущениями и очень скучал по другу, когда мы с родителями уехали на месяц в отпуск. Я познакомился с родителями Бори, стал как бы членом его семьи. Мои родители тоже знали Бориса, относились к нему хорошо, знали о нашей дружбе, о том, что я хожу к нему в гости, не догадываясь о наших более чем близких отношениях. В те времена никто «про это» не говорил, не писали в СМИ, потому что в СССР нет даже секса, а «такое» представить нельзя было даже в самом дурном сне.

Начался учебный год, и я пошел в 3 класс. Наши встречи стали редкими, потому что мы учились в разные смены, Боря готовился к экзаменам и продолжал встречаться с Мариной, к тому же у нас стало больше тренировок и свободного времени оставалось очень мало, но мы все равно встречались и играли в свои игры на протяжении всего года.

Весной следующего года мне исполнилось 10 лет, и пришлось на практике применить уроки, полученные у Бориса. В апреле или мае, когда уже было тепло, но еще не было изнуряющей жары, мы гуляли с одноклассником Сашей в роще-лесопосадке за нашим домом, где два года назад играли в «казаков-разбойников» с Игорьком и компанией. Сашка – высокий, симпатичный мальчик с весьма приятной внешностью, большими серыми глазами и стройной фигурой. Он был нашим отличником, правильным и очень прилежным мальчиком из хорошей интеллигентной семьи. Моим близким товарищем он не был, мы до этого никогда с ним не дружили и особо не общались, просто учились в одном классе. В тот день мы случайно встретились на улице, и пошли погулять в рощу.

Увидев те кусты, где меня «пытали» в тот раз, на меня нахлынули сильные воспоминания, от которых внизу живота что-то зажглось, и мой писюн самопроизвольно встал, и мне непреодолимо захотелось трахаться. Боря куда-то в это время уехал из города. Вокруг не было ни души, и я предложил Саше «поиграть в волшебную флейту».

- А как это? – поинтересовался Сашка.

- Сейчас покажу, это взрослая и секретная игра. Только сначала я тебе, потом ты мне. И никому ни слова! Идет?

- Идет! – согласился ничего не подозревающий Саша.

Мы отошли за кусты, я встал перед ним на колени, одним махом стянул с него тренировочные штаны вместе с трусами и, взяв в рот его мягкий, висячий членчик, начал сосать. Сашка обомлел от такого и ничего не мог ни сказать, ни сделать.

Я оттянул крайнюю плоть, обнажив его головку, и стал языком ее обрабатывать. Это был второй пенис, побывавший у меня во рту. Сашкин писюн был кисловато-солоноватым на вкус и имел какой-то непривычный запах, в отличие от Бориной елды, которая почти не имела ни вкуса, ни запаха. При «играх» с Борей мы всегда предварительно мыли свои гениталии. Здесь же все произошло экспромтом, и никто не мог помыть свои достоинства.

Постепенно пиписька его стала набухать и стала совсем твердой. Я вытащил ее изо рта и пальцами немного погонял туда-сюда шкурку. По сравнению с Бориной елдой и даже с моим писюном, Сашкин членик был совсем детским, наверно, не более 7-8 см в стоячем виде и чуть толще мизинца. Он легко целиком помещался в мой ротик. Но яйца его были очень крупными для его возраста, несоразмерны с его достоинством. Сашка продолжал стоять как парализованный.

- Теперь ты мне, - сказал я, вставая с колен.

- Я не могу… так нельзя… - проблеял он.

- Почему нельзя? Я же тебе делал! Мы же с тобой договаривались!

- Мне говорили, что так делать нельзя. Так делают только плохие люди.

- Но я же тебе делал! Я что плохой? Я же твой друг! – убеждал я его.

- Ты хороший и ты мой друг, но, говорят, если пососать пипиську, то можно отравиться…

- Но я же не отравился! – засмеялся я, – Давай, сделай мне тоже, а то я обижусь и не буду с тобой дружить.

- Ладно. Только недолго, - согласился Сашка и нехотя опустился на колени, от волнения даже забыв натянуть штаны. Я спустил свои брюки с трусами и на свободу вывалился мой уже стоящий красавец. Санек высунул язык и слегка лизнул головку, не отодвигая шкурки.

- Все! – сказал он.

- Нет, не все! Открой рот! – приказал я.

Он нехотя чуть-чуть открыл рот, я, засунул туда свой писюн и, крепко держа Сашку за голову, начал делать тазом возвратно-поступательные движения. Я стал увеличивать темп, и мой член стал доставать его горло, вызывая рвотный рефлекс. Саша стал вертеть головой, пытаясь избавиться от моего дружка, стал закрывать рот, зажимая зубами ствол члена и доставляя мне неприятные ощущения. Я вытащил обильно смоченный его слизью писюн и не дав пацану опомниться скомандовал:

- Ложись на живот, я тебе что-то покажу!

Саня был так ошарашен, что даже не пытался натянуть свои штаны, и покорно повалился голой писькой на траву. Я, содрав полностью с него штаны с трусами, лег ему на ноги и, раздвинув руками его ягодицы, начал лизать анус, засовывая туда язык. Саша обомлел окончательно и лежал тихо, боясь пошевелиться и что-то промолвить. Его анус тоже был не мытый и имел какой-то незнакомый мне, кисловатый вкус. Не прекращая обрабатывать его дырочку, я незаметно обильно смазал слюнями свой ставший каменным писюн (хотя он уже был хорошо смочен Сашкиными слюнями) и, одной рукой раздвинув его ягодицы, другой засунул своего дружка в Санину попку. Сашка не ожидал такого, не успел сжать свой анус и, поэтому головка моего члена сразу вошла в его дырку. В следующую секунду я вогнал своего красавца на всю длину. Санек успел только ойкнуть, а я начал его наяривать с темпом заводного зайца.

- Ты что делаешь!!! Ты же меня ебаешь!!! – наконец-то стал возмущаться он. (Именно «ебаешь», а не «ебешь» говорил он.)

Я продолжал свое дело, не обращая внимания на его протесты. Сашкина попка была меньше, чем Борина и приятнее и плотнее облегала мой член. Через несколько минут я почувствовал в своих гениталиях уже знакомые приятные спазмы. Я вытащил свой писюн из Сашкиной попки и стал натягивать брюки. Тут мой товарищ очнулся и заканючил:

- А я? Я тоже так хочу… так не честно…

Мне больше не хотелось трахаться и я стал собираться уходить, но Сашка продолжал канючить:

- Так не честно! Ты меня обманул! Ты – врун! Я с тобой не буду дружить!

- А ты никому не расскажешь? - спросил у него я.

- Конечно, нет!!! Я - могила!!! Мы же договорились!!! – горячо стал убеждать Саша.

- Матерью поклянись!

- Клянусь!!!

Я снова стянул штаны и лег на траву. Молодая трава приятно щекотала мои голые яйца и уже упавший пенис. Санек взгромоздился сверху и попытался засунуть свою пипиську мне в анус, но у него ничего не получалось: он тыкался, не находя нужного отверстия. Сначала я лежал молча, но затем мне неожиданно захотелось, чтобы меня трахнули и я сказал:

- Чтобы ебаться нужно сначала полизать жопу!

Сашка спустился ниже и начал лизать мне складку между ягодицами. Становилось все приятнее и приятнее, и мой красавец снова принял боевое положение.

- Засовывай язык в дырку! – скомандовал я.

Одуревший Санек стал засовывать свой язычок в мое анальное отверстие.

- Глубже, глубже!!! – приказывал я ему.

Он покорно выполнял мои команды, засовывая язык все глубже. Было очень приятно, и появилось непреодолимое желание принять его член в мою попку. Я, наслюнявив пальцы, смочил его писюн и легко ввел его себе в анус. Саша лежал на мне неподвижно, как колода.

- Еби меня! Двигай жопой, как я тебя ебал! – не выдержав сказал я.

Он стал неловко и неумело делать фрикционные движения. Ощущения были не такие сильные, как с Борисом. Его членик никак не доставал до заветной точки. Стало возникать чувство как будто хочется в туалет по большому. Вскоре мне это надоело, я стал опасаться, что кто-то придет и увидит нас.

- Все! Хватит! – сказал я.

Саша покорно вытащил свой писюн и встал с меня. Мы оделись и пошли гулять дальше.

- Так классно!!! Мне так понравилось!!! Давай в следующий раз опять будем ебаться!!! – захлебываясь от восторга, причитал Сашка.

На следующий день Санек сел со мной за одну парту, и мы начали активно с ним дружить. Через день мы снова пошли в рощу и все повторили. После этого мы еще несколько раз занимались «этим» в роще, у меня и у него дома. Все происходило по одному сценарию: мы сосали друг другу писюны, взаимно лизали анусы, затем трахались, засовывая пиписьки в анальные отверстия.

Через три недели приехал Боря. Мне очень хотелось похвастаться и я, не выдержал и после наших традиционных забав, рассказал по большому секрету ему про нас с Сашей. Я думал, что друг обидится, потому что я ему обещал не играть ни с кем в «волшебную флейту». Но Борис отнесся к этому спокойно и попросил пригласить Сашу к нему в гости показать и обменяться марками, посмотреть видик.

Я легко согласился, как ни странно, втайне надеясь на игру «на флейте» втроем, и поэтому уговорил Санька пойти в гости к Боре.

На другой день мы с Сашкой утром пришли к Борису домой. Я познакомил их, затем Боря показал нам свои коллекции, Саша свои.

Был конец мая, у нас уже наступили летние каникулы, было очень жарко, и Боря предложил всем раздеться до трусов. Что мы с Борей сразу и сделали. Саша немного замялся, но тоже снял шорты и майку и остался в одних трусиках. Затем Борис поставил видик с каким-то вполне приличным фильмом, мы начали смотреть. После просмотра фильма, Боря заявил, что стало чересчур жарко, вы пацаны вспотели, и предложил нам с Сашкой искупаться в ванне, после чего поесть мороженного и посмотреть другой фильм. Я с радостью согласился. Боря выдал нам чистые полотенца, а сам пошел на кухню готовить мороженое. Я взял немного колебавшегося Сашу за руку и повел его в ванную. Хотя мы с Борей ни о чем не договаривались, я в тайной надежде специально не закрыл дверь ванной на щеколду, завесив ручку полотенцем. Включив воду, мы сняли трусы, залезли в ванну и начали плескаться, дурачиться, играя своими пиписьками. Через какое-то время я предложил Сашке поебаться. Он сначала отнекивался, что неудобно: вдруг Борис зайдет, а затем, думая, что дверь надежно закрыта, согласился. Договорились – сначала я его, а затем он меня. Саша встал в воде раком, я, пристроившись сзади, стал его интенсивно дрючить. Вода с шумом выплескивалась из ванны. Вскоре мои надежды оправдались: в ванную зашел Борис и закричал:

- Ах, вы, развратники!!! Я все расскажу в школе и вашим родителям!!!

Санек онемел, а я, вытащив свой писюн из Сашкиной попки и, догадываясь, что это он не серьезно, запричитал:

- Не надо, пожалуйста, Боря! Никому не говори! Больше так не будем! Мы, что хочешь сделаем!

- Не говори никому, пожалуйстааа… Это первый и последний раз… - начал блеять Сашка, немного отойдя от шока.

- Хорошо. Тогда будете делать, что я скажу, - нехотя согласился Боря.

- Будем!!! – хором завопили мы.

Он снял трусы и приказал строго:

- Будете сосать мой хуй!!!

Саня, увидев Борину полустоячую елду, от ужаса оторопел. Я же, взяв этот, хорошо знакомый член в руку, засунул его в рот и начал сосать, заглатывая и двигая шкуркой. Через непродолжительное время его хер встал в моем рту в полный богатырский рост. Еще через какое-то время Борька вытащил свою елду из моего рта и скомандовал Сашке:

- Теперь ты давай! Соси!!!

Бедный пацан смотрел на Бориса и его гигантскую мотыгу темного цвета с диким ужасом, как удав на кролика, чуть не плача.

- Санек, пожалуйста, давай пососи! Это же не страшно. А то он все расскажет! – начал я умалять Сашку, подыгрывая Борису.

Саша осторожно, как будто боясь обжечься, взял огромный Борин хуй, обильно смоченный моей слюной в обе руки, и поднес его к своим губам, слегка прикоснувшись.

- Бери в рот!!! Соси!!! – командовал Боря.

Сашка просунул Борькину елду себе дальше в рот и стал неумело сосать. (Хотя к тому времени со мной он приобрел какой-то опыт и сосал уже вполне сносно). Борису это быстро надоело и он, взяв свой член в правую руку, а левой крепко придерживая Сашкину челюсть, чтобы он не мог закрыть рот, начал интенсивно дрочить ему в рот. Через несколько секунд он обильно кончил, наспускав Саше полный рот спермы, от которой последний в буквальном смысле чуть не захлебнулся. Бедный мальчишка вырвался и пытался убежать из ванны, плача и выплевывая сперму. Борька не на шутку испугался и кинулся его успокаивать. Сашка выскочил голым из ванной, мы с Борисом, тоже, в чем мать родила, побежали за ним. Боря поймал его и положил на родительскую двуспальную кровать. Бедного пацана душили слезы от унижения и обиды. Его лицо было все в слезах и сперме.

- Ты, Саша, молодец!!! Ты очень хороший пацан! Я никому не скажу! И ты тоже никому не говори! – уговаривал его Борька, обещая отдать понравившиеся Сашке марки.

Вдруг внезапно Борис нагнулся и взял в свой рот висячий Сашин членик и начал умело его сосать. Сначала Саня пытался вырваться, но затем под воздействием умелых Бориных действий, успокоился, перестал плакать и через несколько минут его висячий писюн набух и встал на весь свой не очень большой размер. Борька то подрачивал его, обнажая головку, то заглатывал его, то вылизывал ему яички. Когда Сашка окончательно успокоился, Боря спросил его:

- Ты ебал кого-нибудь?

В ответ Санек промурлыкал что-то нечленораздельное.

- Хочешь выебать Вадика? Он же тебя ебал, а ты его нет. Надо тебе его тоже выебать и вы будете квиты, - продолжал Борис.

Снова в ответ было что-то невнятное. Я лег на кровать лицом вниз, Борька положил Сашу на меня. Затем быстро взяв с трюмо какой-то крем, и смазав им мой анус и его писюн, он соединил их.

- Давай еби! – сказал он и принялся похлопывать Сашку по попке, задавая темп.

Уговаривать больше его не пришлось, Саня начал делать быстрые фрикционные движения. Боря тем временем встал на колени спереди нас и, размахивая своей елдой перед нашими лицами, продолжал похлопывать Сашину попку. Я, видя перед собой полустоячий Борин елдак, «вошел в раж», начал дурачится, то ловя его на язык, то беря его рукой и подсасывая. Зараженный моим дурным примером, осмелевший и возбудившийся к тому времени Сашка вслед за мной тоже стал ловить его языком и также брать его в руку, сосать и даже подрачивать. Борин член от всего этого встал, и был как хорошая дубинка. Мне было очень хорошо, но Саши мне все равно не хватало, так как его членик не доставал до нужной точки. Кроме того в моей заднице было море смазки и Сашкин писюн то и дело вылетал из моей дырки и Боре постоянно приходилось засовывать его обратно. Почему то захотелось, что как вы понимаете, странно для 10-летнего пацана, чтобы Борис выебал меня и я, потеряв стыд, и не стесняясь Сашки, попросил:

- Боря, давай ты меня!

Саша слез с меня, его стоящий членик легко выскочил из моей попки, он прилег на бок рядом с нами и стал обалденно смотреть на нас. Борис же, смазав своего гиганта кремом, одним махом засунул его в мое уже хорошо разработанное за сегодня отверстие. За мгновение его огромный елдак почти полностью вошел в мою детскую задницу и начал делать аккуратные фрикционные движения. Через несколько минут его член задергался во мне, влив туда уже небольшую порцию спермы. Боря осторожно вытащил своего гиганта из меня, и мы все пошли мыться в ванную.

Там Сашка спросил меня, было ли мне больно, но что я ответил, что нет, а было даже очень приятно. А Борис рассказал, зачем нужна сперма, как и зачем нужно ебаться и т.д.

- Сейчас вам нужно тренироваться между собой для того, чтобы, когда вы вырастите, могли легко удовлетворять девочек.

Саша слушал все это, раскрыв рот. Борька как бы случайно уронил наши трусики в воду и, повесив их сушиться, предложил не стесняться и ходить по квартире голыми. Мы согласились. Потом мы поели мороженое, после чего Боря поставил на видике порнофильм с красивыми девушками и юношами. Сашка смотрел на все это, обалдев и широко раскрыв рот. Его писюн стоял в постоянной боевой готовности. Последние три недели, а особенно за сегодняшний день у него было слишком много впечатлений.

После Борис лег на кровать «кверху воронкой» и предложил Саше, выебать его. Немного поколебавшись, он согласился. Тут все произошло примерно по тому же сценарию, как было у нас с Борей в первый раз. Сашка залез сверху и начал делать фрикции. Я сидел рядом на кровати и, увидев подымающуюся и опускающуюся попку пацана… Мой дружок тоже был в полной боеготовности. И я всадил его туда…

Через какое-то время Боря сказал, что ебаться в три этажа неудобно и вылез из под нас. Отойдя в сторону, чтобы его не видел Саша, Борька смазал кремом своего гиганта и, взяв в руку немного крема, показал мне знаком, чтобы я слез. Я выполнил его просьбу. Борис, мгновенно смазав Сашкин анус кремом, быстро засадил свой огромный член в попку ничего не подозревающего пацана. Саня от боли дико заорал и стал вырываться.

- Успокойся, сейчас все пройдет и будет хорошо. Все мужчины ебутся… Чтобы стать настоящим мужчиной нужно, чтобы тебя ебали… - успокаивал его Борька, затыкая ладонью его рот и продолжая его сношать.

Уже точно не помню, как долго он мучил бедного пацана и смог ли он снова кончить. Наконец он слез с него, Саша лежал на кровати с развороченной жопой и плакал. Боря продолжал его успокаивать:

- Больно только в первый раз… Сейчас все пройдет… Все мужчины должны ебаться для здоровья, чтобы разрабатывать простату.

Что такое «простата» и зачем ее надо разрабатывать, ни я, ни Сашка не знали, но верили Борьке, что это нужно делать, потому что наш друг - взрослый, умный и все знает.

- В первый раз мне тоже было очень больно, и я не плакал. А сейчас мне нравится, - поддерживал я Бориса, который пообещал подарить Сане понравившиеся ему марки и значки, а также несколько моделек машин.

Постепенно Саша успокоился, и мы все пошли мыться в ванную. После чего попили чай, посмотрели какой-то боевик. На прощанье, Боря, вручив Сашке обещанное, сказал:

- Поклянись, что никому не скажешь, что был у меня!

- Клянусь!!! Ты тоже никому не говори!

- Ладно, не скажу. Родителям тогда скажешь, что это тебе подарил Вадик или ты поменялся на что-нибудь, - согласился Борис.

На другой день мы встретились с Сашей, он сказал, что у него сильно болит жопа и к Боре он больше не пойдет, даже когда она перестанет болеть, несмотря на все приглашения.

Через две недели он с родителями навсегда уехал из нашего неуютного города. Это никак не было связано с произошедшим, просто здесь никто надолго не задерживался. Напоследок мы с ним еще раз встретились у меня дома и еще раз совершили развратные действия сексуального характера.

Тогда я не считал, что совершил по отношению к Саше что-то плохое. Сейчас постоянно испытываю муки совести, осуждая себя, но ничего поправить невозможно, что произошло – то произошло.

Этим же летом Бориного отца перевели в Москву, и они всей семьей уехали, а меня ждали «веселые» каникулы, о которых расскажу в следующей исповеди.

Но все равно было грустно: мне сильно не хватало своего друга. Я сразу лишился двух друзей, своих двух партнеров по «играм в волшебную флейту».

Я не считал тогда и тем более не считаю сейчас, наши отношения с Борисом любовью или чем-то подобным. Мне в то время нравилась одноклассница с большими зелеными глазами, а Боря дружил с Мариной и, по его словам, имел с ней интимные отношения.

Это были, как мне тогда казалось, интересные и приятные игры – «игры в волшебную флейту», точнее, «игры в пиписьки», своеобразная физкультура. В наших отношениях не было романтической составляющей: мы никогда не обнимались, не целовались, просто взаимно облизывали свои интимные места и засовывали свои гениталии в ротовые и анальные отверстия друг друга, наслаждаясь при этом необычными приятными ощущениями. Он разбудил мою плоть, привил любовь к сексуальным утехам. После этого, несмотря на мой очень юный возраст, во мне все горело - постоянно хотелось плотских игр. Это определило дальнейшее мое поведение на несколько ближайших лет и повлияло на всю мою жизнь. Удивительно, но, несмотря на столь бурное начало, я не стал педиком.

Через много лет на какой-то международной конференции в Нью-Йорке я встретил Бориса. Он, конечно, сильно изменился, но я узнал его сразу и боялся, что он также узнает меня. Но прошло 30 лет и он не признал в сорокалетнем представительном мужчине того 10-летнего мальчика из маленького южного городка с которым «дружил» в юности. На фуршете мы с ним разговорились. Сейчас Борис маклер на Уолл-стрите, весьма состоятельный, женат, имеет 4 детей и даже внуков. Он обратился ко мне с деловым предложением. Это предложение было весьма интересным, но я отказался сотрудничать с ним, не объясняя причины отказа компаньонам.

Похожие статьи:

Эротические рассказыСкрипи кровать - нам начихать (1часть)

Эротические рассказыИсповедь дрянного мальчишки. Часть 3

Эротические рассказыЭротомания - мое состояние

Эротические рассказыИсповедь дрянного мальчишки. Часть 1

Эротические рассказыНе жалею, что так получилось

Рейтинг: 0 Голосов: 0 357 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!